Аналитика

Разочарование Барона и измена США: Израиль в фокусе

Президент Израиля Ицхак Барон «разочарован» сегодняшним политическим дискурсом в условиях напряженности в политическом истеблишменте из-за госбюджета. Соответственное заявление он сделал 1 ноября, в ходе выступления перед репортерами в Эйлате.

«Меня чрезвычайно разочаровывает то, как смотрится политический дискурс в Израиле. У меня были чрезвычайно суровые диалоги с партийными лидерами, также с главой оппозиции», — сообщил Барон.

Некоторое внимание он направил на Биньямина Нетаньяху, так как тот в ближайшее время делал чрезвычайно острые заявления относительно проекта государственного бюджета, приготовленного объединением, также по причине работе кабинета министров в общем. Раздельно Барон откомментировал угрозы в адрес уполномоченных лиц структуры медицинского обеспечения, в индивидуальности в адрес главы службы публичного здравоохранения Шарон Эльрой-Прайс.

«Мы должны придти на помощь медику Шарон Эльрой-Прайс и всем тем, кто дни и ночи трудится на пользу людей государства», — отметил Барон.

Ранее глава правительства Нафтали Беннет сообщил, что на текущей неделе будет совсем принят проект госбюджета, невзирая на усилия оппозиции провалить волеизъявление.

«Для оппозиции это значит, что она рассыплет. Они отчаянно пробуют провалить принятие казны, чтоб провести пятые выборы. Однако они только напрасно растрачивают свои силы», — сообщил Беннет.

Газета «Еврейский Мир» предала гласности аналитическую статью американо-израильского корреспондента, заместителя редактора газеты The Jerusalem Post Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Постамериканская стратегическая трудность Израиля».

Израильскому властным кругам, который отвечает за безопасность государства, пора очнуться от собственных американских иллюзий. Америка больше не поддерживает Израиль.

Недавние сведения о обсуждениях, которые Израиль и США ведут на данный момент по причине иранской ядерной программы, по другому как землетрясением не назовёшь. На прошедшей неделе израильское издание «Исраэль ха-Йом» расположило на собственной первой полосе большой заголовок: «Иран сближается с умеренными странами, и Израиль встревожен».

История, приготовленная военным журналистом издания Йоавом Лимором, рассказала о 2-ух очень тревожных качествах американо-израильской координации по иранской ядерной программе.

Во-1-х, стало известно, что американцы больше не сотрудничают с Израилем в стремлении предупредить перевоплощение Ирана в ядерную державу. Наоборот, американцы работают против Израиля.

Американцы и израильтяне сходятся в том, что Иран фактически достиг положения порогового ядерного страны, другими словами государства, которая способна обзавестись ядерным вооружением в хоть какой момент, когда она того захочет.

Но, являясь согласными со статусом рвения Ирана к военному ядерному потенциалу, Израиль и США всецело расползаются в понимании относительно того, каким должен быть ответ на сегодняшнее положение дел в ядерной программе Ирана.

Позиция Израиля состоит в том, что США должны сделать дипломатические и финансовые меры и по меньшей мере пригрозить боевыми действиями, если Иран откажется возвратиться к ограничениям на свою ядерную деятельность, изложенным в так называемом Коллективном всеобъятном плане действий, либо СВПД, — несчастной ядерном соглашении 2015 года.

Заметим, конкретно она, эта ядерная сделка 2015 года, позволяла Ирану обогатить ограниченное число урана до 3,67 %. В текущее время Иран обогащает большие количества урана до 60-процентного уровня, другими словами, только незначительно уступающего военному качеству.

Глава Соединенных Штатов Америки Байден и его консультанты даже не хотят изучать возможность введения доп финансовых санкционных мер против Ирана. Кроме того, администрация закрывает глаза на экспорт Ираном больших объёмов нефти и газа в Китайскую Народную Республику и иные страны в очевидное нарушение всё ещё имеющихся санкционных мер.

При этом, боевые столкновения, как утверждают американцы своим израильским сотрудникам, не исключаются. Кроме того, американцы сообщают, что, может статься, они даже будут готовы изучить вопрос принятия дипломатических мер в той либо другой форме. Однако взамен они требуют от Израиля уступок палестинским арабам.

Тем или иным образом, из статьи Лимора следует только одно — США ясно объяснили Израилю, что не будут решать действенных шагов, чтобы помешать Ирану стать ядерной страной.

2-ая потрясающая информация, которая направлялась из статьи Лимора, заключается в том, что у кабинета министров Лапида — Беннета нет никакой тактики в отношении новой позиции США. Заместо того чтоб признать действительность и начать оказывать противодействие Ирану, не делая упор на США, правительство Израиля, наоборот, пробует ещё в большей мере выровнять курс с Вашингтоном.

«Израильские усилия по достижению наибольшего взаимодействия с Соединенными Штатами длятся, — сообщает Лимор, — в числе остального потому, что у Израиля, на самом деле, осталось чрезвычайно не много других вариантов».

Чтоб поддерживать координацию с администрацией, которая не делит задач Израиля, правительство Лапида — Беннета просто меняет израильские цели.

Сейчас оно поддерживает усилия администрации Байдена по возврату США к СВПД. В 2018 году президент Дональд Трамп вышел из этой сделки, так как Иран вёл переговоры о сделке нерадиво и постоянно нарушал ограничения, наложенные СВПД на его ядерные операции.

Во время собственного премьерства Биньямин Нетаньяху выступал против всех параграфов СВПД, так как, как он внушительно демонстрировал, данный контракт упрощает продвижение Ирана к ядерному вооружению и, ужаснее того, обеспечивает его правомочность в ООН.

Сейчас правительство Лапида — Беннета, оправдывая собственный радикальный разрыв с позицией прошедшего кабинета министров, заявляет, что, дескать, возврат Ирана к ограничениям на свою ядерную деятельность, оговорённым в СВПД, замедлит продвижение этого режима к бомбе и обеспечит Израилю время, которое тот «сумеет применять для проведения дипломатической кампании и убыстрения военных изготовлений в целях удержать Иран от ядерной бомбы в дальнейшем».

Иными словами, чтоб выиграть время для попыток помешать Ирану заполучить ядерное орудие, Израиль признаёт СВПД, который, со своей стороны, узаконивает иранские ядерные устремления и гарантирует фуррор сил руководящего там режима по созданию ядерного вооружения.

Правительство Лапида — Беннета заявляет, что после признания правомочности ядерной программы Ирана (через поддержку СВПД) у него покажется время для проведения дипломатической кампании по делигитимации ядерной программы Ирана и развитию военной мощи для нападения на ядерные объекты Ирана, легализованные СВПД.

Данная возмутительная оперативная и стратегическая непоследовательность Израиля проистекает из невозможности кабинета министров смириться с фактом предательства США.

Отказавшись от прежней позиции неприятия ядерной программы Ирана, администрация Байдена не попросту разбила надежды Израиля на координацию собственных сил с Вашингтоном.

Она практически убила основополагающую мысль, которая лежала в базе 50-летнего партнёрства Израиля с Америкой в сфере безопасности. Данная мысль заключалась в том, что партнёрство Америки с Израилем в сфере безопасности является важной гарантией государственной безопасности Израиля.

Представление про то, что конкретно США, но не мощь и готовность Израиля применять свою силу являются более принципиальным стратегическим активом Израиля, сложилась после войны на истощение 1968−1970 годов. Она стала основой израильского стратегического планирования после войны Конца света 1973 года. На протяжении этого периода в обмен на американское орудие Израиль согласился делать требования США, которые состояли в том, чтоб Израиль шёл на скидки, отступал и не побеждал собственных противников.

Например, к примеру, в качестве ответа на давление США:

Израиль не уничтожил 3-ю египетскую армию, когда силы Армии обороны Израиля окружили её в конце войны Конца света;

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Новый максимум в Российской Федерации: 1189 смертей по причине коронавирусной инфекции за день

потом США выручили ООП и Ясира Арафата в Бейруте в 1982 году;

позже они опять выручили Арафата и ООП в Рамалле в 2002 году;

вприбавок Вашингтон выручил «Хизбаллу» в 2006 году;

и в конце концов, американцы пару раз выручали ХАМАС в военных кампаниях начиная с 2008 года.

Кроме того, США торпедировали антииранское взаимодействие Израиля с Грузией в 2007—2008 годах. В следующие годы они также подорвали стратегическое взаимодействие Израиля с Азербайджаном против Ирана.

В каждом таком эпизоде службы безопасности Израиля соглашались отойти по оклику из Вашингтона, так как генералы стали ценить американское орудие больше решающей победы над противником.

Сейчас в контексте Ирана и его ядерной программы конкретно данный подход стал предпосылкой того, что Израилю не хватает военной мощи, нужного для серьёзного понижения ядерного потенциала Ирана. Наперекор неоспоримым доказательствам того, что ядерная программа Ирана впрямую грозит Израилю, и невзирая на то, что США не намерены решать боевые столкновения для удержания Ирана от обретения бомбы, генералы Израиля упрямо уверяют в том, что, дескать, ядерная программа Ирана является «интернациональной неувязкой», но не неувязкой Израиля. Они поочередно заявляют, что, дескать, Израиль должен дозволить США возглавить межгосударственные усилия в удержании Ирана от сотворения бомбы.

Данная позиция более ярко и катастрофически проявилась в 2010 году, когда Меир Даган, в то время глава «Моссада, и Габи Ашкенази, в то время состоявший в должности руководителя Генштаба Армии обороны Израиля, отказались делать распоряжение главу правительства Биньямина Нетаньяху и главу Минобороны Эхуда Барака приготовить армию и «Моссад» к атаке ядерных объектов Ирана. Не много того, что высшее руководство отказалось от реализации распоряжения, в беседе накануне собственной погибели Даган ещё и сообщил, что он сказал собственному американскому сотруднике руководителю Центрального разведывательного управления Леону Панетту о распоряжении, который он и Ашкенази отклонили.

В протяжении всех лет пребывания Барака Обамы в Администрации службы безопасности Израиля отказывались признать тривиальные результаты его ядерной дипломатии. Заместо этого Даган, а потом и его преемник Тамир Пардо, как и Ашкенази вместе со своим преемником Бени Ганцем, продолжали настаивать на том, что, дескать, Израиль должен следовать полосы Обамы. Ужаснее того, генералы выступали против дипломатических сил Нетаньяху против СВПД.

Сейчас сотрудники правоохранительных органов, не стесняясь, наперерыв винят Нетаньяху в прорыве Ирана к ядерному финишу. Генералы сообщают, что, дескать, Нетаньяху ошибался, убедив Дональда Трампа отрешиться от ядерной сделки. Непременно, Иран на данный момент обогащает уран до больше высочайшего уровня, чем до этого, когда он согласился на СВПД в 2015 году. Вот лишь, согласно мнению тех, кто был вовлечён в переговорный процесс, в 2015 году у Ирана и не было возможности обогащать уран до 60-процентного уровня.

По ходу СВПД Иран разработал улучшенные центрифуги для обогащения урана до оружейного либо практически оружейного уровня. Тяжело поверить, что аятоллы не стали бы вести себя так, как ведут на данный момент, если б США не вышли из сделки. Кроме того, с Соединенными Штатами, отказавшимися от сделки, возможности заблокировать Ирану путь к бомбе были значительно выше, чем они были до того.

Однако правда состоит в том, что Нетаньяху не был бы настолько находимся в зависимости от Соединенных Штатов, а возможности Израиля заблокировать ядерные заслуги Ирана не могли быть сейчас настолько туманны, если б не отказ элит в службах безопасности создать независимые от Вашингтона стратегические варианты блокировки иранского режима на пути к ядерному вооружению. Израиль не был бы там, где он есть сейчас, если б Даган и Ашкенази следовали бы распоряжениям Нетаньяху и Барака в 2010 году.

В прошедшем году лидеры израильских служб безопасности бурлили от недовольства, когда Дональд Трамп сообщил о том, что США реализуют боевые самолёты Ф35 ОАЭ. Глава министерства обороны Бени Ганц и его соратники заявляли, что, дескать, эта продажа подорвёт высококачественное военное приемущество Израиля над его соседями. Нетаньяху, со собственной стороны, сделал возражение, заметив, что ОАЭ не грозят Израилю, а стратегическое преимущество, которое Израиль получает от мира с странами арабского мира Персидского залива, намного перевешивает угрозы, исходящие от реализации Ф35 ОАЭ.

После чего спора размещающийся в Вашингтоне специалист по Ближнему Востоку и бывший влиятельный государственный служащий администрации Буша и Дональда Трампа врач Дэвид Вурмсер предал гласности изучение издержек и выгод армейской поддержки США Израилем. Публикация Вурмсера, озаглавленная «Размышления о гарантиях США в отношении высококачественного военного достоинства Израиля», вызвала в прошедшем году тайную полемику в комитете по зарубежным делам и обороне Кнессета.

Вурмсер заявлял, что стоимость, которую Израиль заплатил за поставки орудия США, была безмерно высочайшей. Он сообщал, что Израиль «поменял свою стратегическую свободу маневра и начинания на высококачественное военное преимущество в вооружении».

Зависимость Израиля от американского орудия сделала грешный круг. С каждым годом «Израиль всё посильнее зависел от передовых американских вооружений, всё больше полагался на помощь США, что, со своей стороны, добивалось от Израиля всё больше полного подчинения собственной стратегической начинания, маневра и планирования американской местной политике.

«Данная тенденция, со своей стороны, — объяснил Вурмсер, — ставя под колебание независимую волю Израиля, ослабляет и дискредитирует сдерживание, что ведёт к ещё огромным угрозам, которые требуют ещё большего количества орудия».

Как увидел Вурмсер, «эта политика постоянно влечёт за собой последующую выдержка и принужденное согласие Израиля с попытками Америки занизить свою близость к Израилю, для приближения к для себя главных арабских государств и в конечном счёте в попытке примирить обе стороны, продолжить мирные процессы, которые требуют в качестве „уравновешивающего“ акта уступок от Израиля. Стратегическая зависимость Израиля от Соединенных Штатов постоянно дала гарантии, что израильские службы безопасности поддержат такую выдержка и уступчивость».

Если продажа Ф35 ОАЭ принудила израильский истеблишмент в сфере безопасности обеспокоиться будущим высококачественным приемуществом Израиля, то измена администрацией Байдена Израиля в иранском вопросе всецело разрушает базисную концептуальную базу, лежащую в базе стратегического мышления этого самого элит. Сохранение военных поставок из Соединенных Штатов Америки для Израиля на данный момент очевидно не лучше стратегической независимости и свободы.

Тяжело предсказать, что произойдёт с СВПД. Может быть, Иран даст согласие соблюдать его в обмен на снятие ограничительных мер. А может, и нет. Может быть, он замедлит процесс обогащение урана. А может, и не будет. Тем или иным образом, но мысль про то, что, дескать, сделка, которая открывает Ирану путь к ядерному вооружению, является соответствующим механизмом противодействия ядерного продвижения Ирана, нелепа по определению.

Кроме того далековато не понятно, какое воздействие «дипломатическое давление США» (если оно когда-или и будет использовано) окажет на Иран. В критериях чертовского поражения в Афганистане и слабеющей защиты Тайваня от нарастающих китайских угроз угрозы Америки получают еще наименьший вес, чем в свое время.

Одно совсем ясно — израильскому властным кругам, который отвечает за безопасность государства, пора очнуться от собственных американских иллюзий. Америка больше не поддерживает Израиль. А означает, Израиль может положиться только на самого себя.

(Автор: Кэролайн Глик. Источник на британском: Israel Hayom)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»