Политика

Правительство Беннета-Лапида, Нетаньяху — в оппозиции: Израиль в фокусе

Портал newsru.co.il предал гласности обзор политической положения дел в Израиле за 7 дней, приготовленный репортером Габи Вольфсоном.

Основным моментом уходящей политической недели был не тот, когда Яир Лапид прямо перед телекамерами звонил президенту Ривлину, чтоб сказать, что ему получилось сформировать объединение. Основное событие случилось 3-мя днями ранее, когда вечером 30 мая глава правительства Биньямин Нетаньяху возник на экранах телевизоров. Он выступал сходу после светящегося всеми красками уже осязаемой победы Нафтали Беннета, и на данном фоне смотрелся особо подавленным. Он произносил тривиальные слова о «левом кабинете министров», «угрозе безопасности», «властолюбии Беннета», но это не был всем отлично узнаваемый глава правительства. Перед израильтянами стоял вялый, который постарел человек, который еще вчера находился в полной уверенности, что в конечном итоге вся политическая система выстроится согласно его желанию, но в один момент столкнулся с пониманием практически неизбежного краха.

Биньямин Нетаньяху — боец. Можно обожать главу правительства, можно непереносить его, но в бойцовских качествах, стремлении к победе и готовности сделать для нее все, Нетаньяху никто не откажет.

Невзирая на очевидное положение аутсайдера, в каком Нетаньяху находился по прошествии голосования, он сделал все с той целью, чтоб остаться в резиденции на улице Бальфур. Он вел переговоры с Мансуром Аббасом и уговаривал Бецалеля Смотрича согласиться на объединение при помощи РААМ. Смотрич не согласился и планирует снять с этой принципиальности маленький, но красивый сбор голосов на предстоящем голосовании.

Нетаньяху высказывал предложение ротацию всем, кому лишь может быть: Арье Дери, Бени Ганцу, Нафтали Беннету, даже Гидеону Саару. В отчаянии за несколько часов до официального объявления Беннета про то, что он хочет сделать объединение с Лапидом, Нетаньяху предложил тройственную ротацию (Саар-Нетаньяху-Беннет). В политических кругах заявляют, что в мини-блоке Саар-Беннет были те, кто давали серьезно взвесить это предложение (кроме иных называют имя Зеэва Элькина). Но ни у кого не хватило храбрости нарушить обещание не вступать в объединение с Биньямином Нетаньяху, а основное не нашлось механизма, который способен довольно прочно привязать Нетаньяху к раздаваемым им обещаниям. Вроде бы то ни было, все усилия главу правительства исчезли даром. Может быть, конкретно этим вечером Нетаньяху открылась неодолимая пропасть недоверия, которая была создана им самим в отношениях с теми, кто еще вчера был его партнером либо партнёром.

Только 1-го не сделал Биньямин Нетаньяху. Он не согласился даже временно уступить должность руководителя «Ликуда» кому-или из собственных политических соратников. Руководитель Министерства финансов Исраэль Кац сообщил на минувшей неделе, что высказывал предложение Нетаньяху провести праймериз по выборам временного главы «Ликуда». В данном случае, скорее всего, было бы организовано размеренное правое правительство, опирающееся на 65 мандатов. Нетаньяху не согласился, и 30 мая усталый и разбитый понял, что время упущено.

Беннет, со своей стороны, светился как ребенок перед празднованием бар-мицвы. После серии просчетов (…), Беннет оказался перед незавидным выбором: возвратиться в объятия Нетаньяху и вероятнее всего скоро пропасть с политической карты либо свалить Нетаньяху, заняв его кресло в канцелярии главу правительства и возлагать надежды на то, что правительство просуществует длительное время, а достижения его будут довольно осязаемыми, что даст Беннету хоть какие-то возможности на политическое выживание. Однако все это будет позже. На данный момент Беннет рвется вперед. «Легче всего мне было бы уцепиться за свои избирательные обещания и не принимать никаких решений. Я был в курсе, что заплачу за них высшую стоимость. Однако выбирая при этом, что отлично для меня, и тем, что принципиально для страны — выход из тупика, я избрал 2-ое», — сказал Беннет в беседе Амиту Сегалю. Этой полосы Беннет будет придерживаться твердо. «Это не я желал быть главой правительства, это все во имя блага страны».

Айелет Шакед пошла по другому пути. Являясь сама не в экстазе от мысли кабинета министров с левыми, понимая в какую ярость данный шаг привел почти всех граждан «Ямины» (до пятьдесят процентов по разным опросам), Шакед вышла на тропу войны за то, что вправду принципиально для её электората: за место в комиссии по назначению арбитров. Позиция Шакед, которая требовала от Мерав Михаэли уступить ей место в комиссии, была обычный: «Я требую, так как могу». Это не произносилось вслух, но это было разумеется, и прояснилось еще больше под вечер 2 июня, когда мандат Лапида угрожал вот-вот перевоплотиться в ту тыкву. В это время давление, которое стали оказывать лидеры блока, было направлено конкретно в сторону Мерав Михаэли. Лапид и другие стали добиваться уступок конкретно от нее. Бумага не стерпит тех эпитетов, звучавш?? со стороны Михаэли и её приближенных в адрес Лапида.

В конечном итоге Михаэли уступила. Шакед будет в комиссии в первую половину каденции, как раз в то время, когда ожидается назначение более 5 арбитров Верховного суда.

Говорилось о принципной полемики либо о политике нетто? Почти все зависит от 1-го из параграфов грядущего коалиционного соглашения меж «Аводой» и «Еш Атид». Если «Аводе» гарантировано неизменное пребывание как минимум 1-го из его уполномоченных лиц, то не чрезвычайно ясно из-за чего бы весь спор с Михаэли. Но это, как и почти все другое, станет понятно только после приведения кабинета министров к присяге.

Мансур Аббас также идеально разыграл свою карту. В последние день он выдвинул ряд фактически неосуществимых условий: сначала, это были отмена «закона Каминиц», который предусматривает ужесточение наказания за нелегальное стройку, и широкая узаконивание не общепризнанных бедуинских населенных пунктов. В окружении Аббаса заявляют, что ментором, которые посоветовали РААМ ужесточить позиции, был никто другой как глава правительства Биньямин Нетаньяху. Задачей премьер-министра в последние дни был и остается срыв попыток сделать правительство с блоком перемен. И в собственных контактах с Аббасом он всеми силами пробовал подтолкнуть главу РААМ к твердой позиции. Он высказывал предложение Аббасу полцарства и еще незначительно, непревзойденно понимая, что выполнить эти обещания не сумеет, в связи с тем, что альянса у него нет. Но подобные общения со стороны Нетаньяху пробуждали у Аббаса все больший аппетит в том, что касалось обсуждений с Лапидом. В конечном итоге, Аббас решил идти с блоком врагов Нетаньяху, и соглашение было подписано.

Партия РААМ, по меткому выражению Моше Гафни («Яадут а-Тора»), будет единственной религиозной партией будущей альянса. Это не попросту религиозная партия, это одна из более ультраортодоксальных сил, когда-или представленных в Кнессете. Руководитель фракции РААМ Валид Таха заявил ранее в беседе радиокомпании «Макан» (радио компания на арабском языке компании «Кан»): «Ни один проект закона, который касается извращенцев, не будет утвержден нашими голосами». Лишне разговаривать о том, что под «извращенцами» есть в виду сторонники ЛГБТ группы. Если б схожее заявление сделал руководитель фракции какой-нибудь еврейской религиозной партии, скандал был бы не звучным, а чрезвычайно звучным. Довольно вспомнить обструкцию, которой подвергся раввин Рафи Перец, который говорил о допустимости репаративной терапии. Заявление Тахи резонанса не вызвало, а в пресс-центре МЕРЕЦ в принципе не отреагировали на просьбу NEWSru.co.il откомментировать выражение главы фракции их коалиционных партнеров. Стоит также напомнить, каким обвинениям подвергался Биньямин Нетаньяху за альянс с Итамаром Бен Гвиром, который достаточно резко высказывался по причине условий ЛГБТ общества, но все таки схожих общественных реплик для себя не дозволял. То, что нельзя еврею, можно арабу.

После того, как Лапид произнес священные слова «мне получилось сформировать объединение», начался последующий шаг: приведение кабинета министров к присяге. «Днем икс» выбрано 14 июня. Ранее момента председатель Кнессета должен получить конечные результаты коалиционных переговоров и назначить пленарное совещание для приведения кабинета министров к присяге. Председателем Кнессета в данное время является Ярив Левин («Ликуд»), и последнее, что он станет делать — это инициировать смену власти. В «Еш Атид» сообразили это и сделали собственный шаг: передали в секретариат Кнессета перечень из 61 имени парламентариев, которые требуют созыва специального совещания в целях переизбрания председателя. Но, как было установлено, партия Лапида сделала это, не посоветовавшись с «Яминой». Амихай Шикли был первым, кто потребовал снять его подпись. Боясь, что остальные депутаты от правых партий последуют примеру Шикли, в «Еш Атид» стали вести переговоры с Объединенным перечнем. Это было очень для партий «Ямина» и «Тиква Хадаша». Они приостановили переговоры, сообщив, что смена председателя случится не до этого, чем будет приведено к присяге правительство.

В это время принято много разговаривать о том, что коалиционные переговоры еще не окончены, создание кабинета министров быть может сорвано и т.д.. Обычно, так перестраховываются люди, опасающиеся сглазить. Я этого не опасаюсь и потому могу говорить свободно про то, что правительство будет приведено к присяге. Это быть может 14 июня либо 21 июня. Однако сущности дела это не меняет. Угрозы Нира Орбаха отдать голоса против кабинета министров остались угрозами. После 2-ух встреч с Нафтали Беннетом, Орбах уже не гласит о желании выступить против шефа с открытым забралом. Очередной возможный возмутитель спокойствия — депутат Идит Сильман — получила предложение занять пост заместителя руководителя Минздрава.

Нужно держать в голове также, что Беннету и Лапиду не необходим 61 мандат для приведения кабинета министров к присяге. Им необходимо только на один мандат выше, чем у врагов. Нетаньяху имеет в собственном распоряжении 53 мандата («Ликуд», ШАС, «Яадут а-Тора», «Ционут Датит», Амихай Шикли). Противники главу правительства имеют на 8 мандатов больше («Еш Атид», «Кахоль Лаван», «Ямина» без Шикли, «Тиква Хадаша», «Авода», НДИ, МЕРЕЦ, РААМ). Разрыв в пользу врагов Нетаньяху настолько велик, что даже уход 1-го из парламентариев осложняет жизнь пытающимся сформировать объединение, но менее. Должно случиться что-то вправду из ряда вон выходящее, чтоб Лапиду и Беннету не получилось привести правительство к присяге.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Санкт-Петербурге сотрудник полиции приостановил атаковавших, высказав угрозу пистолетом

Как длительно это правительство просуществует и что сумеет сделать — вопрос еще больше непростой. Идет речь о кабинете министров, которое прежде всего, будет фокусироваться на вопросах экономики. Возможности по этим вопросам фактически всецело сконцентрированы в руках партии «Наш дом Израиль». Авигдор Либерман будет руководителем Министерства финансов в дальнейшем кабинете министров, НДИ получит также должность руководителя денежной комиссии Кнессета и министерство сельхозпроизводства, которое обладает большим воздействием на финансовые процессы.

Сколь велико будет воздействие НДИ на экономику, настолько же ограниченные шаги оно сумеет сделать в том, что касается реформ в области религии и страны. Повестка дня грядущего кабинета министров будет чрезвычайно общей, и навряд ли стоит ждать таковых революционных шагов как введение института неофициальных браков и тому схожее.

Основное достижение кабинета министров Беннета-Лапида, как считают большинства, в самом факте его сотворения. Израиль выходит из двухгодового политического кризиса, в первый раз за двенадцать лет главой правительства становится человек, имя которого не Биньямин Нетаньяху. И повестка дня нового премьер-министра, прежде всего, общественно-финансовая.

Нетаньяху остается главой оппозиции, ждя голосования в Кнессет 25-го созыва и завершения собственного суда. Если представить, что оба действия произойдут практически сразу, а решение суда не будет для Нетаньяху чертовским, то полностью вероятен ренессанс. Однако ранее еще далековато.

На минувшей неделе состоялись голосования за кандидатов на пост президента страны. Ицхак Барон с большим — наибольшим в истории голосования за руководителя страны — отрывом одолел Мирьям Перец. Практически все опросы мнения населения свидетельствовали про то, что если б президента избирал народ, то руководителем страны стала бы Перец. Однако депутаты дали предпочтение проф политику, больше 2-ух лет готовившемуся к этим выборам, и снова показали грустный отрыв политической системы от народа. (newsru.co.il)

Портал 9tv.co.il предал гласности интервью, которое взял корреспондент, редактор веб-сайта «9 канала Игорь Литвак у военного профессионала Зеэва Янкелевича.

— Давайте с места в карьер. Почти все на данный момент интересуются: «Что это было?» Я незначительно добавлю: можно ли все, что было, назвать войной в традиционном осознании этого ужасного слова?

— Сейчас в военном искусстве нет слова «война» в упомянутом традиционном осознании. Передовые военные теоретики фактически сошлись во мнении, что войны, такие 2-ой мировой, Шестидневной, отошли в прошедшее. Сегодняшние войны по большей части, по терминологии израильского профессионала Мартина ван Кревельда, — это «войны по доверенности», они же «войны 4-ого типа».

— А что подобное «война по доверенности»?

— К примеру, если основной интересант боевых столкновений — условный Иран — сам вести войну не желает, он делает это руками сателлитов. Трудности войны, которая ведется от имени страны, назовем его условно Ираном, Турцией, к примеру, вот в чем кроются: хоть какой удар по государству, согласно его жизнеобеспечивающим функциям может привести к падению правительства, иным противным моментам, которые были связаны с потерей власти. В целях недопущения схожих вопросов войны проводятся руками сателлитов. Здесь двойная выгода: «выдавшие доверенность» государства во время войны начинают звучно и на публике заявлять о стремлении к миру.

— Ваша версия: что послужило триггером для данной войны?

— Боевые столкновения вызваны прежде всего разморозкой иранских активов. Часть активов здесь же перевели в сектор Газа, а подобные подарки нужно отрабатывать.

— Почти все соперники Нетаньяху как раз ставят ему в вину разрешение на доставку в сектор катарских средств: дескать, они разгоняют кровеносную систему терроризма…

— Катарские средства — они остальные. Они направлены на недопущение гуманитарной трагедии. На эти средства не получится вести войну длительно и удачно. 2-ая причина начала боевых столкновений — Абу-Мазен. Он уже на десяток с гаком лет перебрал срок на посту лидера, положенный тамошними законами. На него давили, требуя проведения голосования. Выборы же для него — не попросту уход на пенсию. С учетом государственных особенностей — быть может, и из жизни. Потому ему чрезвычайно прибыльна была напряженная положение дел в Восточном Иерусалиме, ну и сама война.

— Зеэв, если мы говорим об интересах. Не тайна, что за рубежом, ну и в Израиле, много тех, кто видит интерес Нетаньяху в вооруженном столкновении с ХАМАСом…

— Вот смотрите — в ситуации вооруженного столкновения с Газой было два варианта: начинать наземную операцию либо воздержаться от «наземки». Начали бы — нашлись бы те, кто углядел бы в данном индивидуальный интерес Нетаньяху. Не начали бы — заклевали бы Нетаньяху как слабенького лидера. Так и с «интересом» Нетаньяху в развязывании конфликтной ситуации. Есть те, кто серьезно подразумевает, как будто Нетаньяху управляет такими людьми, как Хания, как Абу-Мазен. Однако это, по моему мнению, несерьезно.

— Возвратимся к технологии войны. Были у операции «Страж стенок», по вашему воззрению, стратегические цели, и если да, реализованы ли они?

— Военные (подчеркиваю — военные) задачи, которые были бы поставлены перед задействованными в операции лицами, реализованы не всецело. Если мы желаем реально обезоружить ХАМАС либо кардинальным образом уменьшить его боевой потенциал, то нужно идти в сектор Газа ногами. Начинать войсковую операцию. Проводить зачистку, от дома к дому, от дома к дому. Уничтожать орудие, мастерские, фабрики, боевиков.

— В имеющихся условиях, как понимаю, сие нереально…

— Почему нереально? Все может быть. При наличии политической воли. А вот это — сейчас фактически нереально. Что все-таки касается реализованных задач, то, непременно, Израиль нанес ХАМАСу мощнейший удар. По комплексу инфраструктурных объектов и жив силе. Данный удар успокоит боевиков навечно.

— Давайте побеседуем о самой известной операции прошлой войны: об израильском ударе по хамасовскому «метрополитену». В Израиле эту атаку в официальном порядке назвали стратегическим фуррором, которые обусловлены выдающимися мерами по дезинформации противника. Скептики сообщают, что задачка в действительности решена отчасти и что ХАМАС совсем не «купился» на дезинформацию о будто бы подготавливаемой наземной операции. Скептики, в том числе, обоснуют свои резоны тем, что у разбомбленного «метро» не наблюдалось толпы работников спасательной службы, а их должно было быть много, беря во внимание утраты, о которых заявил ЦАХАЛ. Ваше мнение в споре скептиков и оптимистов?

— «Метро» — популярная система террористической инфраструктурных объектов в секторе Газа. До этого я приводил карту туннелей в одной из статей. Одна глобальная линия шла параллельно разделительному забору, и от нее ответвлялись побочные полосы. Это было «метро» с значительным числом «станций»: боевики террористической группировки могли передвигаться фактически по всему сектору, входить в тыл нашим вооруженным силам, что создавало настоящую угрозу утрат и захвата военных. Мысль дезинформация была ординарна и роскошна: объявление о начале вторжения заставило боевиков спуститься под землю. А там их отработали сверху. Я считаю, что что-то схожее на это и случилось в действительности.

— А разночтения в числе жертв?

— Точно пока ничего не понятно. Никто не мог этого подсчитать, в связи с тем, что «метро» бомбардировали практически до последнего часа войны. Это к вопросу о спасательных службах ХАМАСа: они и не могли туда приблизиться даже, ведь район находился под огнем. Если б Израиль отбомбился и закончил, то тогда да, спасатели могли бы заняться эвакуацией покалеченых и жертв.

— Данный вооруженные столкновения — 1-ый в бытность Авива Кохави на посту руководителя Генерального штаба. Как вы оцените его работу в это время?

— Кохави — красивый генерал и красивый руководитель Генштаба. Он высокоинтеллектуальный военный. Под его управлением Армия обороны Израиля существенно выросла в военном плане. Вот броский пример: число утрат в жив силе по соотношению с прошлыми операциями. То посылали дюралевые бронетранспортеры, то не было боевого охранения. Однако основное, вспомяните, ранее практически постоянно были утраты в итоге так называемого «дружеского огня».

— По своим, то есть…

— Да. Сейчас уровень маневренности вооруженными силами вырос так, что руководство практически видит каждого бойца, где бы тот ни находился. И в данном — большая награда руководителя Генштаба Авива Кахави.

— Сыграла ли какую-то роль любознательная связка, в какой пост главу Минобороны занимает экс-руководитель Генштаба?

— Я не придаю в данной связке особенного значения кандидатуре главу Минобороны. Даже если на данном посту бывший генерал, портфель данный — политический. А армией командует руководитель Генштаба.

— Я на секунду попробовал представить, как в 1940 году «Люфтваффе» предупреждает обитателей Ковентри о дальнейшем налете, а в 1945 году ВВС единомышленников «стучат по крыше» домов жителям Дрездена: дескать, покиньте жилья, бомбардировать будем. Деяния ВВС Израиля, которые предупреждают обитателей сектора Газа о грядущей атаке, по-моему, стали самыми, если можно так сообщить, колоритными событиями прошлой войны. У почти всех в голове они не укладываются. В числе этих почти всех — и жители Израиля, что там утаивать. А у вас укладываются?

— Строго говоря, военные должны уменьшить утраты в числе гражданского жителей.

— Военные армии обороны Израиля либо военные в принципе?

— В принципе.

— Однако мы же знаем, что этого не случается. Сирия, курды, Афганистан, Чеченская республика…

— Это зависит от государства, которая ведет боевые столкновения. В ОРГАНИЗАЦИИ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА, например, существует норматив приемлимых утрат гражданского населения в итоге боевых столкновений.

— И очень данный норматив различается от норматива Армии обороны Израиля, вы не в курсе?

— Норматив — не знаю, а вот по факту: норматив Североатлантический Альянс втрое превосходит утраты в числе гражданского населения в конфликтах, где принимает участие израильская армия (9tv.co.il)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»