Экономика

«Означает будут грабить»: земляная реформа уничтожит «украинскость» Украины

1 июля в Украине стартовала так именуемая «Земляная реформа». Подписывая принятый Верховной Радой Закон от 31.03.2020 г. № 552, президент Владимир Зеленский дал обещание, что «... Никто ни у кого не будет забирать землю. Это чрезвычайно принципиально. Модель земляной перемены ориентирована ​​на развитие украинского фермерства и защиту интересов прежде всего маленького владельца».

Всё это время о земляной реформе не говорил лишь немой либо ленивый. «За землю» писали писатели, шутили комедианты, умничали политологи, брызгая слюной, голосили «нацики»: «Зрада! Нэ отдамо кормилицу!» Олег Ляшко в прямом смысле ел землю горстями, чтоб не досталась «ворогу». Даже безграмотные депутаты Верховной Рады от партии «Слуга народа» и те вставляли в горячие споры свои 5 копеек. Во время одной из обсуждений чуть ли не подрались соперники. Все ощущали, что дело о земле — серьёзное, можно сообщить — судьбоносное. Однако одно дело ощущать, другое — знать. В том-то и трудность, что о земле размышляли в главном люди, далёкие от осознания задач и перспектив развития земельной сферы. Истинные спецы, которые способны беспристрастно взвесить «за» и «против», в общественных дискуссиях земляной темы участия не воспринимали. Может быть, они что-то говорили в узеньких кругах, но их глас не многие слышал, в индивидуальности власть. А вот те, которые, упражняясь в пустопорожней риторике, фехтовали потёртыми штампами, были на виду, навязывая гражданам поверхностный и очень политизированный взор на положение дел.

Тут ярко проявилась, как по мне, наибольшая трудность Украины, которая состоит в том, что люди, которые обладают настоящими познаниями и опытом, от участия в муниципальном строительстве ОТСТРАНЕНЫ! Механизм ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ СЕЛЕКЦИИ, который был запущен в 2004-м году, продолжался все годы и концу 2019-го достиг апогея. Через пятнадцать лет «опытного хозяйствования» почва муниципального управления перевоплотился в МУСОР, неспособный к плодородию, не подлежащий ни удобрению, ни рекультивации. Из всех слоёв украинской земли вымыли полезные элементы. Царствует ЭРА НЕГРАМОТНОСТИ.

За введение рынка земли выступило большая часть финансистов, приводя массу доводов законодательного, общественного и финансового характера. Основной аргумент — человек обязан иметь возможность распоряжаться собственной собственностью. По моему мнению, данный аргумент, как и некоторые остальные, носят этот же популистский характер, как и резоны врагов земляной перемены, голосящих: «Руки прочь от земли! Не отдадим кормилицу капиталистам!»

Что означает распоряжаться? Считаю, что прежде всего маленькому владельцу будет предоставлена возможность ПРОДАВАТЬ землю, так как возможность передачи в наследие имеется и на данный момент, а обращения про то, что после перемены оформить наследие станет легче либо дешевле, не выдерживают критики. Как я знаю, порядок дизайна наследия в государстве изменяться не будет.

Ещё один аргумент — маленькому владельцу будет легче получить кредит в банке. А что мешает получить кредит на данный момент? Пожалуйста, бери под залог грядущего урожая. Почти все так и делают, невзирая на то, что банки дают кредиты без охоты и под высочайшие проценты. Вероятнее всего после отмены моратория «охота» у банков возрастёт и, может быть, даже снизятся проценты по кредитам. Однако! Кредиты будут выдаваться под залог ЗЕМЛИ и в случае неурожая банк заберёт не то, что вороны не доклевали осенью, а заложенную землю. Вот где «собака порылась», вот почему банкиры обеими руками голосуют за рынок земли!

Действовавший тогда руководитель миссии МВФ в Киеве Рон ван Руден сообщил, что запрет на продажу земли «мешает настоящему развитию сельхозсектора и использованию земли под залог для займов». Как вы думаете, о чём больше всего печётся МВФ — о развитии украинского сельхозпроизводства либо о возможности выдать кредит под залог украинской земли? Вопрос риторический.

Я не знаком с моделью земляной перемены, о которой говорил Зеленский, из-за её отсутствия. Судя согласно мнению президента, модель будет фермерская. Это ясно, не латино-американскую же модель брать за базу, однако, есть опаски, что конкретно такая в итоге и получится. Как-то так выходит, что неважно какая самая отличная мысль, перенесённая на украинскую почву, преобразуется в нехорошую. Про это говорит не лишь опыт проведения реформ, да и сегодняшнее состояние украинского страны в общем и земельного сектора в частности. Однако об этом ниже.

Фермерская модель имеет несколько видов, отличаем?? по структуре (маленькая-домашняя, средняя, большая), по способу организации и выделения финансовых средств (бездотационная, с прямыми субсидиями, льготная, регуляторная), по ориентации (на наружный либо внутренний рынок) и т. д. В конечном итоге — по существующим готовым образчикам. Какую модель подразумевается применять — американскую, польскую, голландскую, австралийскую? Определенного ответа на обыкновенные вопросы — нет.

Вероятнее всего, у властных структур Украины пока не сформировалось чёткое видение развития земельной сферы, а весь земельный дискурс сведён к вопросу снятия моратория с реализации земли.

Слушая выступления некоторых «профессионалов по земле», приходишь к выводу — они совсем не соображают разницу меж земляной реформой и рынком земли. Рынок — составляющая часть огромного, трудного, научно-аргументированного, многопланового, долгого по времени процесса земляной перемены, направленного на развитие сельхозпроизводства государства. Рынок же без перемены — одномоментная акция принужденного характера. Это посевная на минном поле! Это ломбард, куда несут последнее, чтоб искусственно продлить процесс неизбежного раззорения. В конечном итоге, это типичная форма проституции, когда нет остальных возможностей получить доход на жизнь. Не удивлюсь, если земля в ближайшее время станет предметом залога по наружным обязанностям.

Не представляю — в чём будет состоять защита интересов маленького владельца? По моему мнению, лишь в одном — в получении права продавать. Это прибыльно сначала государству. Земля будет продаваться и перепродаваться, а правительство будет зарабатывать. Заработать предстоит много, так как остальные источники заполнения казны работают чрезвычайно слабо, а сроки расчёта с займодателями неумолимо приближаются.

Наружный муниципальный долг Украины, который является частью валового наружного долга (ВВД), составляет 49 670,3 млн долл. США. А ВВД — 114 429,0 млн. долларов. ВВП Украины лишь с 2018 года стал немножко опережать ВВД, но уровень повышения ВВП не дают оснований для оптимистического настроя, в особенности в критериях приближения очередной волны мирового кризиса в отрасли экономики.

Скажу прямо — положение с наружными долгами такая, что рассчитаться по ним можно лишь в случае введения РЫНКА ЗЕМЛИ.

Меня постоянно поражало то, что какие-то дурачины приобретают украинские облигации. Позже сообразил — не подобные уже и дурачины. Украинские ОВГЗ владеют платежеспособностью из-за больших процентных ставок. Потому их с большим желанием приобретают. Берут, обычно, не серьёзные финансисты, а маленькие и средние биржевые спекулянты, которые распихивают украинские векселя по разным рынкам ценных бумаг. Но есть причина и у больших финансистов, которые играют «в длительную», а конкретно — огромные объёмы качественных сельхозугодий и общее достояние украинских недр. Когда объёмы ценных бумаг достигнут критичного уровня либо сконцентрируются в одних «очумелых ручках», покрыть их можно будет этими богатствами. Прежде всего — чернозёмом.

Уже создалась положение дел, когда МВФ, просчитав кредитную платёжеспособность Украины, убедительно просит отменить мораторий на продажу земли иностранцам. Вероятнее всего землю придётся продавать и Украину ждёт аргентинский вариант, когда из-за огромного наружного долга это государство обязана была передать иноземцам часть сельхозугодий.

Итак, главной задачей перемены является ПРОДАЖА земли для латания дыр в бюджете, а «защита интересов маленьких владельцев» — дело вторичное. Дискуссии, типа, реформа «сделает лучше, усилит и углУбит» — дымовая заавесь для жителей.

Сторонники перемены свидетельствуют о том, что в итоге отмены моратория обладатели паёв, не получающие достойной арендной платы, получат возможность или повысить её цена, или реализовать пай по неплохой стоимости. Здесь сходу появляется несколько вопросов:

  1. Как подорожание аренды отразится на себестоимости сельскохозяйственной продукции? Нет колебания, что себестоимость повысится, качество продукции понизится, и она станет безальтернативной на рынке. Понимая это, арендаторы навряд ли дадут согласие с повышением цены аренды. Может сложиться положение дел (либо её сложат), когда владелец земли не сумеет ни сам её обрабатывать, ни сдать в аренду по обычной стоимости. Означает, остается лишь реализовать. Что и требовалось обосновать!
  2. Вы думают, что за землю дадут неплохую стоимость? Я сомневаюсь! Дай бог, чтоб не отобрали за долги, не отжали рейдеры из «Нацкорпуса», при украинском-то беззаконии. Пока не выработается законодательная и нормативная база, также для ипотеки, не примется закон о рейдерстве, приступать к рынку земли чрезвычайно небезопасно. Есть отрицательные примеры Аргентины, Бразилии, Рф, когда опрометчивая реформа привела к криминализации действий, которые связаны с рынком земли. И кто даст европейскую стоимость в пока далековато не государству Европы? Может и дадут, но снова же — КТО?
  3. Ну, отлично — приемлим, продали по обычной стоимости. Продали, средства проели, пропили, вставили зубы, приобрели байк с коляской, часть дали детям, те уехали обучаться в город. Далее что? Жить за что? Тоже двигаться в город?
ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  США «защитили» от Турции подводный электрокабель из Израиля в Грецию

Основной вопрос, в соответствии с которым оптимисты и скептики разламывают копья — кто купит? У местных аграриев просто нет средств, так как кризис добрался и до них. Лично у меня нет колебаний, что НЕПЛОХУЮ землю по хоть какой стоимости скупят большие зарубежные сельскохозяйственные предприятия. О запретах для инородцев даже забавно говорить. Любые запреты просто преодолеваются, с этой целью существует масса обычных и трудных устройств.

Украина заходит во время неолиберализма, характеризуем?? тем, что промышленный капитал равномерно сдаёт позиции и власть перебегает к капиталу денежному.

Если ранее экономисты обслуживали промышленников, то сейчас экономисты-финансисты диктуют свою волю изготовителям, определяя не лишь номенклатуру и число продукта, да и его стоимость. На Украине также начались эти процессы и в ближайшее время местные промышленные олигархи и латифундисты старенькой формации будут задавлены инвест-банкирами новой эпохи. Конкретно это подразумевал Игорь Коломойский, когда говорил о будущем конце украинской олигархии.

Итак, какой следует вывод? Этот, что маленький производитель землю «не потянет». Средний и большой российский аграрий — тоже.

Ну разве что, правительство разработает и введет какую-то сверхэффективную, сверхвыгодную для российского производителя модель. Может быть так и будет. Я не отрицаю возможность неплохого, я только предупреждаю о вероятных последствиях отвратительного. Есть огромные колебания в том, что Зеленскому получится ввести модель, которая не соответствует интересам зарубежных производителей. Довольно вспомнить как западные «товарищи» нагнули Украину по «лесу-кругляку».

Исходя из убеждений развития сельхозпроизводства, не так плохо, если в него придут серьёзные заграничные финансисты и принесут ведущие технологии. Но и здесь есть одно огромное НО. Ведущие технологии не требуют значительного числа трудовых ресурсов. Собственники земельных участков будут усердствовать уменьшить трудовые издержки, к примеру, путём подмены местного трудового ресурса на больше дешёвый из государствами Азиатского континента, Африки и т. п. Это может привести к гибели украинского села как такого. А ведь конкретно село является носителем и хранителем той УКРАИНСКОСТИ, о которой так пекутся патриоты. Да, Украина может получить больше высокотехнологичное сельхозпроизводство, но можно ли его будет назвать УКРАИНСКИМ в том самом контексте государственных традиций, культуры, этики, морали? Ну и по самой сущности? Уже пробовали приготовить в европейском мультикультурном котле нового человека с внедрением чужеродных компонентов. Вышел очень ядовитый продукт.

Я солидарен с теми, кто, не отрицая земляную реформу в общем, считает отмену моратория опрометчивой. Вроде бы это не звучало пафосно, но земля — последнее достояние, которое не лишь по Конституции, да и реально (!) пока принадлежит народу.

Есть большая опасность, что так именуемая «конечная земляная приватизация» повторит приватизацию производственных объектов и главных фондов, когда всенародная собственность попала в руках маленького количества лиц, а народ остался с ваучерами, которыми или подтёрся, или продал за бутылку водки.

Для меня не стоит вопрос, необходимо ли проводить земляную реформу. Естественно необходимо. Вопрос — как проводить и когда. А ещё — для кого? До того как «браться за землю», нужно было:

  1. Провести (окончить) судебную реформу. Без добросовестного и независимого суда продажа земли перевоплотится в очевидный «дерибан».
  2. Провести (окончить) реформу органов охраны правопорядка и спецподразделений, запретив оным даже приближаться к вопросам касающимся земли, производства, бизнеса и личной принадлежности.
  3. Довести до разума Земляной Кадастр, который на Украине далёк от совершенства, проведя полную инвентаризацию земель, разобравшись с угодиями, которые принадлежат территориальным общинам, решив при всем этом дилемму неравенства «колхозников» и «совхозников», и почти все остальные нерешённые трудности.
  4. В обязательном порядке принять закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения. По другому начнётся чехарда перепродаж и рынок земли уйдёт в тень.
  5. Провести обширное обсуждение земляной перемены в средства массовой информации, в том числе на ТВ, с приглашением профессионалов из специализированных институтов, учёных — теоретиков и практиков, также лиц, конкретно занимающихся сельхозпроизводством: аграриев, хозяев агрокомпаний и т. п. В Вебе есть много материала, но там или категорическое «да», или жёсткое «нет». А ведь необходимо найти среднее решение, лучше организованное, но не спущенное сверху по воле кабинета президента, которое единодушно зафиксируют послушливые депутаты.

И лишь после выполнения вышеперечисленных пунктов — перебегать к всенародному голосованию. Либо не перебегать совсем… Признаюсь, мне никогда не нравилась эта коварная фраза — давайте спросим у населения. Во-1-х, как спрашивать? Хитрецкая методика голосований подразумевает такую постановку вопроса при которой ответить «нет» — просто нереально. В марте и декабре 1991 года в Украине были проведены два всенародного голосования и оба раза народ дружно ответил «да» на вопросы полностью обратного содержания. Во-2-х, у кого спрашивать? Какой резон «спрошать за землю» у городского обитателя либо у бабушки-пенсионерки, представление которой о земле основываются на кинофильме «Кубанские казаки», 1950 года выпуска? И в принципе, придерживаюсь представления, что не следует выносить на референдумы вопросы, в которых народ не разбирается либо разбирается поверхностно. А уж вопросы судьбоносные — тем паче.

Поверхностный взор сообщает, что Зеленский эту ответственность взял. Подымет ли гарант груз больше собственного веса? Не надорвётся ли? Не поторопился ли? Разработка и проведение схожей перемены просит еще большего времени, чем было израсходовано на Украине. Я уже не говорю о выполнении пунктов 1−5. О голосовании — в принципе молчу. Ясно, Зеленскому есть куда торопиться, поточнее, есть обстоятельства и силы, которые его торопят. И всё же, «скорострельность» внедрения законопроекта и сроки проведения земляной перемены — выходят за рамки разумности. Народная мудрость говорит: «Поспешишь — людей насмешишь». Что ж, гарант из шутников вышел в люди… Нежели чего, мы — городские и безлошадные — хоть посмеёмся.

Выше приведённые мысли: об ответственности за принятые решения, о спешке при взвешивании всех «за» и «против; колебаниях «получится -не получится» — носят чисто умозрительный характер, это только фигуры речи, игра слов и фраз. Вся эта аналитика имеет смысл в случае субъектности страны и самостоятельности его управляющих, чем украинское правительство повытрепываться не может. Зеленский стал главой государства, переданной предшественником во наружное управление. Управление искусно структурированное бессчетными внутренними институциями, такими как наблюдательные советы при госмонополиях, НАБУ, группы воздействия в Верховной Раде и кабинете министров. На их деятельность президент, к несчастью, воздействовать не может.

Герой 1-го популярного кинофильма, услышав в речи атамана махновцевкоторые вошли в поселок, слова «мы будем защищать интересы сельских жителей», произнес: «Означает, будут грабить».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»