Экономика

Почему власти Украины не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

Почему власти Украины не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

Почему власти Украины не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

27 апреля 2022 г.

Коба Джаурия

Имя Михаила Фридмана после 24 февраля нередко мерцает в заголовках. Он один из главных фигурантов санкционных списков нескольких юрисдикций – Европейского Союза, Англии, Австралии, Канады, США, которые были введены против уполномоченных лиц российского бизнеса.

Одновременно Фридман всевозможными способами пробует выразить удивление по причине введения против него индивидуальных санкционных мер и даже сетует на жизнь, так как, мол, обязан жить в столице Великобритании на две с половиной тысячи фунтов за месяц и ему не хватает средств на уборщицу. Вообщем, судя по материалам СМИ, не все так грустно – неделю назад, к примеру, Михаил Маратович был увиден в одном из наиболее дорогостоящих ресторанов Лондона. Что, согласитесь, очень смазывает воспоминание от его жалоб на бедность и превращает его речь об уборке дома в паноптикум.

Но не это самое увлекательное, однако репортеры, размещая вышеупомянутые материалы, ориентировались прежде всего на кликабельность заголовков. Однако если вдуматься в тему и провести маленькое исследование, то появляются куда больше достойные внимания вопросы.

Необходимо отметить, что схема активов Фридмана очень запутана, но понятно, что он в той либо другой мере имеет отношение, в том числе, к последующим компаниям: Альфа-Банк Российская Федерация, Альфа-Банк Беларусь, Альфа-Банк Казахстан, Альфа-банк Украина. Сеть гипермаркетов в Беларуси (БелМаркет) сеть гипермаркетов в Российской Федерации (Пятёрочка). Оператор сотовой связи в Украине (Киевстар) компания мобильной связи в Турции (Turkcell) и Beeline (Российская Федерация). Производитель минеральной воды IDS Borjomi. Английская инвестиционная компания LetterOne. Амстердамский торговый банк (Amsterdam Trade Bank). Нидерландская группа IT-организаций VEON.

Чтоб была ясна вся картина, поначалу поведаем про причины, которые и вызвали санкционные меры в отношении Фридмана. Оговоримся сходу – мы не даем оценку того, как они правильны и справедливы. Мы только приводим мотивацию тех государств, которые эти санкционные меры ввели.

Итак, Михаил Фридман был внесен в санкционные перечни на основании последующего: «Михаил Фридман – один из ближайших крупных бизнесменов Владимира Путина. Он – большой акционер «Альфа-групп», в которую заходит один из самых крупных финансовых организаций России – «Альфа-банк». Он – один из приблизительно 50-и богатых предпринимателей из России, часто встречающихся с Владимиром Путиным в Кремле. Он не действует вне зависимости от условий президента. Старшая дочь Владимира Путина Мария правила благотворительным проектом «Альфа-Эндо», который финансировался Альфа-банком».

В те же перечни попал и ближний партнер Фридмана – Петр Авен, которому, не считая остального, вменяют к тому же «дружбу с Владимиром Путиным, которая всходит к началу девяностых годов. В бытность руководителем Министерства внешнеэкономических связей Авен помогал Владимиру Путину, являющемуся в то время заместителю главы города Санкт-Петербурга, с делом в связи с расследованием комиссии Салье. Кроме того, он известен как особо хороший товарищ главы «Роснефти» Игоря Сечина, главного союзника Владимира Путина». В эти же санкционные перечни попал очередной партнер и товарищ Фридмана – Герман Хан, с примерно той же формулировкой.

Таковы мотивы коллективного Запада по поводу санкционных мер против Фридмана.

Последующий момент, на который следует направить внимание – Михаил Фридман 24 февраля в срочном порядке улетел из Российской Федерации в Лондон, где попробовал отдалиться от происходящего в Украине и отделиться от Владимира Путина, послав письмо работникам собственной инвестиционной компании LetterOne, в каком назвал эти действия «катастрофой». Письмо не было общественным, но о его содержании выяснила газета Financial Таймс (как, любопытно?). А LetterOne даже решила перевести 150 миллионов долларов в качестве поддержки «пострадавшим от военных действий».

Естественно, что это письмо никак не воздействовало на санкционные меры, даже больше, у Фридмана стали понемногу отбирать его собственность. Например, в Голландии признали нулем Амстердамский торговый банк (Amsterdam Trade Bank, ATB), являющийся подконтрольной организацией российского «Альфа-Банка».

А также, появились у Фридмана трудности и в Испании, где он обвиняется в коррупционных преступлениях и намеренном несостоятельности оператора сотовой связи связи Zed World Wide (ZWW). Zed World Wide взяла кредиты в общем размере в 140 миллионов евро, планируя расширение бизнеса. Большая часть кредитов была выдана банком, который находился под конкретным контролем Фридмана. После чего Фридман преднамеренно достигнул сокращения доходов компании, сделав все вероятное для того чтоб Zed World Wide не смогла рассчитаться с долгами. Последним шагом Фридмана было предложение купить ZWW в 2016 году за 20 миллионов евро.

В том же 2019 году судья Государственного суда Испании инициировал проведение расследования по ещё одному иску против Фридмана и компании LetterOne в связи с приобретением продовольственного ритейлера Dia. В иске против Фридмана заявляется, что он преднамеренно добивался снижения цены акций Dia, чтоб приобрести компанию по больше низкой стоимости.

Таково короткое описание того, что случается с активами Михаила Фридмана и его партнеров в Европе. Все прогнозируемо и разумно – санкционные меры в действии, Фридмана, как и остальных уполномоченных лиц российского бизнеса, заблокируют и лишают активов. Повторимся снова – мы не говорим о корректности либо неправильности. Мы исследуем логику событий, отталкиваясь от того, как они развиваются.

Итак, с Европой все ясно. Однако, не считая государств Европейского Союза и Англии, у Михаила Фридмана есть бизнесы и в Украине. Действия в какой, фактически, и вызвали все вышеперечисленные санкционные меры и деяния. Главные активы Фридмана в Украине – «Альфа-банк Украина» и доля в мобильном операторе «Киевстар», принадлежащая Михаилу Фридману через нидерландскую группу IT-организаций VEON,48 % акций которой находятся во владении LetterOne. К слову, этой же группе принадлежит и российская сеть Beeline.

В предвосхищении санкционных списков Михаил Маратович попробовал отдалиться от собственной российской группы – Фридман и Авен вышли из состава руководителей российского «Альфа-банка» и из наблюдательного совета «Альфа-банк Украина». Третьего марта партнеры вышли из LetterOne. Так Фридман пробует сделать воспоминание, что он не имеет воздействия в организации, которые входят в «Альфа-Групп», и не держит под контролем телеком-организации 3-х государств – Турции, Рф и Украины.

В LetterOne даже выпустили по данному поводу особый пресс-выпуск, в каком утверждали, что Авен и Фридман «не обладают даже пятьдесят процентов акций». «Я желаю выделить, что LetterOne не обладает контрольным пакетом акций VEON – ни исходя из убеждений управления, ни как понятие „контроль“, как оно толкуется в согласовании с работающим нормативно-правовыми актами», – писал CEO VEON Каан Терзиоглу.

При этом, аффилированная организация VEON в Украине – «Киевстар», как заявляет её СЕО Александр Комаров, также «получила огромную самостоятельность в принятии решений».

Примерно такая же положение дел и с «Альфа-банком Украина». По последней мере – формально. Там сообщили, что «Альфа-банк согласовал с Государственным банком кандидатуру доверенного лица, которому будет всецело передано право голоса по долям подсанкционных владельцев акций. Им станет болгарский финансист Симеон Дянков». И сообщили, что «Дянкову будет передано право голоса по акциям владельцев акций, чья репутация признана небезупречной».

Идет речь, прежде всего, о пакетах акций, которые принадлежат Михаилу Фридману (32,86 %), Герману Хану (20,97 %), Алексею Кузьмичеву (16,32 %), Петру Авену (12,40 %) и Андрею Косогову (3,67 %). Они все находятся в санкционных перечнях. Фридман – россиянин и Израиля; Хан – россиянин и Израиля; Авен имеет российское гражданство и Латвии, Кузьмичев и Косогов – жители Рф.

И вот сейчас, как говорил узнаваемый ведущий, внимание – вопрос. По какой же причине власти Украины не национализировали российские активы, притом принадлежащие людям из наиблежайшего окружения Владимира Путина? Вприбавок «Киевстар» является главным звеном в обеспечении кибербезопасности государства. Официальный Киев по данному поводу упрямо молчит. Так же молчит и Михаил Фридман.

Заместо них положение дел пробуют разъяснить специалисты, мнение которых мы приводим ниже.

Касательно «Киевстар», то, согласно мнению управленца одной из IT-организаций, предпосылкой быть может то, что «большая доля акций (сорок три процента) в VEON, а означает и в «Киевстаре», принадлежат личным западным компаниям и фондам, таким как один из самых крупных инвестиционный фонд Италии «Эксор», американский фонд Providence, Canadian Pension Fund». Кроме того озвучивается идея про то, что «правительство является малопродуктивным менеджером» и поэтому не хочет брать на себя эти функции.

Касательно «Альфа-банка», то здесь имеется объяснение Государственного банка Украины, который по данному поводу заявил последующее: «Альфа-банк Украина является системно принципиальным банком, работающ?? на территории Украины только в границах украинского законодательства». Кроме того в НБУ сообщили, что «банк имеет существенную долю на рынке депозитов граждан Украины. Размер средств, завлеченных банком от частных хозяйств, составляет приблизительно 48 миллиардов. грн., компаний — 24 миллиардов. грн».

Это разъяснение, на 1-ый взор закономерное, сходу теряет свою весомость, если вспомнить историю с национализацией «Приватбанка», бывш?? не попросту куда крупнее «Альфа-банка Украина», а в принципе смог стать системным банком, которые обслуживают фактически всю экономную систему государства и выше девяноста процентов бизнеса Украины. Но все эти причины не помешали Киеву забрать «Приват» у преследуемого олигарха Игоря Коломойского. Так что разъяснение НБУ никак не проясняет положение дел. К слову, вспомяните судьбу «Сберегательного банка РФ», который в Украине прикрыли еще года три назад.

Относительно «Киевстара» нет даже этого не чрезвычайно неоспоримого объяснения – правительство просто молчит. Представления профессионалов не могут приниматься в расчет, так как в этом случае позицию должно заявлять правительство. А её нет.

Касательно больше маленьких активов Фридмана, а они у него в Украине исчисляются десятками, то и тут Киев хранит подобное же упрямое молчание. И в принципе создает видимость, что ничего не знает.

В особенности удивительно это смотрится в условиях конфискаций активов остальных уполномоченных лиц российского бизнеса, которые на данный момент в самом разгаре. Однако Фридмана не трогают и в принципе создают видимость, что не знают, кто это этот. Там, где молчать не получается, выдвигают необычные разъяснения, которые в действительности ничего не разъясняют, а вызывают удивление.

По какой же причине не трогают активы Фридмана, в числе которых, напомним, один из 3-х государственных операторов связи Украины – «Киевстар» и «Альфа-банк Украина», который входит в топ-10 денежных заведений государства? Притом на украинскую власть почему-либо в данном вопросе совсем не оказывает давления Запад, интенсивно вмешивающийся в вариантах остальных граждан России.

Может, все максимально просто – Михаил Фридман действует по принципу «нежного теленка, который сосет 2-ух маток»? В Российской Федерации – он «товарищ Владимира Путина». А в Украине – «боец с российскими властями», перечисляющий сотни миллионов долларов «поддержки»? К слову, касаемо перечисленных фондом Фридмана LetterOne 150 миллионов долларов – они же вроде как должны быть заблокированы, так как находятся под санкционными мерами? Однако Фридман их почему-либо расслабленно перечисляет, куда ему охото. Необычные санкционные меры, вы не находите?

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»