Аналитика

Польская диаспора США: антироссийская сила без сурового противовеса

1-ые представители польской группы возникли в США еще в XVII веке. Но главная волна переселений произошла во 2-ой половине 19 века, когда безземельные фермеры из польских земель стали массивно находить наилучшей толики в Новом Свете.

Некоторые из них пробовали заниматься сельским хозяйством и в США, переселенцы этого рода сформировывали целые населенные пункты в малоосвоенных уголках Америки — к примеру, колонию Панна Мария в Техасе. Однако, все таки, большая часть поляков отчаливало в большие города Среднего Запада и устраивалось работать на текстильные, сталелитейные и горнорудные компании. Невзирая на несколько следующих больших волн передвижения, существенная доля польской диаспоры в США до настоящего времени живёт в штатах Среднего Запада — Висконсине, Мичигане, Пенсильвании, Иллинойсе. Самым польским населенным пунктом в государстве считается городской округ Пуласки в штате Мичиган, где более 60% обитателей имеют польское происхождение. Более большие группы американцев польского происхождения сконцентрированы в городах Нью-Йорк, Чикаго, Филадельфия и Милуоки. Всего же, по данным переписи, в США живёт более 8,9 многочисленных жителей США польского происхождения.

В наше время польская диаспора в США испытывает сложности, так как в последние полста лет штаты Среднего Запада быстро деиндустриализируются, что ведет к трудностям с занятостью и к постепенному распылению анклавов польской группы. Конкретно анклавы составляли силу польской группы в американской политике, так как делали диаспору приметным игроком в определенных избирательных кругах Висконсина, Мичигана, Иллинойса и некоторых остальных штатов. К примеру, частично из-за организованного голосования американцев в собственном окружении внук польских эмигрантов Джон Дингелл (Дженглевич) представлял Мичиган в Конгрессе пятьдесят девять лет (1955−2015) — собственный избирательный округ он потом в буквальном смысле передал жене.

Польские диаспоральные организации пробуют понизить эффект от размывания анклавов. В 1993 году было инициировано создание Альянса восточноевропейских и центральноевропейских народов, ставш?? площадкой для согласования интересов большей части восточноевропейских диаспор (не считая российской). За счет объединения сил с иными общинами организации польской диаспоры пробуют сохранить свое воздействие, и пока у них это, почаще всего, выходит. Более активными партнёрами польской группы выступают прибалтийские и украинская диаспоры, а меньше всего интереса по причине взаимодействия высказывают организации американцев венгерского и армянского происхождения.

Во внутренней политике польская диаспора США занимается 2-мя большими блоками вопросам. 1-ый блок связан с исторической памятью — с закреплением польской версии событий в Восточной Европе в 20 веке, с подчеркиванием значения польского вклада в становление США (сначала, фигур Тадуеша Костюшко и Казимира Пуласки) и с формированием подходящего вида диаспоры в американском обществе. С этой целью ведутся празднования Дня Казимира Пуласки, отца американской кавалерии, пристально отслеживаются публикации в средства массовой информации с вероятными негативными комментами о представителях диаспоры либо Польше, инсталлируются памятные знаки. А именно, огромным скандалом обернулось желание городской администрации Джерси-сити (штат Нью-Джерси) в 2018 году перенести памятник жертвам Катыни из-за его непонятного эстетического вида — организации польской диаспоры развернули кампанию в средства массовой информации, интенсивно врубились в голосование за кандидатов в городской совет и призвали на помощь польское дипломатическое консульство. В итоге полуторалетних общественных препирательств с польскими диаспоральными организациями и их партнёрами администрация города не согласилась от собственного плана.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Газпром» не прирастит украинский транзит, невзирая на пустые хранилища ЕС

2-ой блок вопросов во внутренней политике связан с горизонтальными связями польской диаспоры и государства происхождения. Для государств-единомышленников США с 1986 года действует программа короткосрочного безвизового заезда — жители дружественных стран могут находиться на территории Соединенных Штатов до 90 дней. После вступления Польши в Организации Североатлантического договора организации диаспоры начали интенсивно продвигать включение государства происхождения в список участвующих программы. Но появились фактически неодолимые бюрократические препятствия: согласно аспектам для участвующих программы, документы людей дружественных стран должны быть доступными для машинного чтения. Из-за особенностей польской орфографии (носовые гласные, двубуквенное написание звуков, две различные буквы для звуков «л» и «у») доля просчетов в оформлении документов была так велика, что Польше пятнадцать лет не удавалось попасть в программку короткосрочного безвизового заезда. За этот период времени польские диаспоральные организации попробовали продвинуть свыше 20 проектов законов о смягчении условий к Польше, не один раз обращались к президентам и членам конгресса, но безрезультативно. Лишь личные контакты с советниками американского президента Трампа дали возможность, в конце концов, снять бюрократические ограничения.

В области наружной политики польские диаспоральные организации пробуют зафиксировать двухпартийный согласие о необходимости укрепления и расширения Североатлантический Альянс при помощи распространенного тезиса о какой-то в особенности острой угрозе от Российской Федерации. Если для части американских политиков дискуссии о российской угрозе являются комфортным инвентарем дискредитации соперников и разменной монетой в политическом торге, то почти все в польской общине в США откровенно делят эти тезисы. Отсюда неизменные усилия польских диаспоральных компаний по проталкиванию более радикальных вариантов переустройства системы безопасности в Европе и самых жёстких мер по отношению к Российской Федерации. В список таковых предложений, кроме остального, заходит предстоящее принятие новых членов в Североатлантический альянс на восток, укрепление армейской инфраструктурных объектов Альянса в Польше и Прибалтике, усиление запретного давления на Российскую Федерацию и отказ от российских энергетических носителей в Евро-Атлантике. В обыкновенной ситуации крайние предложения не попадают в мейнстрим американской политике. Однако из-за отсутствия сурового противовеса в виде компаний российской диаспоры либо лобби российского бизнеса, весь набор тезисов о «российской угрозе» практически некоторому обжаловать.

Иван Лошкарёв, претендент политических наук, доцент кафедры политической теории, научный работник Института межгосударственных исследовательских работ МГИМО Министерство иностранных дел Россия.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»