Экономика

Поставят ли санкционные меры США под вопрос взаимодействие Республики Белоруссия и Рф?

Республика Беларусь и Российская Федерация прошедшие десятки лет проживают под неизменным запретительным давлением со стороны Евросоюза и США. Для города Москва новый шаг противоборства со западными государствами последовал после событий на Украине 2013−2014 годов и вхождения Республики Крым в состав Россия. Для Республики Белоруссия же, для которой санкционные меры являются нормой с момента избрания на должность руководителя страны Александра Лукашенко, которые определяют стали выборы президента, прошедшие 9 августа 2020 года. При этом вплоть до недавнего времени вводимые ограничения со стороны Брюсселя либо Вашингтона фактически не тревожили официальный Минск, в связи с тем, что впрямую не затрагивали главную ветвь белорусской экономики — нефтехимическое создание.

Понятно, что США еще во время 2006—2008 годов поэтапно вводили санкционные меры в отношении белорусских нефтехимических компаний. Предпосылкой стали прошедшие в 2006 году очередные выборы президента, на которых, как и в 2020 году, одолел Лукашенко. Тогда Вашингтон обвинил официальный Минск в нарушении прав и свобод человека, подделки результатов голосования и карательных мерах в отношении политических соперников белорусского лидера. Финансовые санкционные меры задели 9 компаний Республики Белоруссия: Новополоцкого НПЗ «Нафтан», альянса «Белнефтехим» и его консульства «Белнефтехим США», Белорусского нефтяного торгового дома, «Белшины», «Гродно Азота», «Гродно Химволокна», «Лакокрасок» и «Полоцк Стекловолокна». Тогда все консульства «Белнефтехима» в ФРГ, на Украине, в Латвии, Рф и КНР, также американское дочернее отделение альянса были внесены в перечень так именуемых блокированных лиц и институтов, счета которых должны быть заморожены. А также, гражданам и компаниям США было запрещено заключать сделки либо вести дела с обозначенными отделениями альянса. Как проявили последующие действия, официальный Минск не направил значительного внимания на ограничения, однако в протяжении следующих лет и пробовал их опротестовать.

Захват государственной власти на Украине 2014 года и определенные сложности в белорусско-российских отношениях привели к изменению позиции Вашингтона к белорусским в руководству. В течении нескольких лет США и Республика Беларусь сделали ряд шагов навстречу друг дружке, что стало основой для заморозки введенных до этого санкционных мер. А именно, с октября 2015 года был наложен мораторий на обозначенные выше ограничения в отношении альянса «Белнефтехим» и компаний, которые входят в его состав, который в следующем продлевался раз в год. Это дало возможность белорусскому изготовителю опять развернуть бурную деятельность за океаном. Действия начала 2020 года и совсем стали прорывом в белорусско-американском взаимодействии. На волне еще одного нефтяного кризиса, который связан с отсутствием в первые три месяца поставок российского сырья на белорусские НПЗ, Минск согласился приобретать нефть в США. В июне в литовский порт Клайпеда прибыла 1-ая партия американского сырья, после этого глава министерства зарубежных дел Республики Белоруссия Владимир Макей сообщил, что поставка нефти из Соединенных Штатов Америки в республику — это не разовый шаг, а длительная программа. 2-ой судно прибыл как раза в день голосования за выборах президента, 9 августа, после этого поставки закончились. США не признали результаты волеизъявления, назвали Лукашенко неправомочным руководителем страны и дали обещание ввести против официального Минска новые санкционные меры. При этом, в отличие от Европейского Союза, который в протяжении следующих месяцев ввел три пакета ограничений, санкционные меры США задели только нескольких белорусских госслужащих, что опять не вызвало никакой особенной реакции в Минске, в связи с тем, что они не затрагивали финансовое взаимодействие 2-ух государств. Нехорошие действия для Республики Белоруссия стали развиваться только в апреле этого года.

19 апреля Министерство финансов США по предложению Государственного департамента отменил мораторий на санкционные меры в отношении 9 нефтехимических компаний Республики Белоруссия, истекавш?? 26 апреля. Официальным причиной снова стало осложнение ситуации с гражданскими правами в республике и наличие в государстве больше 300 политических заключенных. При всем этом американские власти утверждали, что белорусское управление может недопустить новых санкционных мер, если высвободят врагов Лукашенко, но в Минске оставили без внимания это требование. В конечном итоге Вашингтон поменял действующую генеральную лицензию 2G на 2H, в соответствии с которой партнёрам всех из подпадающих под санкционные меры 9 компаний советуется окончить все операции с ними в течение 45 дней. По истечении этого периода, с 3 июня 2021 года, санкционные меры будут восстановлены. В «Белнефтехиме» сообщили, что решение Соединенных Штатов по восстановлению санкционных мер является «необоснованным и бесперспективным» и полностью могли и далее байкотировать американские ограничения, если б не следующие действия.

Стало разумеется, что, как и в случае с российским проектом «Nord Stream 2», запретные ограничения Соединенных Штатов могут суровым образом стукнуть не лишь по белорусским компаниям, да и по их партнерам, утрата которых для Республики Белоруссия очень нежелательна. Невзирая на то, что в консульстве ЕС в Минске сделали вывод, что возобновленные ограничения США в отношении «Белнефтехима» не являются обязательными для контрагентов организаций из Белоруссии в Европейском Союзе, в Республики Белоруссия уже озадачились вопросом предстоящей работы с ними. А именно, «Гродно Азот» расположил объявления о проведении конкурсов по закупке транспортно-экспедиционных услуг, где была прописана «возможность не указывать ОАО „Гродно Азот“ в качестве стороны коносамента» (коносамент — документ, нужный при оформлении перевозки грузов, в каком указываются свойства груза, грузоотправитель, пункты погрузки и разгрузки). При этом, этот шаг белорусского компании не является кое-чем необыкновенным, а такие требования в конкурсных документах компании были и в прошлые годы. Но в сегодняшней ситуации сегодняшние деяния «Гродно Азота» практически стали обязательными для продолжения торговли с западными партнерами, в связи с тем, что запретные ограничения Соединенных Штатов могут напугать почти всех белорусских партнеров.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В феврале зарубежных путешественников в Грузии было на 89,5 % менее, чем годом ранее

Вопрос про то, каким образом обходить запретные ограничения Соединенных Штатов на западном направлении, для Минска сейчас оказался не самым основным. Государство уже издавна приспособилась жить в критериях ограничений и полностью способна найти пути для их преодоления. В апреле месяце перед белорусскими руководством появилась куда больше суровая трудность. 27 апреля появились сведения про то, что российские нефтедобывающие организации могут остановить поставки на Новополоцкий НПЗ, в связи с тем, что это предприятие попало в санкционный перечень США. При всем этом стоит держать в голове, что «Нафтан» — это один из 2-ух предприятий по переработке нефти Республики Белоруссия с производственной мощностью около 200 тыс. баррелей в день, перерабатывающ?? 9−10 млн тонн нефти в год, либо примерно 50% всего поступающего в государство сырья. Его продукция идет как на внутренний, так и на зарубежный рынок, а на работе «Нафтана» завязаны почти все нефтехимические великаны республики, к примеру «Полимир» и «Могилевхимволокно». Главными продавцами сырья для белорусского компании являются «Роснефть» и «Сургутнефтегаз», также «Татнефть», «РуссНефть» и «Нефтиса» (компании предпринимателя Михаила Гуцериева, который имеет близкие отношения с Лукашенко). Как подчеркивают средства массовой информации, данные компании сейчас боятся попасть под вторичные санкционные меры от Соединенных Штатов, а поэтому на данный момент не готовы дать ответ о предстоящей работе с Республикой Беларусь.

Одновременно пока никаких официальных заявлений со стороны уполномоченных лиц российских нефтяных компаний не последовало и разговаривать о развитии негативного для Минска сценария все еще рано. Кроме того, запретные ограничения Соединенных Штатов не новы и для Российской Федерации, в том числе для «Роснефти», являющаяся основным поставщиком нефти в Республику Белоруссия. Можно напомнить, что организация из России уже располагается под секторальными санкционными мерами Европейского Союза и США, введенные в 2014 году в связи с присоединением Республики Крым и конфликтом на востоке Украины. А также, в последние несколько лет США поэтапно принимали ограничительные меры не лишь против самой «Роснефти», да и её взаимосвязанных компаний. Под секторальными запретными ограничениями Соединенных Штатов находятся и «Транснефть», осуществляющ?? транзит нефти в Республику Белоруссия, и «Сургутнефтегаз», и «Лукойл», и ряд других компаний Россия. Но все это по сей день нисколечко не мешало им работать не лишь в примыкающей республике, да и во всем мире, а дискуссий о возможности отказа от поставок нефти в Республику Белоруссия из-за позиции США не проводилось. Полностью может быть, что этого не случится и на данный момент или будут найдены другие варианты взаимодействия меж государствами. Но в Минске, в отличие от прошедших лет, сейчас оказались очень взволнованы происходящим. К примеру, Белорусский профессиональный союз сотрудников хим, горной и нефтяной отраслей индустрии (Белхимпрофсоюз) нежданно выступил с заявлением, в каком выступил к США с призывом отрешиться от политики санкционных мер. При всем этом в тексте документа указывалось не лишь на то, что «компании нефтехимического комплекса могут утратить рынки сбыта из-за невыполнения контрактных обязанностей», да и на суровые результаты для всей Республики Белоруссия и её социальной сферы. Схожих заявлений в прошлые годы от официального Минска достигнуть было фактически нереально.

Как подчёркивают специалисты, в случае реализации самого отрицательного развития событий, когда прямые поставки от ведущих организации из России будут временно прекращены, результаты для Республики Белоруссия могут быть фатальными. Это соединено с тем, что стремительно и безболезненно заместить объемы российского сырья будет чрезвычайно тяжело. Про это говорит вся история независимой Республики Белоруссия, которая в периоды кризиса отношений с Российской Федерацией пробовала завозить нефть из Венесуэлы, республики Азербайджан либо с Близкого Востока. Кроме того, тяжело предположить, что государства — партнеры США рискнут работать с Республикой Беларусь после наложения санкций и прямого на это запрета из Вашингтона.

При текущем положении дел для Российской Федерации одним из выходов могут стать поставки за счет маленьких нефтяных компаний, работающ?? лишь на рынке внутри страны и могут не бояться западных санкционных мер. А также, могут быть увеличены поставки на Мозырский НПЗ, который не попал под ограничения. Но в данном случае также есть определенные вопросы. Завод в Мозыре в главном занимается поставками продукции нефтепереработки на внутренний рынок и на Украину и в принципе не может кардинальным образом прирастить работу. А также, в апреле на нефтеперерабатывающий завод сказали, что с 15 мая по 15 июня планируют стать на штатный ремонтные работы. Как предприятие будет работать позже, в текущее время непонятно, но большая часть специалистов склонны думать, что прирастить его загрузку, если организации из России побоятся работать с «Нафтаном», на порядок не получится.

При этом стоит держать в голове, что в критериях санкционной войны с Западом вопрос финансовой безопасности при работе с Республикой Беларусь для города Москва не является основным. В особенности после событий, которые связаны с выборами президента в данной республике, и сегодняшней позицией Кремля относительно статуса Александра Лукашенко. Сотрудничество белорусского и властей России в текущее время основывается на международной необходимости, и любые решения, также связанные с поставками нефти, будут приниматься отталкиваясь от внешнеполитической ситуации и лишь на уровне управления 2-ух государств. Поэтому санкционные меры США навряд ли нарушат белорусско-российское взаимодействие, несмотря на то, что могут быть применены сторонами в процессе переговоров по вопросам предстоящей интеграции.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»