Аналитика

После поражения США: Южный Кавказ в контексте афганских событий

Содержание

Пресс-клуб «Джейран Медиа» предал гласности 14 сентября статью о рисках и возможностях, которые несет новая политическая конъюнктура в Афганистане на Южный Кавказ.

Грузия

На протяжении почти всех лет Грузия была одним из самых крупных поставщиком военного контингента на одного человека для миссии под управлением США в Афганистане и единственным одним из самых крупных поставщиком трудовых ресурсов из государств, которые не входят в Организации Североатлантического договора.

Военные Грузии находились в Афганистане больше полутора десятков лет, 1500 боец находились там на вершине размещения. Для Тбилиси эта миссия рассматривалась прежде всего как трамплин для членства в Организации Североатлантического договора и средство укрепления союза с Соединенными Штатами.

Кроме того 26 августа было объявлено про то, что Правительство Грузии решило о размещении в государстве части мигрантов из Афганистана, что может нести внутри себя некоторую опасность и для Грузии, и региона в общем.

В разговоре с пресс-клубом «Джейран медиа» о положении дел вокруг Афганистана и её воздействии на Южный Кавказ ведущий научный работник Института межгосударственных исследовательских работ МГИМО Министерство иностранных дел Рф и основной редактор журнала «Интернациональная аналитика» Сергей Маркедонов подчеркнул:

«Считаю, что, идя на схожий шаг, Грузия, сначала, пробует удостоверить ещё раз, в этом случае на афганском направлении, свою верность мысли западной единстве. Давайте не забывать, что это государство издавна принимает участие в операциях, проводящие Североатлантический Альянс в общем и Соединённые Штаты в частности. Можно вспомнить и об опыте операций в Косово и в Ираке. Если говорить про Афганистан, то Грузия присоединилась к Межгосударственным силам содействия безопасности под покровительством Североатлантический Альянс в августе 2004 года и занесла собственный значимый вклад. За всё время афганской операции Грузия растеряла 32 человека убитыми и 435 раненными. Грузинский контингент был самым большим ненатовским контингентом. Чем доводы насчёт секьюритизации парируются с тбилисской стороны? Афганцы, что прибудут в Грузию — это те люди, которые приклнны Западу, потому Тбилиси, фактически, поддерживает деятелей, приклнных США. И в данном смысле помогают американцам».

Говоря о вероятных вызовах для региона в связи с решением кабинета министров Грузии расположить у себя часть мигрантов, специалист представил вероятный сценарий развития событий:

«Если разбирать различные сценарии, то в принципе это может быть. Однако, мне видится, что если разговаривать о каком-то воздействии афганской положении дел на Кавказ в общем и на Грузию в частности, то это, наверняка, не прямое, а опосредованное воздействие. Что я имею в виду? Почти все члены радикальных групп воспринимают победу талибов как наказание Штатов и западной цивилизации, как эпический и символичный провал. И тут есть возможности для активизации. Те люди, выступающие с радикальных позиций в той же самой Грузии (совсем необязательно, чтоб они с настоящими талибами („Талибан“ — организация под запретом в России) когда-или встречались и когда-или могли быть партнёрами) воодушевятся. Материализовавшаяся идея, что ведомую державу мира можно поставить на колени и после чего продвигать какие-то свои цели и ценности в жизнь, — это заразно. В Грузии есть опасности, есть трудные исходя из убеждений безопасности территории».

Окончание миссии Североатлантический Альянс в Афганистане — только одно из нескольких событий, которые заставляют грузинских политиков волноваться про то, что их надежды на Организацию Североатлантического договора, постоянно слабенькие, могут еще более угаснуть. Уход из Афганистана также говорит об завершении программы США по обучению размещенных там грузинских сил.

Сейчас, когда США и иные западные партнёры все почаще выражают свое возмущение внутренней политикой Грузии, и когда сама Грузия достаточно нередко идет на радикальные для Запада шаги, уход США и единомышленников из Афганистана может привнести определенные издержки в отношения Запада и Грузии.

Однако Грузия — это не Афганистан, поддержка и участие западных единомышленников как и раньше рассматриваются как основной катализатор демократических реформ в Грузии. Афганский портфель показал, что Соединенные Штаты могут, зависимо от внешнеполитической повестки, осуществить пересмотр свой курс по отношению к Грузии и приметно снизить уровень помощи. Это причина для властных кругов озадачиться о необходимости выстраивать независимую многовекторную международную политику и балансировать свои отношения на интернациональной арене. Ровная зависимость от влиятельные страны, как это показал портфель с Афганистаном, приводит к тому, что политические элиты не готовы отвечать на угрозы без помощи других, так как обычно вопросы помогали решать наставники и консультанты снаружи. Схожий прецедент по собственной сущности небезопасен для юных стран — их элиты ждут денежной поддержки и поддержки от европейских и американских коллег, но, во время лишившись опоры, утрачивают возможность стоять, а это ведёт к распаду государственности и перетекает во внутриполитический хаос.

Армения

Касательно Армении, то здесь положение дел смотрится достаточно разноплановой. Во-1-х, в Афганистане нет людей Армении, а армянский миротворческий контингент окончил свою цель еще в марте.

Во-2-х, для Армении принципиальным является и то, что с уходом США и союзнических сил из Афганистана существенно снизится роль республики Азербайджан как транзитной государства. Большой размер американских грузоперевозок в Афганистан исполнялся через Азербайджан. Данная государство была некоторым плацдармом для Соединенных Штатов и единомышленников и игралась приметную роль в поддержании и строительстве «демократии» в Афганистане. Это добавляло Азербайджану доп международную значимость.

Но есть и 2-ой вариант развития положении, если Турция попробует вовлечь Азербайджан в Афганистан и заручиться определенной поддержкой в рамках вероятных начинаний. Это, со своей стороны, может втянуть их в длительную и непредсказуемую авантюру.

«Практически на днях, когда я просматривал информационную ленту, новые публикации, какие-то комменты, нашёл мнение армянских профессионалов, что Турция, которая, может быть, войдёт в Афганистан, отвлечётся от Армении, и это отлично. Я считаю, что Турция всё-таки будет иметь определённую систему ценностей. Любая государство, играющ?? на разных шахматных досках, всё-таки имеет ценности. Турция, естественно, пробует выйти за рамки того понятия, которое обычно учёные определяют термином „средняя держава“. Она пробует говорить на равных с Соединёнными штатами, с Российской Федерацией, даже вступать в какие-то споры с Китайской Народной Республикой и Индией и т. д. Вопрос — как хватит ресурсов для настолько трудной политики», — подчеркнул Сергей Маркедонов.

Азербайджан

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Вашингтонский институт выдал социологический опрос по Армении: «Пашинян держит удар»

Азербайджан, как и Турция, в протяжении долгого времени поддерживал тесноватые связи с органами власти Афганистана.

Первой гражданской авиакомпанией, которая открыла рейс в Кабул после отстранения режима талибов, был азербайджанский авиационный перевозчик AZAL. Кроме того средством азербайджанской личной авиаперевозчики Silk Way совершалась существенная доля грузоперевозок из разных государств мира в Афганистан.

Азербайджан принял участие в гражданских проектах, оказывал Афганистану гуманитарную и техно помощь и был некоторым плацдармом для Соединенных Штатов и единомышленников.

1-ое миротворческое отделение из республики Азербайджан прибыло в Афганистан в 2002 году, чтоб присоединиться к являющимся в то время Межгосударственным силам содействия безопасности (ISAF). 20 один азербайджанский боец, один офицер и один унтер-офицер были первыми сотрудниками миротворческих сил из региона Содружества Независимых Стран, которые несли службу вместе с армией Североатлантического альянса.

В 2015 году азербайджанские сотрудники миротворческих сил присоединились к Resolute Support — миссии под управлением Североатлантический Альянс по обучению, оказанию консультаций и оказанию поддержки в Афганистане, последовавш?? за ISAF. Согласно ситуации на май 2021 года там служили 120 азербайджанских сотрудников миротворческих сил, также 2 офицера-доктора, 6 штабных офицеров и бойцы. Кроме того Азербайджан помогал перевозить продукты союзным вооруженным силам, облегчая и ускоряя военную логистику. Около сорока процентов грузов, которые были предназначены для армии Североатлантического альянса в Афганистане, проходило через Азербайджан — через так именуемый транспортный Лазуритовый коридор — это один из кратчайших путей из Афганистана в Европу, в каком постоянно нуждался Афганистан.

Но вместе с вероятной значимостью республики Азербайджан могут показаться и определенные издержки, и вызовы как для самого государства, так и для целого региона Южного Кавказа.

Во-1-х, необходимо помнить, что Лазуритовый коридор кроме принципиального транспортного пути несет внутри себя и возможности для перевозки наркотических средств, на которых завязано восемьдесят процентов экономики Афганистана, и может стать главным элементом для предстоящего их распространения, в которых талибы нуждаются как никогда.

Во-2-х, велика возможность распространения и экспорта исламского радикализма в государства Южного Кавказа, в особенности в Азербайджан и Турцию, что очень плохо может воздействовать на весь регион, который располагается в конфликтном состоянии и чрезвычайно далек от мирного устроения.

Затрагивая тему вероятного распространения и экспорта исламского радикализма, специалист подчеркнул:

«Угрозы, естественно, есть. Однако суть в том, что Азербайджан — это такая чрезвычайно сложносоставная государство, если говорить об исламе. Другими словами четкое соотношение шиитов и суннитов тяжело найти. Обычно говорят шестьдесят пять процентов шиитов,35 % суннитов, но процессы суннитизации в Азербайджане в последние два десятки лет проходили интенсивно. Если разговаривать о радикальных течениях в Азербайджане, то они чрезвычайно разнонаправленные. Выходит, что одни члены радикальных групп, приемлим, с шиитской стороны не чрезвычайно приемлют какие-то радикальные суннитские течения. Потому разговаривать о том, что это будет какой-то единый оркестр, который был направлен против безопасности республики Азербайджан, наверняка, нельзя».

В-3-х, Азербайджан, как и иные государства Южного Кавказа, в особенности Иран и Турция, может столкнуться с неконтролируемым потоком мигрантов из Афганистана, которые станут суровым вызовом для всего региона.

Эту дилемму уже можно проследить в Азербайджане, где 23 августа приблизительно 40 переселенцев из Афганистана попробовали провести несогласованное мероприятие протеста в Зимнем парке.

Переселенцы добивались от представителя Управления верховного комиссара ООН по делам мигрантов в Азербайджане направить внимание на их трудности.

На сегодня в Азербайджане располагается порядка 1200 переселенцев из Афганистана, которые не имеют статуса мигрантов. Если притоки афганских мигрантов в Азербайджан продолжатся, то это может стать суровой гуманитарной трагедией для государства и всего региона.

Самый удручающий сценарий во всем этом — это то, что Азербайджан могут втянуть во внутриафганские разборки, соблазняя его предположительными большими выгодами, но, как считает специалист, в Азербайджане достаточно трудное отношение к новому витку кооперации с Турцией, однако оно не постоянно транслируется на публике.

«С одной стороны, данному рады, так как эта кооперация дала возможность воплотить такую долгую мечту Баку, как восстановление неприкосновенности территорий государства, но, с иной — вовлечение в какие-или проекты — к слову, это касается не лишь афганского направления, да и Турецкой республики Северного Кипра, — вызывает опаски по причине вероятных последствий. Ведь признай Баку ТРСК, Греция либо Кипр могут пойти на симметричные шаги и признать провозгласившая о своей суверенности НКР. Такому прецеденту в Азербайджане могли быть не рады. И потому думаю, что кооперация с этим же Пакистаном и вокруг Афганистана пройдет всё-таки достаточно осторожно, так как азербайджанская дипломатия, в общем, различалась постоянно выдержкой и взвешенностью, достаточной аккуратностью. Однако в ближайшее время стильно разговаривать о том, что Баку стал чуть не вассалом либо клиентом Анкары считаю, что в данном есть некое публицистическое преувеличение. В действительности все намного труднее», — резюмировал специалист.

Разумеется одно, что вопрос стабильности в регионе и безопасности границ примыкающих стран станет предметом коллективной работы Рф и КНР, так как США ясно объяснили, что их интересы, которые существовали в 2001 году, сейчас не находятся и, как следствие этого, у Вашингтона нет необходимости нести большие людские и денежные утраты.

Положение дел на местах является результатом 2-ух десятков лет просчетов и провальной политики, проводимой 3-мя прошлыми администрациями США, также невозможности лидеров Афганистана управлять во благо собственного народа. Усилия обошлись Соединенным Штатам в 2400 боец и 1 триллион долларов. Ясно одно — США проиграли в регионе, им не получилось достигнуть ни одной из задач интервенции в Афганистане.

Создатели: Дмитрий Абазов, Нино Скворцова, Ляман Намазалиева

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»