Аналитика

Просчет США: результаты приезда Пелоси на Тайвань ощутит на для себя весь мир

Просчет США: результаты приезда Пелоси на Тайвань ощутит на для себя весь мир

Однако формальные результаты приезда председателя Палаты уполномоченных лиц Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань смотрятся меркло, сам факт поездки стал событием необыкновенным и привлек к для себя внимание всего мира. Кроме того, данный вояж стал триггером для 4-ого начиная с 1949 года кризиса в Тайваньском проливе. Данный кризис будет иметь еще больше суровые результаты, чем все прошлые, утверждает на страничках журнала «Профиль» руководитель Центра всеохватывающих европейских и межгосударственных исследовательских работ НИУ ВШЭ Василий Кашин.

Все прошлые кризисы в Тайваньском проливе (1954−1955, 1958 и 1995−1996 годов) были довольно длительными — от 3-х до больше чем 8-ми месяцев. При этом обострение в эти периоды шла по нарастающей и контролировалась руководством Китай. Во время кризисов управление материкового КНР преследовало свои прагматические внутригосударственные и внешнеполитические цели, которые достигались всецело или отчасти.

1-ый и 2-ой кризисы были кровавыми. Они сопровождались настоящими вооруженными столкновениями в проливе, а утраты каждой из сторон исчислялись сотками. Вашингтон тогда серьезно изучал возможность внедрения ядерного вооружения против КНР.

3-ий кризис развивался в условиях в общем конструктивной атмосферы в американо-китайских отношениях. Он был бескровным: более твердыми действиями со стороны Китай стали стрельбы баллистическими ракетами в районы территории, которые прилегают к важному тайваньскому порту Гаосюн. Этого, но, хватило, чтоб вызвать краткосрочную панику, колебания рынка ценных бумаг и бегство капитала. Армейская демонстрация дала возможность значительно воздействовать на тайваньское публичное мнение, очень снизив поддержку открытого сепаратизма. В процессе третьего кризиса Пекин обозначил запретные черты в вопросах статуса Тайваня, которые после чего длительное время соблюдались и США, и самими тайваньцами.

Верная трактовка действий Пекина в рамках таковых кризисов невозможна без неплохого познания истории наружной политического курса Китая и, в том числе, поведения КНР во время локальных конфронтаций. Распространенные в российских социальных сетях «широкомысленные» комменты про то, что та либо другая сторона «слила» либо «переиграла» соперника в процессе приезда Пелоси, не назовешь даже неверными — они просто не имеют никакого отношения к действительности. Их создатели с этим же фуррором могли бы обрисовывать отношения сказочных королевств гномов и хоббитов в толкиеновском мире Средиземья.

На данный момент мы находимся на ранешней фазе многомесячной армейской и политической усиления с участием Китай, Тайваня и США, в которую равномерно начнут вовлекаться и третьи стороны (к примеру, Япония). Процесс будет сопровождаться широким применением средств финансовой войны. В отличие от третьего кризиса, 4-ый будет развиваться в условиях ставших открыто конфронтационными американо-китайских отношений, что делает его в особенности небезопасным.

Вероятнее всего, сегодняшний кризис стал результатом стратегического просчета Вашингтона. Задумав визит Пелоси весной 2022 года, американцы рассчитывали «щелкнуть по носу» Китай и его лидера Си Цзиньпина накануне запланированного на октябрь ХХ съезда Коммунистической партии. Американцы, вероятно, вначале не ждали очень мощной ответной реакции. В 1997 году Тайвань посещал республиканский председатель Палаты уполномоченных лиц Ньют Гингрич, и Китай тогда ограничилась словесными протестами.

Американцы также, возможно, руководствовались тем, что Пекин не отважится на рискованные шаги в год, когда должен пройти съезд партии (управление КПК постоянно усердствует сделать так, чтоб ничто не омрачало такие мероприятия), а экономика КНР не прекращает мучиться от ковидных ограничений. Вояж Пелоси казался американцам легким методом одержать дипломатическую победу и укрепить авторитет США в регионе.

Но реакция Китай уже на первую попытку Пелоси посетить Тайвань в апреле 2022 года оказалась нежданно резкой. Китай выступил с прямыми угрозами военного характера. Заместо легкой победы перед США замаячила противная возможность в дополнение к украинскому заполучить очередной военно-кризис в политической сфере.

В конечном итоге было объявлено: Пелоси схватила коронавирусная инфекция, и её поездка на Тайвань откладывается. Это, вообщем, не значило, что визит в принципе отменен. После прямых угроз, которые прозвучали из Пекина, отказ от вояжа смотрелся бы проявлением беспомощности.

Белый дом пробовал сгладить положение дел, дистанцируясь от приезда председателя и представляя его как личную начинание принципиального политика, который решил под занавес карьеры «оставить след в истории». В последней форме это смотрелось так, что Пелоси из пустого тщеславия и упрямства отказывалась внять уговорам всей администрации, в том числе лично Байдена, которые просили её не двигаться.

Данная информация ссылаясь на анонимные источники транслировалась через средства массовой информации и экспертное общество. Полностью может быть, что личность Пелоси вправду сыграла главную роль в развитии кризиса. Трудность, но, в том, что сколь-или надежные подтверждения этой версии отсутствуют.

Ньют Гингрич, который посетил Тайвань в 1997-м, представлял Республиканскую партию, которая находилась в то время в оппозиции демократической администрации Билла Клинтона. Кроме того про Гингрича было понятно, что он старый приверженец Тайваня. По другому говоря, не вызывало особенных колебаний, что, отправившись на полуостров, он отрабатывал свою повестку, но не делал задание Белого дома.

Просчет США: результаты приезда Пелоси на Тайвань ощутит на для себя весь мир

Китайские армейские тренировки в Тайваньском проливе, 25 марта 1996 года. Иллюстрация: Xinhua/AP Photo/TASS

Пелоси — один из столпов руководящей Демпартии. Никаких общественных заявлений, которые осуждали либо осуждавших её визит, Белый дом не сделал — говорилось только о её праве отправиться на Тайвань и о неизменности политического курса Соединенных Штатов на китайском направлении.

Внутренняя американская кухня в этих критериях не имеет никакого значения: принципиально только то, что Пекин видит в визите обдуманную провокацию со стороны США, на которую нереально не ответить.

Военно-политические кризисы с китайским участием, обычно, носят долгий характер. В текущее время началось поэтапное наращивание мер финансового давления. Китай уже закончил поставлять на полуостров природный песок и воспретил импорт тайваньских цитрусовых и рыбы. Разумеется, что это только начало.

Из истории конфронтаций Китай с иными государствами понятно, что большая часть вводимых Пекином санкционных мер являются неофициальными и необъявленными. Просто вдруг у определенного класса продуктов из наказываемой Китай государства появляются трудности с оформлением на таможне. На принадлежащих её бизнесу предприятиях в КНР начинаются нескончаемые спасатели, санитарные и налоговые проверки. Маленькие нарушения, на которые ранее не направили бы внимания, наказываются по всей строгости. В один момент отменяются уже одобренные соглашения о взаимодействии, разрываются договоры и т. п.

Параллельно случается обострение в армейской сфере. В 1995—1996 годах Китай временами проводил учебные запуски баллистических ракет в районы недалеко от тайваньскими портами, нарушая логистику и вызывая панику. Ответом на визит Пелоси стали беспримерные по масштабу учения с настоящими стрельбами в 6 районах по периметру острова. Очевидно, эти маневры делают помехи движению морского и воздушного транспорта. Зоны учений, возможно, будут равномерно расширяться, приближая положение дел к полной изоляции острова.

Учения будут равномерно приводить к истощению ресурсов тайваньских армии, которым придется повсевременно находиться в состоянии завышенной готовности, нередко поднимаясь по тревоге. Это ведет к вялости личного состава, завышенному износу техники и аварийности. Китай, который обладает двухмиллионной армией, сумеет часто проводить ротацию собственных войск. Тайваню с его маленькими вооруженными силами делать это будет еще труднее. Длительный кризис будет сопровождаться побегом капитала и падением финансовой активности, что вместе с китайскими санкционными мерами даст кумулятивный эффект.

Кампания давления, возможно, будет проводиться с учетом грядущих политических событий, таковых как местные выборы на Тайване 26 ноября и всеобщие выборы января 2024 года. В грядущий период Китай совсем обусловится с тем, имеется ли возможности достигнуть «мирного объединения» острова и континента. Если в Пекине посчитают, что возможностей нет, то неминуемой станет попытка присоединения Тайваня силовым методом — в согласовании с китайским законом о борьбе с сепаратизмом 2005 года.

Самое основное, что необходимо осознать на данный момент: война не начнется ни сейчас, ни завтра. Только, как говорят в Америке, альтернативно даровитый человек (по-русски — просто полоумный) может мыслить, что одна из самых крупных после 2-ой мировой войны морская десантная операция будет поставлена в зависимость от расписания Нэнси Пелоси. Однако в дальнейшем ближайших пары лет война очень возможна. И это станет событием чертовских размаха для всей глобальной экономической системы. Результаты этой войны ощутит на для себя не попросту любая государство, но, возможно, каждое домохозяйство в мире.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»