Аналитика

Ревизия иранского реформизма: бывший президент Роухани может стать перед судом

Бывший президент Ирана Хасан Роухани, который покинул пост в августе, испытывает судьбу стать фигурантом уголовных дел, если судебные органы государства воспримут к изучения показатели парламентского расследования его работе. Новый президент Ирана, лидер «ястребов» Ибрахим Раиси и ранее не утаивал пренебрежительного отношения к собственному предшественнику, который, по меркам Исламской Республики, числился чуть не либералом. Сейчас же он имеет все рычаги для сведения счетов, благо выяснение отношений меж политическими конкурентами при помощи уголовных дел для Ирана полностью обычно — на данный момент в государстве идет реальная зачистка предшествующей управленческой команды. А также, Ибрахим Раиси может поставить крест на одном из основных внешнеполитических проектов эры Роухани — иранской ядерном соглашении: восстановление переговорного процесса по ней так и не случилось, а если все они же начнутся, Иран наверное займет еще больше твердую позицию, чем до этого.

Незаконное поведение и невыполнение обязательств в течение 2-ух президентских сроков — подобные обвинения в адрес Хасана Роухани выдвинули депутаты парламента Ирана, некоторое количество дней назад направившие официальное обращение с требованием предать суду экс-главы. К данному заявлению законотворцев была приложена online-обращение, которую, как заявляется, подписали больше пятиста тысяч «учащихся институтов, юных священников и людей из различных слоев общества». Они утверждают, что в отношении Роухани должен быть вынесен «твердый вердикт суда» за «девальвацию государственной валюты Ирана», «ликвидирование рабочих мест» и «назначение шпионов и лиц с двойным гражданством» на принципиальные должности. А также, бывшему президенту инкриминируется виновность в смерти больше 200 иранцев в процессе широкомасштабных протестных акций в ноябре 2019 года, которые были вызваны увеличением цен на горючее — будто бы это решение было подстрекательством со стороны Роухани.

Масштабная поддержка петиции вправду не вызывает колебания — как заявляют иранские источники, в последние недели хештег «Суд над Роухани» был чрезвычайно популярен в иранском секторе веба. Но вряд ли это спонтанное народное волеизъявление — ветер точно дует с той стороны иранских элит, предпринявш?? все усилия с той целью, чтоб направить реформистский курс Роухани вспять.

Требования предать бывшего президента суду уже звучали со стороны иранских «ястребов» в процессе недавней избирательной гонки, в какой Роухани не принял участие, так как в Иране пребывание на президентском посту строго ограничено 2-мя сроками. В процессе июньских дебатов на телевидении за некоторое количество дней до голосования основной претендент на победу Ибрахим Раиси, в то время возглавлявший судебную систему Ирана, сообщил, что Роухани должен быть привлечен к ответственности за результаты «бензинового мятежа». Администрация Роухани это утверждение здесь же дезавуировало, напомнив, что твердым угнетением протестных выступлений занимались правоохранительные органы под руководством Корпусом стражей Исламской революции (КСИР). Впрочем, выходцем из этой организации является Ибрахим Раиси.

Очередной претендент на пост президента Ирана, Мохсен Резаи, главнокомандующий КСИР в 1981—1997 годах, во время дискуссий дал обещание выслать под суд близкого приверженца Хасана Роухани — главу иранского Центрального Банка России Абдольнасера Хеммати, который также решил принять участие в голосовании. Согласно заявлению Резаи, банкир подлежал преследованию за соглашательство с запретными ограничениями Соединенных Штатов США.

В активе иранских сотрудников правоохранительных органов уже есть одно свежее дело в отношении управления ЦБ. Предшественник Хеммати на посту главу Нацбанка Ирана Валиолла Сеиф, занимавший данный пост в 1-ый президентский срок Роухани, на днях был осужден к 10 годам заключения за денежные аферы. Практически Сеиф поплатился за одно из собственных последних принципных решений во главе ЦБ, бывшее принято в апреле 2018 года — зафиксировать курс падающего под давлением запретных ограничений Соединенных Штатов иранского риала к доллару на отметке 42 тысячи пунктов, сделав данный курс легкодоступным лишь для уполномоченных структур. В итоге в Иране немедленно расцвел темный рынок валюты, а в денежной системе государства начался хаос. Прокурор Тегерана обвинил Валиоллу Сеифа в «трате» больше $ 30 миллиардов и 60 тонн золотого припаса, но в конечном итоге вердикт последовал за нарушение порядка на денежном рынке и создание критерий для нелегальной покупки и реализации зарубежной валюты.

Настоящие сроки по данному делу получили и иные государственные служащие ЦБ, в том числе осужденного на 8 лет бывшего заместителя председателя Сейеда Арагчи — племянника влиятельного дипломата Аббаса Арагчи, в недавнем прошедшем заместитель министра зарубежных дел, который возглавлял делегацию Исламской Республики на обсуждениях в Вене по восстановлению ядерной сделки. Очевидно, после окончания второго срока Роухани и избрания президентом Ибрахима Раиси миссия Арагчи была закончена, а на его место был назначен заместитель руководителя Министерства иностранных дел Али Багери Кани, участвовавш?? в ядерных обсуждениях еще при президенте Махмуде Ахмадинежаде, чья команда на данный момент ворачивается на почти все главные посты в Иране.

Отношения самого Хасана Роухани с судебной системой Ирана очень драматичны. В октябре 2019 года Верховный суд Исламской Республики приговорил его брата Хасана Ферейдуна к 5 годам заключения, который оказался под уголовным преследованием по все той же причине — денежные аферы. Резонанс данному делу обеспечивало то, что президентский брат не был личным лицом: на момент задержания в 2017 году Хасан Ферейдун состоял в должности ассистента Роухани, а ранее был специальным посланником на обсуждениях по ядерной программе Ирана в Вене.

Как понятно, заключенная в 2015 году ядерная сделка содействовала временному снятию с Ирана санкционных мер США, также посодействовала Хасану Роухани переизбраться на 2-ой срок, одержав победу над Ибрахимом Раиси. Арест его брата, который состоялся всего через несколько недель по прошествии голосования, стал очевидным напоминанием иранским реформаторам, кому принадлежит настоящая власть в государстве. А совсем судьба Хасана Ферейдуна была определена скоро после того, как в марте 2019 года главой судебной власти Ирана стал Раиси, придя на замену Садику Лариджани, брату бывшего председателя иранского парламента Али Лариджани.

Оба брата Лариджани заняли свои посты в высшем эшелоне иранской власти еще при Ахмадинежаде, и однако их (в индивидуальности Садика) не приходилось считать реформаторами, с Роухани они тем или иным образом сработались. Включать свои механизмы на полную мощность иранское правосудие до какого-то момента точно не спешило. К примеру, «дело банкиров», о котором говорилось выше, было возбуждено лишь после того, как верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи в августе 2018 года попросил главу судебной системы Садика Лариджани к особенным мерам против финансовой коррупции.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Зеленский не сумел обосновать существование единой украинской цивилизации

Но после того, как Дональд Трамп в 2018 году ввел против Ирана новые санкционные меры, ультраконсерваторы перебежали в пришествие, взяв под контроль поначалу судебную систему, а потом и парламент после триумфальных для них голосования в феврале 2020 года. В сегодняшнем январе прямо за братом Хасана Роухани настал черед получить тюремный срок для Мехди Джахангири — брата заместителя президента Ирана Эсхака Джахангири. Его также задержали скоро после голосования за выборах президента 2017 года по обвинению в «проф контрабанде валюты» в размере около $1,000,000, потом выпустили под залог, а накануне новых голосования, в которых рассчитывал поучаствовать Эсхак Джахангири, осудили на два года.

У этого сюжета тоже была длинноватая предыстория — брат заместителя президента находился в очень неприязненных отношениях с новым председателем иранского парламента Мохаммад-Багером Галибафом. Накануне голосования за выборах президента 2017 года, на которые Галибаф, в то время глава города Тегерана, выставил свою кандидатуру, Мехди Джахангири обвинил его в коррупционных преступлениях. Ответ не принудил себя ожидать: Галибаф сообщил, что сам Джахангири и основанный им Банк туризма увязли в денежных аферах. Уголовное дело с неучтенной валютой (в туризме «жив» валютный оборот в принципе неустраним) должно было удостоверить эти обвинения в очах общественности.

В апреле текущего года «ястребы» в парламенте Ирана пробовали инициировать судебный заявление и против Хасана Роухани, выдвинув в отношении него обвинение в малопродуктивных действиях по противодействию коронавирусу, но окончить собственный 2-ой срок Роухани получилось без уголовных дел. Сейчас же бывшего президента не защищает никакой официальный статус — сложив возможности, он практически ушел в никуда, о новом назначении для 62-летнего политика ничего не понятно. Потому будущее Роухани всецело зависит от того, какое решение в ответ за запрос парламента с плодами расследования воспримет новый руководитель судебной системы Ирана Голам-Хосейн Мохсени-Эджеи, который, видимо, еще больший ультраконсерватор, чем сам президент Раиси.

Вообщем, следует согласиться с тем, что и при Хасане Роухани уголовные преследования «бывших» были полностью обычной практикой иранской политики. К примеру, в 2014 году Хамид Багаи, состоявший в должности заместителя премьер-министра при Махмуде Ахмадинежаде, получил пятнадцать лет содержания в тюрьме за коррупцию, а в 2018 году еще одному заместителю премьер-министра, Эсфандиару Рахиму Машаи, предъявили обвинение в чернокнижничестве. Под уголовным преследованием мог оказаться и сам Ахмадинежад. Накануне до собственного переизбрания на 2-ой срок Хасан Роухани сказал о разработке группы по расследованию событий изъятия иранских активов в США на сумму порядка $ 2 миллиардов. В качестве вероятного виновника этого назывался бывший президент Ирана, который в 2008 году поддержал покупку американских ценных бумаг в долларах. В предстоящем Ахмадинежада подозревали и в остальных эпизодах, которые связаны с тратой финансовых средств казны, но на скамье обвиняемых бывший президент так и не оказался (как и иные бывшие руководители Исламской республики).

Сейчас же он очевидно не прочь, чтоб суровые трудности с правоохранительной системой появились уже у Хасана Роухани: Ахмадинежад уже всецело поддержал обвинения собственного преемника в опосредованном провоцировании широкомасштабных протестных акций в конце 2019 года. Однако еще больше суровыми результатами для Роухани чревата его активность на ядерном направлении. В упомянутой выше петиции с полумиллионом подписей заявляется, что Роухани преднамеренно занимался ликвидированием иранских ядерных технологий, а это уже может повлечь за собой обвинения в гос измене, за какую в Исламской Республике полагается смертельный приговор. «Ястребы» уже ни один раз утверждали, что ядерная сделка 2015 года была оскорбительной для Ирана, а в переговорную группу, которую сформировывал Роухани, просочились «неприятельские разведслужбы».

Этим рассуждениям содействует очередной недавний скандал, в центре которого оказался экс-руководитель министерства зарубежных дел Ирана Джавад Зариф, возглавлявш?? группу переговорщиков при заключении ядерной сделки 20 июля 2015 года. Некоторое количество дней назад во время online-полемики на площадке Clubhouse, в какой приняли участие и иные участники команды Роухани, Зариф подтвердил, что в то время разговор велся только о приостановке, но не о снятии запретных ограничений Соединенных Штатов против Ирана, что в последний момент и было зафиксировано в тексте соглашения о сокращении иранской программы по обогащению урана. Тем бывший-глава министерства практически удостоверил обвинения в собственный адрес, звучавш?? 6 годов назад, что соглашение он не читал, а сама сделка оказалась нерентабельной для Ирана. В иранском вебе это откровение Джавада Зарифа прогнозируемо спровоцировало требования привлечь его к ответственности, однако бывшего руководителя Министерства иностранных дел и ранее называли одним из основных кандидатов на уголовные дела после увольнения Роухани.

Что все-таки касается переговоров по ядерном соглашении, то они так и остаются в подвешенном состоянии, однако команде Роухани практически получилось вывести их на финальную прямую. Сначало подразумевалось, что дата возобновления консультаций будет назначена в августе—сентябре, после того, как Ибрахим Раиси сформирует новое правительство. Сначала октября турецкое СМИ Anadolu ссылаясь на анонимные источники докладывало, что переговоры в Вене должны продолжиться уже в конце месяца, но эти ожидания уже не оправдались. На 27 октября назначена только встреча переговорщиков от Ирана с членами Европейского Союза в Брюсселе, и это уже вызвало возмущение США — представитель Государственного департамента Нед Прайс не так давно сообщил, что стороны должны сходу возвратиться в Вену для продолжения прерванных в июне консультаций. Раиси в свою очередь сказал, что Иран нацелен на достижение итогов в обсуждениях, но сделал важную обмолвку, которая намекает на вероятную патовую положение дел: «Если американцы настроены серьезно, они должны снять несправедливые санкционные меры с Ирана».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»