Скандалы

Рустама Тарико и без водки в Форбс не пустят

Рустама Тарико и без водки в Форбс не пустят

2-ой производитель водки в мире Roust Corporation Рустама Тарико реализует за $1 миллиардов польскую «дочку» CEDC, планирует расплатиться по долгам и провести IPO. По какой причине это не гарантирует Тарико возврат в перечень Форбс и что может помешать сделке?

Осенью 2011 года создатель группы «Российский эталон» Рустам Тарико, чье состояние Форбс тогда оценивал в $1,5 миллиардов, купил собственный 1-ый пакет акций (9,9 %) польского производителя водки Сentral European Distribution Corporation (CEDC). По прошествии 10-ти лет холдинг Тарико Roust Corporation условился о продаже сто процентов СEDC (всецело акции организации из Польши предприниматель организовал в 2013-ом). О сделке сказала сама Roust. Покупателем выступает польский производитель продовольствия Maspex — в Российской Федерации эта компания известна соком «Теди». Размер сделки составит 3,89 миллиардов польских злотых, что приблизительно равно $1 миллиардов. Однако её еще должны одобрить польские регулирующие органы.

Последний раз Рустам Тарико заходил в перечень Форбс в 2015 году. В котором состоянии располагается его бизнес и что может ожидать предпринимателя после большой сделки?

Спиртной масштаб

Roust является вторым производителем водки в мире после английской Diageo. Водка Żubrówka, которую производит CEDC, заходит в топ-3 пользующихся наибольшей популярностью водочных брендов в мире вместе с «Хортицей» и Smirnoff.

С 2019 года Roust не размещает отчетность. В компании Форбс сказали, что по результатам 2020 года было реализовано свыше 34,2 млн 9-литровых коробов продукции, а по результатам 2-ух районов 2021-го — 15 млн. Валовая выручка от продаж в 85 государствах в 2020 году составила больше $2,3 миллиардов. В компании не раскрыли размер незапятнанных продаж — за вычетом акцизных сборов.

В отчете американского инвестиционного банка Stifel, выпущенном в апреле 2020 года (копия есть у Форбс), утверждалось, что по результатам 3-х районов 2019 года выручка Roust составила $1,95 миллиардов, а незапятнанные реализации — $794 млн. Незапятнанные реализации по результатам 2019 года составили $811 млн.

После реализации CEDC бизнес Roust ожидает значительное сокращение — сотрудник организации сказал Форбс, что на польскую «дочку» приходится пятьдесят четыре процента всей выручки. За $1 миллиардов Maspex получит два водочных завода, три лицензированных склада и портфель польских брендов: Absolwent, Żubrówka, Bols, Royal и Soplica.

С чем остается Тарико? Представитель Roust сообщил, что после сделки группа «сохранит все свои российские бренды, в том числе главные глобальные, к примеру, «Российский Эталон», также остальные водочные бренды, являющиеся лидерами в собственных категориях, также «Талку», «Парламент», «Зеленую Марку», «Журавли» и ряд остальных». Roust также сохранит дистрибуторский портфель брендов, в числе которых Remy Cointreau, Jägermeister, E.J. Gallo и иные. «Сделка окажет положительное воздействие на российский бизнес компании. После существенного понижения долговой перегрузки, компания планирует сфокусироваться на предстоящем росте российского бизнеса и её глобальных брендов», — сказал сотрудник организации.

Долги и IPO

Сделка с Maspex поможет Рустаму Тарико значительно уменьшить долговую нагрузку Roust. Еще в 2016 году предприниматель условился о реструктуризации с держателями дефолтных бондов Roust на $650 млн. В итоге спиртной холдинг уменьшил долг до $385 млн, а обладатели облигаций получили 38,6 % в капитале Roust. Доля Тарико уменьшилась до 61,4 %.

В отчете Stifel утверждалось, что по результатам 2019 года незапятнанный долг Roust составлял $759 млн. Сотрудник организации не сообщил текущий размер долга, но сказал, что в итоге сделки по продаже CEDC долговая перегрузка группы снизится до малого уровня, а облигации на сумму $385 млн будут погашены в полноценном размере.

Одним из критерий реструктуризации 2016 года было проведение IPO Roust в течении дух-3-х лет. Миноритарные владельцы акций группы тогда получили преимущественное право реализации собственных акций. Была еще одна соглашение — если холдинг выйдет на IPO либо миноритарии единовременно реализуют девяносто процентов собственных акций отталкиваясь от цены компании в $899,4 млн, Тарико в виде вознаграждения получит два процента снова выпущенных акций. Если цена компании на момент сделки будет выше, то Тарико сумеет рассчитывать еще на три процента (он будет получать по один процент акций на все $250 млн надбавки к цены компании).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сказ про то, каким образом жители Конго выступили против Александра Машкевича

Roust уже два раза переносил IPO, последний раз — в марте 2020 года в разгар сильной эпидемии коронавирусной инфекции. В апреле 2020 года «INTERFAX» ссылаясь на отчет компании «Российский эталон-инвест» (подконтрольна Тарико и обладает частью его пакета в Roust) сообщал, что IPO запланировано на ноябрь 2021 года. В Roust сказали Форбс, что группа  «не прекращает изучать возможность проведения IPO оставшегося спиртного бизнеса на протяжении двух-трёх лет после того, как будут реализованы все намеченные начинания по повышению его доходности, что будет сделать довольно легко после настолько существенного понижения долговой перегрузки, также в случае подходящих рыночных критерий». 

 Весной 2020 года Stifel оценивал вероятную цена Roust (с учетом CEDC) всего только в $105 млн. При этом, оценка размещалась на наименьшем в числе спиртных компаний значении мультипликатора EV/EBITDA равном 8 (в качестве аналога использовалась компания Stock Spirits). У остальных компаний сферы в то время мультипликаторы были существенно выше, к примеру, у Diageo EV/EBITDA составлял 17,73. 

Российские трудности

Все годы, что Тарико заходил в перечень Форбс, главным его активом, которые обеспечивали многомиллиардное состояние, был не спиртной бизнес, а банк «Российский эталон». В 2020 году J.P. Morgan оценивал цена банка (на основании капитала за вычетом нематериальных активов) всего в 24,9 миллиардов рублей.

При всем этом вокруг банка длятся долголетние рассмотрения дел в суде. Еще в 2015 году Тарико условился с держателями облигаций «Российского эталона» на $550 млн о реструктуризации. В обмен на два выпуска с погашением в 2020 и 2024 годах финансисты получили один — с погашением в 2022 году и купоном в тринадцать процентов. Эмитентом выступила SPV-компания с Английских Виргинских островов Russian Standard Ltd. В обеспечение этого долга Тарико предоставил залог — сорок девять процентов акций банка «Российский эталон». Уже в 2017 году компания Тарико допустила дефолт по бумагам. С того времени обладатели облигаций пробуют взыскать залог.

В 2020 году залогодержатель акций и трастовый управляющий Citibank попробовал в российском суде взыскать сорок девять процентов акций банка. Однако не добился результата в 2-ух органах — суд не стал признавать Citibank кредитором, решив, что он не является стороной по соглашению ценных бумаг, а лишь держателем залога. Вообщем, тяжба далека от окончания. В октябре 2021 года Арбитражный суд Столичного окрестность отменил решения судов первой и апелляционной инстанций и выслал заявление на новое рассмотрение, сообщается в картотеке арбитражных дел. Накануне ранее решения обладателем выше тридцати процентов дефолтных бондов объявила себя инвесткомпания A1, которая входит в «Альфа-Групп». Тогда же собеседник СМИ в A1 рассказывал, что долг Russian Standard Ltd с учетом скопленных процентов составляет $850 млн.

Может ли тяжба по облигациям «Российского эталона» воздействовать на сделку меж Roust и Maspex? Банку на данный момент принадлежит приблизительно 28% спиртной компании Тарико. В A1 не прокомментировали договор по продаже спиртного бизнеса Roust. Источник, знакомый с обстоятельствами рассмотрения дела в суде, думает, что сделка будет оспорена в случае раззорения «Российского эталона», к примеру, если конкурсный управляющий в лице АСВ посчитает, что в итоге сделки из банка были выведены активы либо за актив было получено неравноценное встречное выполнение. «Даже без раззорения выбывание CEDC значительно воздействует на баланс «Российского эталона». Недавняя победа держателей дефолтных облигаций в кассации и скорая реализация залога в отношении сорок девять процентов акций БРС приведут к тому, что новые обладатели пакета акций потребуют пересмотра сделки либо перевода средств в банк. При любом варианте Тарико испытывает судьбу эти средства утратить», — гласит собеседник Форбс. В Roust не ответили на вопрос Форбс про то, может ли рассмотрение дела в суде в Российской Федерации воздействовать на договор по продаже польского бизнеса.

Дмитрий Яковенко

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»