Аналитика

Посол Афганистана в столице России — о обсуждениях, талибах, поддержки Рф и будущем государства

Посол Афганистана в Российской Федерации Саид Тайеб Джавад отдал огромное интервью СМИ, в процессе которого сообщил о намерениях проведения межафганской встречи на самом высоком уровне в Пакистане, об угрозе захвата Афганистана талибами и готовности получать вооружения у Рф. Текст интервью, взятого Лейлой Тураяновой, дается в оригинале.

Невзирая на отсутствие развития на межафганских обсуждениях в Дохе, США уберут вооруженные силы к 11 сентября. Не думаете ли Вы, что это лишает «Талибан» (движение запрещено в России) стимула продолжать переговоры с кабинетом министров Афганистана? Имеется ли у Кабула опаски, что после вывода зарубежных войск талибы попробуют осуществить захват государство и вернуть исламский эмират?

— Дохийское соглашение было подписано с тем, чтоб обеспечить упорядоченный вывод вооруженных сил США. В итоге, не следует изумляться, что обсуждение мирного соглашения на межафганских обсуждениях идёт медлительно. Естественно, процесс мирного урегулирования намного больше труден. Касательно кабинета министров Афганистана и политического управления государства, они готовы говорить. Вы читали обращения, изготовленные нашим президентом, парламентом, представителями оппозиции, бывшим президентом Хамидом Карзаем — все готовы говорить, двигаться на переговоры в хоть какое место. Однако трудность заключается в «Талибане». Все они еще считают, что вооруженный захват вероятен, невзирая на то что они ясно слышат не лишь от афганцев, да и от Российской Федерации, Ирана, Индии, что этого не допустят, это нереально и накладно.

Как мне понятно, переговоры в Дохе поставлены на паузу. Когда подразумевается их осуществить возобновление?

— Не дальше как вчера были споры о возможности восстановления переговорного процесса в Дохе. Переговоры в официальном порядке не останавливались, они притормозились, так как интенсивно готовилась встреча в Стамбуле, которая не свершилась своевременно приемущественно из-за «Талибана». Мы сообщили, что готовы, и наши турецкие соратники прилагают много сил, чтоб провести заседание. На данный момент также идет обсуждение встречи в Пакистане, это нечто новое. Я считаю, принципиально, чтоб имеющие влияние государства, в особенности Российская Федерация, Иран, Пакистан и иные, побудили «Талибан» сесть в переговорный процесс, непринципиально, на какой площадке.

Когда может состояться встреча в Пакистане?

— В процессе последней встречи начштаба наземных вооруженных сил Пакистана генерала Камара Джаведа Баджвы в Кабуле, было предложено способствовать прямой встрече меж кабинетом министров Афганистана и «Талибаном» в Пакистане. В прошедшем с похожей просьбой к главу правительства Пакистана Имрану Хану обращался наш президент Ашраф Гани. Однако Имран Хан позже сообщил, что «Талибан» не согласен.

Подразумевается, что в Пакистане будет двухсторонняя встреча афганских сторон либо интернациональная конференция?

— Нет, это будет двухсторонняя встреча.

На высочайшем уровне?

— На самом высоком уровне.

Другими словами во встрече будет участвовать президент Афганистана?

— Это зависит от того, на каком уровне будет представлена иная сторона, это будет этот же уровень, на который даст согласие «Талибан». Если политическое управление талибов на самом высочайшем уровне приедет и будет готово говорить, наш президент, глава Высшего совета по национальному перемирию Абдулла Абдулла также готовы примут участие.

Инфы о дате встречи пока нет?

— Еще как бы нет, но мы возлагаем надежды, что она состоится. Будем признательны, если Пакистан сумеет способствовать данному и посодействовать в организации встречи.

А конференция в Стамбуле остается в повестке дня?

— Она перенесена, но работа идет. В действительности принципиально, что приготовление к встрече идет издавна с той целью, чтоб иметь четкую повестку, достигнуть итогов, выработать правила ведения переговоров для фуррора конференции. Я помню, когда была заключено соглашение о проведении конференции в Стамбуле, правительство Афганистана настаивало на том, чтоб это не было просто «мы приедем, сядем и будем глядеть, что случится». Нет, должны быть ясная повестка, сроки, также правила ведения переговоров, чтоб предупредить сценарий, который случился в Москве, когда талибы заместо того, чтоб провести прагматичную встречу, просто оскорбляли всех присутствующих в переговорном процессе. Этого необходимо недопустить.

Другими словами на сегодня талибы согласились принимать участие в стамбульской конференции? До этого они отказались туда двигаться.

— Нет, они мечутся туда-сюда, они никогда не сообщили верно «да» либо «нет».

А имеется ли информация о вероятных сроках конференции?

— Еще как бы нет. Если исходить из моего опыта, место, которое вы выбираете для мирных переговоров, принципиально, это часть позиционирования, фуррора. Честно говоря, не должно поражать, что мы смотрим задержки в процессе. Это была длительная война, непростая война, в нее вовлечено много местных причин, межгосударственных игроков, вывод вооруженных сил США. В итоге, ждать, что это будет принято решение за день либо неделю — очень оптимистично.

— Получилось ли сторонам найти какие-то точки соприкосновения на обсуждениях в Дохе?

— Ну, по последней мере, практически все процедурные вопросы были решены. Существует два метода ведения переговоров: 1-ый — когда они не ограничены по времени, когда вы ведете переговоры, чтоб достигнуть итогов, так длительно, как это требуется. 2-ой — когда вы устанавливаете сроки: «Давайте придем к договоренности за 20 дней, 30 дней» и тому схожее. Дохийские переговоры не ограничены по срокам и длительности. Встреча в Стамбуле не обязана иметь открытый конец, да и не обязана быть очень недлинной, как в столице России, где переговоры продолжались полдня. Нужно найти верное решение, чтоб переговоры не продолжались очень длительно, но одновременно принесли желаемые показатели.

Разработало ли афганское правительство единую дорожную карту разрешения?

— Да, у нас есть всеобъятный план по установлению мира, но мира следует достигать постоянно на базе обоюдного решения обеих сторон. Мир — это постоянно достижение взаимовыгодных решений, принятие позиции иной стороны.

По каким вопросам правительство Афганистана готов к взаимовыгодному решению, а по каким нет?

— Мы не пойдем на взаимовыгодное решение по базовым, базисным правам афганских людей — на голосование, на участие в политическом процессе. Для дам — получать образование и иметь равные права с мужчинами. Однако все в Афганистане утомились от военных действий и кровопролития. Потому каждый готов пойти на применимые жертвы надеясь на то, что эти жертвы приведут к длительному и честному миру

Я считаю, что афганский народ показал, что готов принять «Талибан» в качестве части кабинета министров, части политического процесса Афганистана. Однако талибы обязаны иметь один глас наряду с большим количеством других афганцами, они не должны определять, как управлять Афганистаном, как должны жить афганцы. У них есть права — если они желают жить так, как они желают — это совсем приемлимо, это их выбор. Однако они не должны заставлять остальное население подчиняться их воле и жить по их деспотическим правилам.

Вы сообщили, что фуррор переговоров почти во всем зависит от площадки. Где было бы лучше проводить переговоры, исходя из убеждений кабинета министров Афганистана, в Дохе либо где-или еще?

— На всех мирных обсуждениях у каждой стороны есть желательная площадка. Если б решение зависело от афганского кабинета министров, то наилучшая площадка для нас — это Кабул либо Кандагар снутри Афганистана. Это их государство, это наша государство, приезжайте и ведите переговоры в Кабуле либо Кандагаре. «Талибан» предпочитает проводить переговоры в государствах Персидского залива, так как им там уютно, они и их семьи там проживают.

Однако для фуррора мирных переговоров площадка и сроки вторичны. Что вправду принципиально — так это то, что, во-1-х, талибы должны понять, что они не могут осуществить захват контроль над Афганистаном военным методом, а во-2-х, даже если они это сделают, они не смогут им управлять. Они не будут воспользоваться поддержкой ни снутри Афганистана, ни в регионе, ни поддержкой мировой общественности, чтоб вернуть так именуемый исламский эмират. Если «Талибан» это осознает, они будут вести переговоры

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Дурень думкой богатеет»: на Украине подсчитали потерянную прибыль

Потому всем, кто заинтересован установлении мира и стабильности в Афганистане и регионе, будь то Российская Федерация, Иран, США, Пакистан, Индия, страны арабского мира, принципиально довести до «Талибана», что никто не потерпит исламский эмират, так как он будет небезопасен для Афганистана, для региона, для интернациональной безопасности. Люди не желают установления исламского эмирата не поэтому, что им не нравится, как смотрятся талибы, а так как они уже это пережили, они видели, к чему это привело — к разрушению инфраструктурных объектов, статуй Будды, образовательной системы в Афганистане, наплыву радикальных частей из арабских государств для перевоплощения Афганистана в базу террористической деятельности в регионе. Во время исламского эмирата Афганистан был изолирован, Афганистан был беден, в Афганистан не поступала интернациональная поддержка, система образования и экономика были всецело парализованы.

Глава Соединенных Штатов Америки Джозеф Байден сообщил, что Вашингтон попросит государства региона, в том числе Пакистан, Российскую Федерацию, Китай, Индию, Турцию, делать больше для поддержки Афганистана. Планирует ли правительство Афганистана после вывода зарубежных войск укрепить связи в сфере безопасности с Российской Федерацией?

— Естественно, мы всевозможными способами приветствуем главную роль Рф в мирном процессе, мы ценим принципную позицию города Москва по предотвращению восстановления исламского эмирата и исключения лидеров «Талибана» из санкционных списков ООН до реализации их обязанностей в отношении процедуры мирного урегулирования. Это два принципиальных принципа Рф, которые мы ценим. В действительности мы бы желали не лишь этого, но того, чтоб Российская Федерация больше работала с нами, с народом, кабинетом министров Афганистана для сотворения устойчивого мира. Если Российская Федерация против исламского эмирата, следовательно, она обязана что-то делать, чтоб предупредить захват Кабула талибами, она обязана конструктивно работать с нами. Это отлично, что Российская Федерация гласит «нет» определенным вещам, но время от времени мы слышим от наших коллег в столице России: «Мы подождем и поглядим, что будет, и будем больше принимать участие уже позже». Я прошу моих российских коллег работать с нами конструктивно, чтоб сформировывать будущее, но не ожидать грядущего.

Какого конкретно участия Рф вы ждете?

— У Рф есть воздействие в Пакистане, Иране и Индии, она может это применять, чтоб отправить точный сигнал «Талибану», она может больше оказывать помощь нашим силам безопасности в вопросах ремонтных работ старенькой российской техники, которая у нас имеется — в особенности вертолетов и остальных видов техники. Тут огромное место для взаимодействия. Мы бы желали, чтоб это все начало реализовываться, заместо ожиданий: «Мы поглядим, что будет, когда американцы уйдут». Нет, мы должны работать сообща, чтоб сформировать будущее.

Планирует ли афганское правительство приобрести у Рф вооружения и военную технику?

— Да, если Российская Федерация даст согласие. Однако в Российской Федерации проходят подготовку наши кадры для силовых структур Афганистана, в особенности ведомства внутренних дел. Мы возлагаем надежды, что Российская Федерация изучит возможность ремонтных работ имеющейся армейской техники, в особенности вертолетов, также предоставит возможность подготовки пилотов и механиков.

Специальный уполномоченный российского президента по Афганистану Замир Кабулов до этого сообщил, что Российская Федерация изучает вопрос о передаче Кабулу партии продукта «Спутник V» на безвозмездной базе для вакцинопрофилактики служащих нижней палаты парламента Афганистана. Достигнута ли соглашение?

— Я рад, что он дал обещание поставки «Спутника V» для нас, но в протяжении 5 месяцев мы так ничего и не узрели. Мы обратились к кабинету министров РФ с просьбой, но мы не узрели никакого продвижения в данном вопросе. Мы опасаемся 2-ой либо третьей волны коронавирусной инфекции, как в Индии и остальных местах, мы знаем, что «Спутник V» чрезвычайно эффективен, потому, если нам предоставят вакцину, мы воспользуемся этим.

Имеется ли у кабинета министров Афганистана возможность для закупки прививки?

— Если нам сообщат, что предоставят вакцину, мы найдем метод её получить, в том числе покупку либо местное создание.

Российская Федерация и Афганистан не так давно условились о восстановлении работы двухсторонней межправительственной комиссии по торгово-финансовому взаимодействию. Когда запланировано совещание и какие проекты будут обсуждаться?

— Чрезвычайно скоро в столице России, точно в течение пары месяцев. Были некоторые перемены в руководстве ведомств как в Афганистане, так и тут, мы разрешили вопросы материального обеспечения. Есть много сфер взаимодействия, которые мы желали бы обсудить с нашими российскими сотрудниками. Мы бы желали брать больше российских продуктов, в особенности древесной породы, пшеницы, стали, также найти пути для поставки продукции афганского сельхозпроизводства на рынок Российской Федерации. Так как мы строим больше стальных дорог в Афганистане и используем российскую колею, мы получаем оборудование и локомотивы в Российской Федерации.

В вашем прошлом интервью вы рассказывали, что Российская Федерация и Афганистан изучают вариант открытия прямого воздушного коридора для торговли. Имеется ли прогресс в данном вопросе?

— Ранее Российская Федерация импортировала много сухофруктов из Афганистана. Мы усердствуем возвратиться к прежним размерам торговли. Первой предпосылкой, по которой торговля меж 2-мя государствами уменьшилась, естественно, стал коронавирус, 2-ая состоит в том, что некоторые продукты, которые мы брали у Рф, на данный момент доступны в Республике Казахстан и Узбекистане по больше низкой стоимости. Однако люди до настоящего времени предпочитают высококачественные российские продукты. Потому мы возлагаем надежды на активизацию торговли, также вложений. Мы приветствовали бы вложения организации из России в большие инфраструктурные проекты, в особенности создание электрической энергии, газ, также в реконструкцию некоторых старых объектов инфраструктурных объектов, которые были построены СССР.

Мы планировали провести финансовую заседание в мае, но, к несчастью, из-за коронавируса она была перенесена. Мысль в том, чтоб найти возможности для сотрудничества афганских и организации из России. Так как время от времени организации из России бывают встревожены безопасностью в Афганистане, но, если они сотрудничают с афганскими компаниями, опасности безопасности понижаются.

Если разрешите, последний вопрос больше личного характера. Вы уже ни один месяц работаете в столице России. До этого вы занимали посты главы посольства в США и в Англии. В чем ваша миссия в Российской Федерации различается от работы в этих государствах?

— Во-1-х, жизнь в столице России различается от жизни в столице Великобритании и в Вашингтоне, и, если честно, люди лучше могут услаждаться жизнью в данном живом и космополитичном городе. Это неповторимая изюминка города Москва, и мне это вправду нравится. Кроме того люди еще больше гостеприимны и честны в том, что им нравится и что нет. Однако в том, что касается работы, которую мы исполняем, она не так различается: отношения с Москвой, как и с Вашингтоном, и с Лондоном, не ограничены сотрудничеством с министерством зарубежных дел. У нас есть широкий круг сотрудничества с учеными, что мне нравится, институтами, академией, музеями. Трудность, с которой сталкивается тут афганская диаспора, подобна той, которая есть в столице Великобритании. Положение дел в США различаются, так как там имеется программа резвой интеграции, люди стремительно получают гражданство и не так очень нуждаются в услугах посольства собственной государства происхождения. Тут почти всем людям как и раньше требуются консульские услуги. В общем я получаю наслаждение от того, что я в таком космополитичном, чудесном городе, как Москва, и рассчитываю поглядеть больше регионов и городов Рф летом.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»