Скандалы

Под крылом Усманова — как Стрешинский заработал свои млрд

Под крылом Усманова — как Стрешинский заработал свои млрд

Ноябрьские каникулы Иван Стрешинский провел с родственниками в собственном замке Château de Marienthal в окрестностях города Парижа.

Он прилетел во Францию на 6 дней, но настоящего отдыха не вышло — пришлось на день отлучиться в Москву. Как постоянно в таковых вариантах его выручил личный самолет Global Express.

У генерального директора холдинговой компании USM никогда не было собственного бизнеса, он управлял чужими. Как ему получилось стать мультимиллионером? «Существенная доля фуррора хоть какого человека связана с везением. Мне чрезвычайно посчастливилось повстречать на собственном актуальном пути наилучших преподавателей», — анализирует Стрешинский. К преподавателям он причисляет и собственного долголетнего работодателя Алишера Усманова. Еще в 2014 году он передал основному менеджеру три процента акций холдинговой компании, а в 2021 году прирастил его пакет в USM до пять процентов. Долю Стрешинского в холдинге (с учетом прямого владения акциями USM Telecom) Форбс оценивает в $1,3 миллиардов — и это самый высочайший итог в числе всех российских менеджеров. 

На взлет!

Стрешинскому посчастливилось сходу — с родителями. Его мать и папа проживали в Одессе, познакомились на пляже. После школы папа поехал обучаться в Москву в МАИ, а мать — в Таллинское музыкальное училище. Папа получил распределение в Киев в «КБ Антонова», мать приехала к нему, преподавала фортепьяно в музыкальной школе. Предки жили бедно, но при всем этом уже во втором классе наняли сыну репетитора по британскому, однако о поездках зарубеж тогда не было и речи.

В старших классах предки перевели его в другую школу — туда нельзя было дойти пешком, но там был математический класс. Вел его автор учебников по геометрии Исаак Кушнир, народный преподаватель Украины. с помощью его двойкам эту школу было трудно окончить с золотой медалью, зато после нее можно было совсем не сложно поступить в хоть какой университет.

Стрешинский пошел в МФТИ, но не в Долгопрудном, а в Жуковском — на факультет летательной техники и аэромеханики. Его отец занимался аэродинамикой и нередко ездил в Жуковский в командировки. Он и порекомендовал туда поступать. «Папа сообщил, что по его мнению это наилучшее. Я был послушливым ребенком», — вспоминает мультимиллионер. 

О собственном выборе он никогда не пожалел — в Физтехе ему повстречался очередной выдающийся преподаватель, его научный управляющий Павел Бабиков. Бабикова позвали на работу в Италию в личную организацию, которая занималась вычислительной аэродинамикой, работала по договорам с большими западными компаниями, такими как Aerospecial и Боинг. И он взял с собой наилучшего ученика. «Я был тогда несметно богат, у меня заработная плата в 1991–1992 годах была $3000, тогда это было чрезвычайно много», — вспоминает Стрешинский. Защищать диплом он прилетел в Москву с шикарными плакатами — рисунки изменения давления на поверхностях были написаны в Италии на цветном принтере, которых в Российской Федерации тогда еще не было.

По признанию Стрешинского, интереса к бизнесу у него никогда не было: «Если б не перестройка и её результаты, я бы, наверняка, до настоящего времени занимался наукой».

Возвратившись из Италии, он устроился на работу в «Микродин» управляющим информационно-аналитического департамента. Компания «физтеха» Дмитрия Зеленина, грядущего главу региона Тверской области, тогда не лишь вела торговлю техникой, да и скупала акции приватизируемых компаний. Одним из таковых компаний был завод «Пермские моторы», и Стрешинский стал одним из уполномоченных лиц компании в его совете руководителей. Данный бизнес «Микродина» показался юному спецу бесперспективным, и в следующем году он ушел. «Я им тогда написал огромную аналитическую записку про то, что не стоит заниматься тем, что не приносит средств, рекомендовал брать неф­тяные месторождения», — вспоминает Стрешинский. Однако его не послушали.

Тогда же на его пути возник преподаватель в лице предпринимателя Василия Анисимова — его компания Coalco занималась торговлей алюминием. К 1994 году предки Стрешинского уехали в Израиль, а старший брат Дмитрий проживал в Париже. Он был знаком с Анисимовым и попросил его взять на работу собственного брата Ивана. Анисимов сильно отлично помнит, как к нему пришел «юный красивый юноша из Физтеха, который все схватывал на лету». Парню было двадцать пять лет, и сначала он работал личным помощником предпринимателя: «Понимаете, такая придворная собака — занимался всем, начиная от билетов на самолеты и ресторанов, заканчивая подсчетом чего угодно».

Однако чрезвычайно скоро Анисимов осознал, что парня можно применять еще больше отлично, и сделал его поначалу главбухом Coalco, а позже денежным руководителем. В 1996 году Стрешинский по заданию Анисимова поехал в Швейцарию открывать там ритейлера.

Всеми сделками M&A в Coalco занимался тоже Стрешинский, однако ни денежного, ни юридического образования у него не было: «Навык обучаться чему-то новому был сформирован у меня еще в школе Кушниром и в институте. Бухгалтерия, деньги и юриспруденция — все это казалось простым и простым». В конечном итоге Анисимов провозгласил его гендиректором. 

Работая на бизнесмена, Стрешинский застал время «дюралевых войн» — Анисимов был владельцем акций Красноярского дюралевого завода (КрАЗ) и нередко брал головного экономиста с собой на переговоры. Жутко ли было Стрешинскому? «Честно говоря, нет. Небезопасными вещами занимался Анисимов и группа ребят, которые управляли заводами. Я ездил туда, но занимался деньгами. Мы были хорошо защищены Анисимовым в то время», — вспоминает Стрешинский. «На КрАЗе за период нашей кампании никого не уничтожили, не ранили, не избили, все живы, все работают. Как-то находили со всеми общий язык», — отмечает Анисимов.

Переходный период

14 сентября 2004 года вертолет с Анисимовым и Стрешинским на борту приземлился на площадке черноморской дачи грузинского бизнесмена Бидзины Иванишвили неподалеку от Батуми. В те времена основоположника банка «Российский кредит» звали Борисом, он уже переселился в Грузию и распродавал свои российские активы, также 2-ой по размеру в Российской Федерации Михайловский ГОК.

Дату участники событий запомнили навечно — это был день рождения брата Стрешинского, день рождения Дмитрия Медведева, и в тот же день на Далеком Севере на рыбалке кусочком от лопасти вертолета был убит старший заместитель президента и партнер «ЕвразХолдинга» Андрей Севенюк, которого Анисимов отлично знал.

С Иванишвили Анисимов тоже был отлично знаком и даже дружил. Конкретно потому на переговоры о сделке, в какой имел свои интересы иной его знакомый, Алишер Усманов, отправился конкретно он. Анисимов вышел из вертолета и направился в дом, Стрешинский остался ожидать его в кабине. Переговоры продолжались около тридцати минут. Сих пор хватило на то, чтоб условиться о стоимости — Иванишвили согласился реализовать МГОК за $1,65 миллиардов. Вместе с ним покупатели за $200 млн получали тридцать процентов «Тулачермета», и им доставался незапятнанный обратный капитал МГОК в размере больше $200 млн. Вместе с активами Иванишвили передал Усманову и Анисимову собственный холдинг «Металлоинвест». 

Беспримерной по тем временам сделкой занимался Стрешинский, и к окончанию года она была закрыта — Усманов с Анисимовым стали обладателями «Металлоинвеста» на принципе равенства. С этой сделки и начался постепенный переход Стрешинского от Анисимова к Усманову. В 2006 году Усманов предложил генеральному директору Coalco параллельно возглавить компанию «Газметалл», которую было намечено соединить с «Металлоинвестом». Анисимов не возражал — ему было уютно, что конкретно его управленцу партнер дал поручение заниматься необходимыми для них обоих делами. В «Газметалле» тогда мажоритарным партнером был Лев Кветной, он хотел уходить, и Стрешинский управлял сделкой по приобретению у него акций Лебединского ГОК и ОЭМК в итоге за $2 миллиардов.

В итоге приобретения толики Кветного и слияния «Газметалла» с «Металлоинвестом» в объединенной компании доля Усманова составила пятьдесят процентов, Анисимова — двадцать процентов, еще тридцать процентов остались у фонда напарника Усманова Андрея Скоча. Дело было изготовлено, и в 2007 году Усманов начал «поход в технологии» — покупались акции Mail.ru, «Мегафона», Фэйсбук. В 2008 году Усманов предложил Стрешинскому возглавить компанию «ТелекомИнвест» и отвечать за все технологические вложения холдинговой компании.

«Я с удовольствием согласился. Беря во внимание мое техническое образование, мне это было близко и любопытно», — разъясняет Стрешинский. Тогда он совсем ушел из Coalco. Позднее Анисимов с Усмановым разошлись.

«Василий не очень обожал все новое, а Алишер постоянно развивался, увлекался чтением различные переводные книжки, статьи, рос, находил новые связи. И в данной ситуации самые наилучшие люди, конечно же, ориентировались на него. Наилучшие — в смысле разума, верности, преданности, подобные как Стрешинский», — сообщил Форбс один из знакомых Стрешинского тех лет.

Как отреагировал на уход хорошего руководителя Анисимов? Как он сообщил, он не ревнует и не завидует, а лишь радуется за Стрешинского и постоянно готов отправить ему открытку со словами «Победителю-ученику от побежденного преподавателя». 

Стрешинский в общении с Форбс пару раз отметил, что он не предприниматель, а конкретно менеджер, никакими организациями никогда не обладал и никаких дел за рамками холдинговой компании не вел. За свою преданность он был щедро вознагражден: в 2014 году получил от Усманова три процента USM, а в 2021-м — еще два процента. Главными активами USM сейчас остаются «Металлоинвест», «Удоканская медь» и «Мегафон».

Откуда такая щедрость? В беседе Форбс Усманов называл Стрешинского гением, которого ему повезло повстречать на собственном пути вместе с Юрием Мильнером, Джеком Ма и Ремом Вяхиревым, и позднее рассказывал, что готов все свои акции холдинговой компании поделить меж руководством USM и семьей. Готов ли Стрешинский расстаться с ролью менеджера и стать полноправным владельцем бизнеса? Он заявляет, что даже мыслить об этом не желает. «Когда Усманов начинает это со мной каким-то образом обсуждать, я говорю: Алишер Бурханович, вы делайте, что считаете необходимым. Это ваша собственность, ваши акции, кому желаете, тому отдаете, как желаете, так и делите», — гласит Стрешинский. Он подчеркивает, что у Усманова большая семья: «У него сестры, много внучатых племянников и племянниц, которых он чрезвычайно любит. Потому, непременно, какая-то часть его акций в свое время отойдет семье». 

Обладатель и менеджеры

«Кем я был перед тем, как познакомился с Усмановым и со Стрешинским? Профессиональным бизнесменом, который занимался местными телевизионными радиостанциями. А через два года после знакомства я стал управляющим компании с выручкой $10 миллиардов и 30 000 служащих», — ведает бывший генеральный директор «Мегафона», основоположник Kismet Capital Group Иван Таврин в беседе Форбс по Zoom из собственного кабинета в кабинете на Лесной улице.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Супруга Медведчука сняла кинофильм о Московском патриархате, где она ездит на БМВ с номером "Паломница"

Таврина Стрешинский познакомил с Усмановым в апреле 2009-го в их кабинете на той же Лесной, чтоб обсудить объединение группы Таврина «Медиа-1» (включала 33 местные телестанции и 56 радио­станций) и «АФ Медиа Холдинговой компании» (МУЗ-ТВ, 7ТВ) Усманова. «На той встрече мне не надо было убеждать [Усманова], что это отличная мысль. Его главные вопросы были про то, что мы можем сделать с концерном из наших и его телевизионных каналов и какое у них будущее», — вспоминает Таврин. Как он сообщил, даже после того, как Усманов утвердил мысль объединения, еще около 3-х месяцев это решение обсуждали и критиковали с различных сторон. А Стрешинский поочередно его отстаивал. «Тогда мы с ним довольно очень сблизились и после чего стали много разговаривать», — вспоминает основоположник Kismet.

В сентябре 2009-го Стрешинский позвал Таврина на день рождения Усманова, который тот отмечал на собственной даче. И за прошедшие десять лет Таврин провел со Стрешинским и Усмановым больше времени, чем с кем-или еще.

«Ни один главный человек не мог показаться в нашей группе без того, чтоб Алишер Бурханович этого не поддержал и не провел с ним много часов», — удостоверяет его речь Стрешинский.

Еще одним таким главным человеком стал финансист, основоположник DST Global Юрий Мильнер, которому Усманов отдал $500 млн на покупку акций Фэйсбук и средства на остальные проекты. Мысль покупки Фэйсбук принадлежит Мильнеру, но обладатели социальные сети готовы были реализовать ему не более 1%, тогда они стоили $65 млн, а хотелось вложить значительно большее количество. Знакомство с Усмановым поменяло эту положение дел — он не лишь отдал средств, да и выдумал, как убедить Цукерберга: он дал обещание не добиваться места в совете руководителей социальные сети и дать её основоположнику доверенность на волеизъявление своими акциями. Переговорщиком в сделке выступал Мильнер, который в конечном итоге сумел приобрести примерно 10% компании, Усманов же остался в тени как «валютный финансист». С того времени такие сделки стали называть DST-type deal. Согласно мнению Стрешинского, на протяжении нескольких лет Мильнер и Усманов вместе вкладывали в значительное число выгодных проектов и до настоящего времени сохранили дружественные отношения.

Усманов посодействовал и основоположнику Mail.ru Group (новое заглавие — VK) Дмитрию Гришину. Когда тот ушел с поста генерального директора компании, мультимиллионер оставил его в совете руководителей. А также, он вкладывал в венчурный фонд Grishin Robotics, фокусируем?? на механизированных разработках. На данный момент Гришин без помощи других занимается своими проектами, но с Усмановым находится в приятельских отношениях.

Не последнюю роль Усманов сыграл в судьбе основоположника «ВКонтакте» и Телеграм Павла Дурова. «Если б не Алишер Бурханович, где бы на данный момент был Телеграм, непонятно», — гласит Стрешинский. В 2014 году во время акционерного конфликтной ситуации меж Дуровым и фондом UCP Ильи Щербовича, утверждавш?? что права на Телеграм принадлежат «ВКонтакте», Усманов занял сторону Дурова. «Мы заплатили UCP достаточно огромную сумму средств, условились с ними на приобретение «ВКонтакте». При всем этом условием сделки была передача Телеграм Дурову», — вспоминает Стрешинский.

Если б не Усманов и не Стрешинский, никакого Телеграм у Дурова не было бы, считает Таврин, который лично выкупил у Дурова двенадцать процентов «ВКонтакте». Как он сообщил, у Усманова очень развито чувство справедливости: «Он осознавал, что отбирать Телеграм у Павла таким методом было нелегально и несправедливо, и не сумел остаться в стороне», — разъясняет Таврин.

Очередной руководитель высшего звена, который годом ранее стал партнером Стрешинского и Усманова, а сейчас уходит в свободное плавание, — это основоположник «ИКС Холдинговой компании» Антон Черепенников. Со Стрешинским его свел общий знакомый из «Мегафона». Тем для дискуссий было две — компьютерный спорт и системы техсредств для обеспечения функций специальных мероприятий (СОРМ). «Мы растрачивали на реализация условий законодательства по СОРМ в «Мегафоне» достаточно огромные средства. Когда я познакомился с Антоном, который отлично разбирался в теме, то попросил его провести аудит. По итогам аудита я сообразил, как он профессиональный и многообещающий юноша», — гласит Стрешинский. Как он сообщил, Черепенников сделал много неплохого для компании, а USM посодействовала ему встать на ноги, также средствами, которые бизнесмен достаточно стремительно возвратил.

В октябре 2021 года появилась информация, что «ИКС холдинг» выйдет из состава USM Telecom. Согласно мнению Стрешинского, часть сегодняшних активов «ИКС холдинговой компании» остается в USM Telecom. Раскрыть, как конкретно будут поделены активы, он не согласился. «Черепенникову прибыльно продавать свои решения как можно дороже. А пока он снутри группы, он замотивирован сберегать её средства», — разъясняет Стрешинский. Стрешинский заявляет, что Усманов ценит собственных менеджеров и партнеров и предоставляет им шанс для самостоятельного развития. «Все главные люди, работавш?? в его команде, в какой-то момент становились партнерами. И он занес большой вклад в их будущее. Это касается Мильнера, Таврина, Гришина и такого же Антона Черепенникова. Без него они не стали бы теми, кем стали», — уверен Стрешинский. Таврин и Гришин с этим утверждением согласны. Дуров и Мильнер данные не не подтвердили. 

Любопытно, что Иван Таврин, как и Стрешинский, был владельцем акций USM. Усманов передал ему те же три процента, но лишь отчасти в качестве вознаграждения — Таврин занес в USM свои два с половиной процента акций «Мегафона». Когда в декабре 2017-го Таврин уходил из USM, ему предложили возвратить три процента и забрать все телевизионные активы. Вместе с тем по подсчетам Форбс, холдинг USM на конец 2017 года оценивался практически в $10 миллиардов, при этом, доля Таврина — $300 млн. Одновременно телевизионные активы стоили существенно меньше  — они были всецело заложены в банке ВТБ по кредиту на $200 млн, взятому на покупку толики в «СТС Медиа». Сам Таврин сообщил, что в действительности у телевизионных активов постоянно была положительная цена и он ни при каких обстоятельствах не считает себя ущемленным.

А что станет с толикой Стрешинского, если он тоже вдруг решит уйти от Усманова? «Я отношусь к нашей компании как к родным, которая объединена не лишь бизнес-интересами, да и человечьими отношениями, которые сложились в протяжении почти всех-почти всех лет. Потому таковых мыслей мне в голову не приходит. Я живу в гармонии с тем, что у меня есть на сегодня», — отвечает глава USM. Как он сообщил, самое основное, что различает Усманова от остальных, — он дает возможность работать, не изменяя своим принципам: «С ним в данном смысле просто, для него нет этого понятия, как цель оправдывает средства».

Рокер и Тетя Мотя

Стройная блондиночка в лаского-розовом боди позирует перед камерами под титрами «Тетя Мотя — псевдоним либо стиль жизни?». Через секунду легким движением ноги «нимфа» plus size выталкивает её из кадра. Данный клип группы «Ленинград» на песню «Фотосессия» с июля 2020 года набрал 4 млн просмотров. Тетю Мотю (она же Наталья Давыдова и Наталья Стрешинская) этими цифрами не удивишь: жена руководителя USM — узнаваемый фитнес-блогер. В Инстаграмм на нее подписаны практически 800 000 человек, реклама тут стоит от 400 000 рублей.

Со Стрешинским Наталья познакомилась в 2005-м в столице России на вечеринке у общих знакомых — женщина не так давно переехала в Москву из Смоленска, работала моделью, «снималась для каталогов одежки». Через неделю они сходили в кино на «Владыки колец». Достаточно скоро Давыдова и Стрешинский поженились, для него это был 2-ой брак. Его дочь от первого брака на данный момент обучается в Нью-Йорке в Колумбийском институте, сын трудится в структурах USM. Там же трудится и сын первой супруги, которого они воспитывали вместе.

С Натальей у него еще трое детишек — Иван, Дмитрий и Приятна. После рождения третьего малыша Наталья решила привести себя в форму, серьезно начала заниматься спортом и его агитацией. Она запустила online-марафон #Прессуйтело, написала несколько книжек, сделала фитнес-приложение Welps и ведет шоу «Битва за тело» на тв-канале «Ю».

То обстоятельство, что канал «Ю» принадлежит старому знакомому Стрешинского Таврину, — совпадение, запустить передачу ей предложила знакомая, сестра Таврина Ксюша, гласит Наталья.

Согласно мнению блогера, она решительно воспрещает супругу применять «административный ресурс», чтоб оказывать помощь её карьере. Она не сорит средствами, работает на равных со собственной командой — летает по мере необходимости экономклассом, с Форбс дискутировала по Zoom из трехзвездочного гостиницы в Сербии.

Муж все таки ей помогает, устраивая «сарафанное радио»: под надзором Тети Моти он похудел на 40 кг (и у этого преподавателя был прилежным учеником) и сейчас советует её знакомым.

В столице России пара снимает таунхаус, в принадлежности у них дом в Московской области, вилла на Лазуревом Берегу и замок неподалеку от Версаля. Шикарное земельное владение постройки 1852 года принадлежало семейству французских коллекционеров искусства Вильденштейнов, после погибели бизнесмена Алека Вильденштейна в 2008-м замок достался его вдове, российской модели Любови Ступаковой. Снутри — антиквариат, мрамор, заместо портретов владельцев страусы в средневековых платьицах и шикарный рояль. На нем играет старший сын Ваня. Еще он играет на банджо и трубе и желает стать проф музыкантом. «Это гены отца», — с гордостью гласит Тетя Мотя.

Стрешинский издавна и серьезно увлечен музыкой: его рок-группа ISB в 2020-м выпустила собственный 1-ый альбом Runaway, песни для которого писал бойфренд его старшей дочери Оскар Нейдхарт. Стрешинский подарил альбом супруге на день рождения и сделал её генеральным продюсером группы. «Понимаете, я бы желала, чтоб Иван двигался на крутой тачке, этот весь рок-звезда, и ему вослед говорили: «Ну верно, с данной-то бабой! Сам бы он так не раскрутился!» — писала Наталья.

Мультимиллионер дарует супруге не лишь свое творчество. В 2020 году пара получила 38-метровую судно, которая была построена итальянской верфью Custom Line. Имя лодки — Nataly S. 

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»