Аналитика

Промышленность 4.0: Большой Брат и иные вызовы «контрольного капитализма»

Необратимая цифровизация экономики и социальной жизни становится главным трендом глобального развития в сегодняшнем десятилетии — подобное предположение подкрепляют почти все действия 2021 года, одним из основных знаков которого можно считать QR-код, более видимое реализация новой действительности «цифрового тоталитаризма». Однако это, предупреждают специалисты, далековато не единственный вызов, который был сформирован расширением технологий Промышленности 4.0: в пределе они нацелены на создание совсем новой архитектуры глобальной экономической системы, в которую тем или иным образом придется встраиваться всем государствам. Отличная новость для экономики Российской Федерации состоит в том, что сформировывать свои эталоны Промышленности 4.0 как и раньше не поздно, однако настоящий масштаб будущих рисков её расширения в глобальном масштабе еще пока далековато не осознан.

Ожидания и реалии «величавой перезагрузки»

В уходящем году Промышленность 4.0 отметила 1-ое десятилетие: точкой отсчета её истории считается Ганноверская ярмарка 2011 года, в процессе которой был представлен проект общегосударственного кабинета министров ФРГ с таким заглавием, задачей которого было обозначено распространение цифровых технологий в производстве. В предстоящем термин «Промышленность 4.0» стал обозначать всецело автоматическое цифровое создание с подключением к глобальной сети, подчеркивает Денис Хитрых, руководитель по маркетингу ИТ-организации «КАДФЕМ Си-Ай-Эс».

Но одного «хрестоматийного» определения, что подобное Промышленность 4.0, нет, добавляет руководитель по операционной работе кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково» Олег Перцовский. Как он сообщил, почаще всего этим понятием называется текущий тренд на автоматизацию и обмен данными в промышленных разработках, в том числе кибер-физические системы, веб вещей, пасмурные вычисления, когнитивные вычисления и искусственный ум. При всем этом к Промышленности 4.0 время от времени относят подобные понятия, как «умные предприятия», «цифровое создание», сбор данных в режиме настоящего времени, машинное обучение, робототехника и т. д. А также, показывает Олег Перцовский, уже возник и термин «Промышленность 5.0», дополняющ?? предшествующий шаг промышленной революции: тут упор делается уже не столько на промышленных действиях, сколько на людях — пользователях, работниках и их нуждах. Подразумевается, что технологии 5.0 будут облагораживать потребительский опыт и дозволят перейти к глубочайшей персонализации товаров и услуг.

С иной стороны, развитие Промышленности 4.0 больше ассоциируется с технологиями контроля стран за своими гражданами и неизменной коммерциализации «цифрового следа» пользователей глобальной сети. Эта самая сторона всеобщей цифровизации описывается стремительно вошедшим в обиходный язык словосочетанием «цифровой тоталитаризм», однако больше четким представляется другое понятие — «контрольный капитализм», которое используется американской исследовательницей Шошаной Зубофф (российский перевод её книжки не так давно вышел в издательстве «Дело»).

В работе Зубофф дается несколько определений контрольного капитализма — от нового финансового порядка, претендующ?? на человечий опыт как на сырье, безвозмездно доступное для укрытого коммерческого извлечения, прогнозирования и продаж, до «экспроприации важных гражданских прав, которую идеальнее всего изучать как верхушечный переворот — отстранение независимости народа». Показательно, что эти формулировки прозвучали до начала сильной эпидемии коронавирусной инфекции, непременно ставшей важным побуждением для предстоящего развития технологий контрольного капитализма — все больше глубочайшей цифровизации во содействии людей с наружным миром, более соответствующим проявлением которой стало повсеместное распространение QR-кодов.

Пришествие коронавирусной инфекции дало возможность главным агентам контрольного капитализма вести игру открытыми картами. Знаковым моментом стал выход нашумевшей книжки основоположника Глобального финансового форума в Давосе Клауса Шваба и его соавтора Тьерри Маллере «SARS-CoV-2: Величавая перезагрузка», в какой была представлена программа «чудного нового» цифрового мира.

«На данный момент уже никто не колеблется, что технические решения, по большей части цифровые, предложенные для сдерживания распространения сильной эпидемии, выведут состояние наблюдения за макроэкономическими агентами — организациями и домохозяйствами — на новый уровень, — полагает Денис Хитрых. — Владея готовой и тестированной на коронавирусе инфраструктурой цифрового наблюдения, хоть какое правительство в которой-то момент может решить применять её и для ограничения ежедневной работе жителей и бизнеса. В современном мире от этого никто не застрахован, в особенности технологически продвинутые страны, подобные как Соединенные Штаты, Китай либо Германия. Представьте для себя положение дел, в какой вас „глушат“, к примеру, еще на шаге установки связи по Zoom c вашим сотрудником из другого региона либо государства — всего только в силу того, что ваш рейтинг лояльности государству располагается в зоне неблагонадежности. Конкретно такая система оценки некоторых людей либо компаний по разным характеристикам на базе данных масштабных наблюдений — видеоматериалов с камер, наблюдения соцсетей и остальных источников — уже существует в КНР, где организован один из наиболее твердых режимов цензуры инфы в сети интернет».

На задачи обеспечения контроля страны над гражданами на данный момент вправду работает чрезвычайно много стартапов, на эту цель направляются существенные вложения, резюмирует Дмитрий Санатов, замдиректора фонда «ЦСР „Северо-Запад“». Беспристрастно, согласно его убеждению, опасности в данном есть: правительство рассчитывает на создание некоторой «площадки площадок», куда будут заведены все сведения о гражданах.

Одновременно, уверен специалист, несчастный Большой Брат — это только боковая популистская тема, сплетенная с Промышленностью 4.0:

«Страшиться полного контроля сейчас не время, так как эта работа располагается только в самом начале. К примеру, всеобъятный цифровой контроль за общественными должностными лицами все еще не производится в автоматическом режиме, однако это чрезвычайно малая доля общества. Ограниченность инструментов обработки огромных размеров данных при всем их многообразии пока не даёт делать этот исследование на потоке, но не точечно».

Еще больше суровой животрепещущей неувязкой, уверен Дмитрий Санатов, представляется рост сетевого мошенничества и взломов, который в 2021 году можно было следить невооруженным взором. Данный теневой бизнес стал конкретно одним из последствий развития Промышленности 4.0, превратившись в целый экономическая отрасль, который и далее будет расти.

Цифровизация и промышленный веб вещей уже сделали производства зависимыми от глобальной сети и, при этом, уязвимыми для взломов, развивает тему Сергей Клюев, руководитель по продажам промышленности «Индустрия» компании Atos в Российской Федерации. Огромные объемы инфы и огромное количество каналов передачи сообщений наращивают опасности утечки принципиальных данных и ставят под угрозу работу компаний — и точного осознания, как отлично противодействовать этим вызовам, нет, признает специалист. Одни спецы, гласит Клюев, считают, что нужный уровень отказоустойчивости ИТ-систем к хакерским атакам будет достигнут после того, как компании наберутся опыта в применении технологий Промышленности 4.0. Как считают же остальных, все опасности должны быть предусмотрены на исходном шаге внедрения нововведений, по другому бизнес потерпит большие вещественные и репутационные убытки.

Скачок в неизвестное

На данный момент Промышленность 4.0 делает новый шаг развития. Согласно мнению Дмитрия Санатова, базисные мысли парадигмы 4.0, которые связаны с вебом вещей и первичной цифровизацией, уже в существенной степени реализованы ведущими государствами, и тот, кто не успел это сделать, или выбился из тренда, или на это были остальные предпосылки. Последующий шаг подразумевает развитие аналитических систем Промышленности 4.0, в том числе искусственный ум, а сразу изменяется и набор вызовов, которые стояли перед системой регулирования, контроля и контроля: формирование глобальной криптоэкономики, снутри которой отследить поведение финансовых субъектов становится все больше трудной задачей, проблематизирует не лишь контроль, да и безопасность страны.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Безальтернативная «Альтернатива»: к чему приведёт уход сопредседателя АдГ

Еще одним важным направлением развития Промышленности 4.0 становится внедрение её технологий в контроле над источниками погодных изменений. Про это говорится еще менее, чем о несчастном цифровом тоталитаризме, но результаты этого поворота глобальной зеленой повестки могут быть без преувеличения революционными.

«В общем новый шаг Промышленности 4.0 — а в документах Европейского Союза мы уже видим понятие Промышленность 5.0 — связан с возведением технологий в ранг главных инструментов формирования новых правил глобальной экономической системы, — полагает Дмитрий Санатов. — Сейчас уже формируется глобальная архитектура контроля за выбросами углерода, деньгами и работой некоторых компаний — это новая регуляторная среда, в рамках которой будет происходить передел глобальной экономической системы и перераспределение ресурсов за счет использования инструментов цифровизации, ведущих технологий изучения огромных данных и машинного обучения, новых систем связи и т. п. Тут большущее значение будут получать космические технологии, к примеру развитие спутниковых систем, которые смогут определять углеродный след практически хоть какого компании без проникания на их территорию — практически удаленный аудит с высочайшим уровнем надежности. Подобные стартапы уже есть. Пока их спутники направлены на поиск суперэмитентов углекислого газа, но в предстоящем эти решения смогут стать инвентарем новых экологических санкционных мер».

Все это неимоверные вызовы как для людей, так и для коммерции и страны, с которыми нужно работать проактивно, резюмирует Дмитрий Санатов. Стратегия Рф в области декарбонизации пока, к несчастью, другая, добавляет специалист: делается упор на то, что у нас много лесов, поглощающ?? углеродный след, но не на всеобщую усовершенствование индустрии.

«Это чрезвычайно рискованный подход, так как в дальнейшем можно утратить ведущие экспортные сферы, — думает Санатов. — К примеру, на данный момент ряд западных компаний занимаются активным патентованием ранешних стадий производства синтетического мяса, монополизируют новые рынки продуктов питания практически на нулевой фазе — это соответствующий эталон того, как биотехнологии ведут взаимодействие с достижениями промышленности 4.0. В какой-то момент может появиться угроза для российского сельскохозяйственного экспорта, которому будет вменен высочайший углеродный след и ограничены возможности экспорта. Распространение технологий Промышленности 4.0 запускает войну эталонов, проблематизируя все рынки продуктов и услуг. „Законотворцами мод“ являются те, кто имеет огромное создание либо большой спрос. Рф предстоит делать чрезвычайно непростой выбор в критериях недостатка элементной базы и почти всех технологических решений».

Развитию и промышленному применению технологий Промышленности 4.0 в Российской Федерации длительное время мешало отсутствие соответственных государственных эталонов, считает Денис Хитрых. Но в сентябре 2021 года конкретно в Российской Федерации в первый раз в мире были утверждены эталоны в области «цифровых двойников», которые начнут своё действие 1 января. А также, в рамках Совета по техническому регулированию и стандартизации для цифровой экономики РСПП и Восточного комитета германской экономики был разработан мультиязычный Глоссарий терминологии Industry 4.0, охватывающ?? основополагающие определения, которые используются в почти всех межгосударственных и государственных эталонах. Создание этого списка, считает Денис Хитрых, поможет убыстрить разработку государственных эталонов на базе уже имеющихся межгосударственных. «Российская Федерация на сегодня является аналогичным полноправным участником процесса интернациональной кооперации в области сотворения различных цифровых площадок Промышленности 4.0, как и иные государства», — уверен специалист.

Согласно мнению Олега Перцовского, предстоящее развитие Промышленности 4.0 будет сконцентрировано на по меньшей мере 3-х параллельных технологических направлениях. Во-1-х, это те же «цифровые двойники» трудных технических товаров и технологических действий, позволяющ?? снижать издержки и время на разработку новых товаров, также улучшить их свойства и характеристики промышленных действий, повышая их продуктивность. Во-2-х, это предиктивная аналитика, которая позволяет предсказывать перемены в состоянии оборудования, предупреждая трагедии и снижая издержки на ремонты. В-3-х, это робототехника — от полуавтономных, автономных производственных и бытовых роботов до механизированных тс. Все эти решения будут размещаться на разработках искусственного ума, машинного обучения, обработки Big data, современных детекторах и датчиках.

«Эти направления интенсивно развиваются фактически во всех государствах, обладающ?? весомым финансовым потенциалом, — полагает Олег Перцовский. — Это Германия, где был введен термин „Промышленность 4.0“, Швейцария, США, Япония, Китай и, наверное, Южная Корея. Одновременно и у Рф есть потенциал развития этих направлений — некоторые центры полномочий по ним уже сформировались либо формируются, возникают некоторые компании-лидеры. Так что возможности участия в данной технической гонке у нас есть».

В числе лидеров окажутся те, кто будет более интенсивно вкладываться в создание своих инноваторских товаров и в развитие своих центров замкнутого цикла, которые включают и разработку, и создание, и распространение, добавляет Александр Тарасов, управляющий партнер ИТ-компании DIS Group. Это, согласно его убеждению, востребует от стран действий по двум фронтам: вложения в инфраструктуру, прежде всего ту, которая связана с передачей данных, и создание наибольшего количества центров разработки.

«Российская Федерация — это удостоверяют обзоры авторитетных во всем мире агентств — уже заходит в количество самых развитых в цифровом плане государств, — полагает Тарасов. — В наиблежайшие 10−15 лет глобальная экономика придет к определенному уровню стандартизации 4.0, однако на данный момент мы смотрим активное формирование закрытых рынков: это и ЕАЭС, и Европейский Союз, и экосистема КНР. Думаю, на первом шаге речь будет идти быстрее о стандартизации снутри этих финансовых образований, так как условиться о неких единых эталонах легче в рамках одного финансового очертания, ежели на глобальном уровне. Для ЕАЭС, вероятнее всего, выработка эталонов Промышленности 4.0 будет происходить в Российской Федерации, а потом к ней подключатся остальные государства союза».

Назвать Российскую Федерацию поставщиком технологий для цифрового перехода пока трудно, но государство движется в том же направлении, что и весь мир, считает гендиректор технической группы Rocket Humans Анастасия Ускова. Как она сообщила, новый виток индустриализации в итоге затронет всех, потому принципиально уже на данный момент находить решения, как облегчить жизнь людей в новую эру. Цифровизация, припоминает специалист, угрожает миру не самыми приятными вещами: еще огромным расслоением общества и ростом общественного неравенства, укреплением монопольных структур, снижением количества рабочих мест. К 2030 году, по данным McKinsey Global Institute, методы, программы и роботы оттянут на себя трудовые задачи больше 400 млн человек — пятнадцать процентов всех рабочих мест в мире. На данный момент, констатирует Анастасия Ускова, самое время подумать о методах преодоления квалификационной ямы и мерах соцпомощи для населения, которые оказались не у дел, — и это трудности пострашнее глобальной слежки и введения QR-кодов.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»