Аналитика

Российская наука врубается в каспийскую стратегию

Научный форум «Каспий 2021: пути устойчивого развития», который состоялся в Астрахани, обозначил новое направление российской политики в прикаспийском регионе — формирование тут большого научно-образовательного центра и укрепление сотрудничества с научным обществом остальных каспийских стран в рамках повестки всеобъятной безопасности. Представители российского вузовского общества думают, что наука и образование способны внести суровый вклад в решение 3-х взаимосвязанных вопросов региона — расширение вариативности экономики, улучшение качества жизни людей и сохранение экосистемы Каспия.

За некоторое количество дней до открытия форума глава региона Астраханской области Игорь Бабушкин, в ходе выступления в Совете Федерации, сообщил о необходимости включения региона в список наиважнейших геостратегических территорий, так как данный статус дозволит ему очень стремительно и отлично воплотить масштабные проекты. Данная постановка вопроса получила поддержку членов сената — руководитель комитета верхней палаты парламента РФ по политике в сфере экономического развития Андрей Кутепов сообщил, что палата будет интенсивно отстаивать интересы региона, так как «геоположение Астраханской области на Каспии открывает неимоверные возможности», а её проекты требуют общегосударственной поддержки.

Прошлогодняя положение дел в глобальной экономической системе снова показала масштаб рисков, с которыми сталкивается Астраханская область, как и раньше существенно зависящая от добычи углеводородов, которую ведут структуры ЛУКОЙЛа и компании «Газпром». Как рассказал на пленарном совещании форума заместитель председателя местного кабинета министров Дмитрий Овчинников, в прошедшем году из-за снижения стоимости нефтяных котировок и газ область недополучила порядка 12 миллиардов доходов. Поэтому, он дополнил, сейчас требуется переустройство финансовой модели Астраханской области, где фактически отсутствуют компании глубочайших переделов, что описывает её зависимость от стойкости рынка энергетических носителей и группы организованных плательщиков налогов.

О необходимости расширения ассортимента экономики Астраханской области речь в реальности идет чрезвычайно издавна. Бывший губернатор региона Александр Жилкин в свое время рассчитывал, что Астрахань сумеет стать большим местным транспортно-логистическим хабом благодаря пересечению 2-ух межгосударственных транспортных коридоров — «Север-Юг» и «Восток-Запад». В целях выполнения этих амбиций власти осуществили огромные усилия по развитию нового порта Оля в дельте Волги, был всецело реконструирован местный аэродром, приведена в порядок автомобильная дорога Астрахань — Махачкала. А также, планы расширения ассортимента подразумевали, что необходимости нефтяников ускорят развитие этот исторически сложившейся в регионе сферы, как кораблестроение, а доп доходы региону принесет развитие туризма.

Достижения этих начинаний оказались переменными. Туризм и радушие в Астраханской области за прошедший десяток лет вправду показывал суровый прогресс, чему содействовали мероприятия, которые посвящены 450-летию Астрахани в 2008 году — на обустройство города тогда получилось получить большие средства, также из внебюджетных источников. После чего Астрахань уже ни один раз воспринимала большие межгосударственные мероприятия с участием глав прикаспийских государств, а комплексный туристический поток к 2018 году достиг 2 млн человек. В прошедшем ноябре Игорь Бабушкин сказал о намерениях прирастить число путешественников к середине десятки лет по меньшей мере на четверть.

Но заслуги в транспортно-логистической сфере оказались куда больше умеренными. В прошедшем году грузооборот портов Астрахань и Оля составил всего 3,1 млн тонн, однако в 2010 году лишь через астраханский порт переваливалось приблизительно 5 млн тонн грузов, а в первом грузовом районе порта Оля было намечено обслуживать до 8 млн тонн грузов. Одной из основных обстоятельств застоя стало сокращение торговли с Ираном, который в 2017 году снова оказался под запретными ограничениями Соединенных Штатов. Если добавить к данному постоянные трудности с перевалкой нефти через порт Махачкалы, то общая картина смотрится печально: доля Рф в комплексном грузообороте каспийских портов понижается.

Очень суровые трудности накопились и в социалке. По доле старого и непригодных для проживания помещений Астраханская область размеренно занимает одно из самых плохих мест в Российской Федерации. В исследовании, который был представлен аудиторско-консультационной сетью FinExpertiza сначала 2019 года, она вошла в 10-ку «аварийных» регионов с учетом не лишь огромного размера старого жилища (8 место в государстве), да и общего уровня развития жилищного рынка.

Финансовые и инфраструктурные трудности подстрекают существенный отток жителей. Сначала прошедшего года управление Астраханьстата сказало о смене базисного демографического тренда: если до этого динамика количества жителей шла по синусоиде, то за прошедшие 4 года прошедшего десятки лет регион столкнулся с устойчивым оттоком жителей. В 2018—2020 годах население Астраханской области уменьшилось на 1,9 %, упав ниже «психической» отметки в миллион человек, при всем этом естественная убыль составила 3,1 %, а миграционная — 16,5 %.

Все это в итоге оказывает влияние на позиции Астраханской области в условиях остальных субъектов федерации. В собственном последнем исследовании качества жизни в субъектах Российской Федерации агентство РИА «Рейтинг» поставило Астраханскую область только на 58 место в государстве (минус 4 позиции в сопоставлении с прошлогодним рейтингом) — существенно ниже её соседа и обычного соперника Волгоградской области, которая также не блещет общественно-финансовыми фуррорами. Богатейший в части природных ресурсов регион попал в рейтинге по соседству с такими ресурсно-бедными территориями, как Псковская область и Республика Дагестан.

Все это почти во всем обусловило повестку полемики на форуме «Каспий 2021», устроителями которого выступили Министерство образования и науки России, РАН и правительство Астраханской области. Из выступления на пленарном совещании местного заместителя премьер-министра Дмитрия Овчинников можно прийти к выводу, что сейчас в качестве нового драйвера развития власти изучают науку и образование, беря за эталон Далекий Восток. Оживление дальневосточной экономики в последние несколько лет, подчеркнул Овчинников, почти во всем было соединено с созданием в данной части Рф большого научно-образовательного кластера под руководством Дальневосточным общегосударственным институтом. Довольно вспомнить, что один из знаковых дальневосточных инфраструктурных проектов — стройку моста на полуостров Российский во Владивостоке к саммиту АТЭС 2012 года — был реализован конкретно в целях развития института: после встречи на полуострове Российский разместился кампус ДВФУ.

Схожий большой проект уже подготовлен в Астраханской области. Как рассказал EADaily руководитель Астраханского муниципального института (АГУ) Константин Маркелов, в 2005—2017 годах возглавлявший областное правительство, концептуальная работа над созданием в регионе большого научно-образовательного кластера идет уже достаточно издавна. Сейчас готовы подготовительные эскизные проекты, выделен земляной земельный участок, на котором запланировано стройку межвузовского научно-образовательного центра, кампуса, который будет включать не лишь жилище для учащихся, педагогов и юных исследователей, да и учебные аудитории площадью около шестидесяти тысяч квадратных метров, научные лаборатории по различным фронтам, наиважнейшим для региона. Запланировано также сделать технопарк, выставочное место и спортивную зону.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Обзор иранской СМИ: «Стратегическому терпению настал конец»

Согласно мнению Маркелова, проект уже прошел экспертное исследование на различных уровнях, и предложение о его поддержке, с которым глава региона Астраханской области не так давно обратился к верхней палате парламента РФ, нашло одобрение. «Члены сената оценили начинание, отталкиваясь от того, что Астраханская область — стратегический регион, который должен концентрировать научный и образовательный потенциал с прицелом на экспорт образования и вещание технологий. Если мы получим поддержку на уровне кабинета министров, то будет развернуто проектирование и стройку вместе с коллегами, которые заинтересованы в данном проекте», — полагает руководитель АГУ.

При всем этом Астраханская область точно на неплохом счету у общегосударственного образовательного управления. Заместитель президента Российского Союза ректоров, который был руководитель Южного общегосударственного института Марина Боровская подчеркивает, что Астраханская область готова к созданию на её территории большого научно-образовательного кластера и имеет нужный с этой целью потенциал, а Константин Маркелов с его огромным опытом работы в местной власти настроен на командный подход к сотрудничеству меж университетами.

«Одна из основных задач — выстроить на юге Рф такую модель, чтоб университеты каждого субъекта могли выстроить общую инфраструктуру, взаимно задействуя оборудование и площадки, также привлекая учащихся к коллективным проектам, аналогичное принципиально организовать и для педагогов и исследователей. Данная академическая мобильность как по вертикали, так и по горизонтали дает положительный результат в виде солидарных статей, разработок, экспедиций и т. д. Для фуррора таковых проектов университетам чрезвычайно принципиально осознавать круг собственных партнеров в числе научно-учебных заведений. Трудность состоит в том, что сотрудничество высших учебных заведений снутри раздельно взятого регионов не постоянно складывается удачно. Но в Астраханской области подобные сетевые решения с формированием солидарных научных команд уже довольно интенсивно внедряются», — сообщила Боровская EADaily.

Согласно мнению Константина Маркелова, за прошедшие годы в области сформирована устойчивая научно-образовательная экосистема на базе 13 высших учебных заведений и 6 научных компаний. При всем этом на высочайшем уровне располагается сотрудничество с зарубежными партнерами: Астраханская область занимает 5-ое место в Российской Федерации по числу заграничных учащихся на платной базе, тут обучаются студенты из 79 государств, и лишь у АГУ уже есть больше полусотни партнеров в прикаспийском регионе.

«Мы интенсивно выстраиваем сетевые связи с соседями, формирующ?? свою научно-образовательную базу, — полагает Маркелов. — А именно, Казахстан сообщил о разработке Каспийского хаба на базе Атырауского института нефти и газа, Туркмения два года назад на первом Каспийском финансовом форуме сообщил об открытии Института Каспия. Считаю, наши соседи будут заинтересованы в том, чтоб возник большой научно-образовательный центр, который может дозволить не лишь слиться каспийским ученым, да и выстраивать систему мобильности меж учащимися и педагогами. Это дозволит интенсивно кооперироваться в критериях глобализации с привлечением профессионалов из остальных государств — Индии, Стране восходящего солнца, КНР, Кореи».

Согласно мнению ректора АГУ, задачи расширения ассортимента экономики Астраханской области требуют развития таковых направлений образовательной подготовки, как инженерные технологии, нанотехнологии, вопросы транспортного комплекса по целому диапазону направлений, таковых как цифровой порт, кораблестроение и смежные сферы. Наиважнейшей для научно-образовательного кластера гуманитарной задачей обязана стать общая безопасность Каспийского региона, которая включает экологию, биоресурсы, здоровьесбережение, агропромышленное направление.

Развитие высшего образования способно внести суровый вклад в решение принципной для Астраханской области трудности существенного оттока молодежи, уверена Марина Боровская. Университеты и научные организации, припоминает она, не лишь способны усиливать сотрудничество с работодателями в регионе, да и сами выступают большими работодателями, которые способны создавать новые рабочие места. В числе направлений подготовки, которым необходимо уделить больше внимания, как считают Боровской, стоит раздельно выделить аквакультуру, но при всем этом принципиально, чтоб выбор в пользу того либо другого направления, находил поддержку за границами образовательной сферы:

«Данная задачка подразумевает усилия по развитию коммерческой деятельности и деловой среды, социальной сферы, сначала здравоохранения, промышленности радушия. Если Астраханской области удаться вовлечь в предпринимательство 35−37 процентов молодежи, то это будет отличный задел для всеохватывающего экономического роста. Возлагаем надежды, что существенный упор будет при всем этом изготовлен на технологическое предпринимательство».

Касательно сотрудничества с иностранными университетами, то тут нужно сначала сформировать солидарные темы проектов и исследовательских работ, считает Марина Боровская — к ним, как она сообщает, могут относиться вопросы, которые связаны с качеством аква ресурсов и сохранением биоразнообразия:

«Это темы, которые объединяют прикаспийские государства на неполитической площадке, что принципиально, так как все страны встревожены заслугой задач устойчивого развития. Эпидемия лишь обострила почти все трудности в данной отрасли — к экологическим и техногенным риском добавились эпидемиологические, социальные и психические. Потому сейчас требуются системные социальные, гуманитарные и экологические решения, которые были подкреплены надлежащими исследовательскими работами в сотрудничестве с заграничными сотрудниками. Сейчас мы чрезвычайно большое количество внимания уделяем конкретно гуманитарным, педагогическим вопросам — это новое направление сотрудничества после того, как сотрудничество уже сложилось в естественнонаучных дисциплинах».

Некоторым направлением работы нового научно-образовательного кластера станут экологические трудности Каспийского региона, которые в ближайшее время вызывают больше внимания за его пределами. Показательно, что накануне открытия форума в Астрахани специальный уполномоченный Европейского Союза по Центральной Азии Питер Буриан сообщил, что без усиления мер по оптимальному водопользованию Каспий может ожидать незавидная судьба Аральского моря.

«Слышать печальные прогнозы о судьбе Каспийского моря от профессионалов, которые находятся далековато от нашего региона, приходилось ни один раз, — комментирует Константин Маркелов. — Однако охрана гидроресурсов и биоразнообразия Каспия — это прежде всего задачка прикаспийских государств, которая предполагает взаимодействие их научно-образовательных центров. Интернациональная координация работы по сохранению экосистемы Каспия — это один из основных частей всеобъятной безопасности в регионе».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»