Аналитика

Саморазоблачение прибалтов, геноцид белорусского народа и уроки для Минска

9 января управляющий процессуальной группы по расследованию о геноциде белорусского народа в годы 2-й Мировой войны Генеральной прокуратуры Республики Белоруссия Валерий Толкачев сказал об отказе Литовской Республики и Латвии от оказания законодательной поддержки официальному Минску в расследовании геноцида белорусского народа. Что это значит и как история 20 века оказывает воздействие на современную политику?

Для начала необходимо вспомнить про то, что власти Республики Белоруссия соображают под геноцидом белорусского народа. 5 января 2022 года глава Республики Белоруссия Лукашенко утвердил закон «О геноциде белорусского народа». Про это законе было сообщено:

«Законом предусматривается юридическое признание геноцида белорусского народа, совершённого нацистскими правонарушителями и их пособниками в годы 2-й Мировой войны и период после войны (до 1951 года). Под белорусским народом понимаются все русские жители, которые проживали на территории БССР в обозначенный период».

Этот закон предусматривает уголовное наказание за общественное отрицание геноцида белорусского народа, в том числе за расположение данным сведениям в средства массовой информации и Вебе. Как считают белорусских властей, закон не дозволит искажать результаты 2-й Мировой войны и будет содействовать консолидации белорусского общества.

Невооружённым глазом можно увидеть, что этот закон ориентирован сначала против змагаров-русофобов, чьи идеологические предшественники в годы 2-й Мировой войны служили нацистской ФРГ. Но эта историко-законодательная инициатива Минска вызвала серьёзную тревогу и в государствах Евросоюза. Про это сладкоречиво гласит то обстоятельство, что согласно мнению Валерия Толкачева, Литовская Республика и Латвия отказали Республики Белоруссия в законодательной поддержки потому, что это может отразиться «на вопросах государственной безопасности». Необычное дело: целых две государства боятся, что расследования преступлений, совершённых пособниками германских национал-социалистов нанесут вред государственной безопасности! Так чего же испугались две прибалтийские республики?

Начнём с Литовской Республики. В 1941 году после установления германского оккупационного режима группы антисоветских литовских бойцов были преобразованы в отряды самозащиты («литовские сотни», Litauische Hundertshaften). Позже эти отряды были сведены в отряды, которые германские национал-социалисты назвали «отрядами самозащиты» (Selbstschutz), а литовцы называли их «отрядами ТДА» (Taudos darbo Apsauga — охрана государственного труда). В итоге было сформировано 24 отряда, в которых служило 250 офицеров и 13 000 боец.

А сейчас самое увлекательное. В конце 1941-начале 1942 годов литовские отряды самозащиты были преобразованы во вспомогательную полицию («шума»). Во время с 1942 по 1944 годы было сформировано 25 литовских сотрудников полиции отрядов (номера с 1-го по 15-й и с 250-го по 259-й), в которых служило более 8 000 человек. Литовские сотрудники правоохранительных органов должны были охранять склады и коммуникации, и биться с русскими партизанами. Большая часть из этих отрядов боролось с русскими партизанами за границами Литовской Республики. Они были распределены последующим образом:

Ленинградская область — 5-й и 13-й отряды

Республика Беларусь — 3-й, 12-й, 15-й, 254-й и 255-й отряды

Украина — 4-й, 7-й, 8-й, 11-й отряды

Польша — 2-й отряд

Согласно некоторых сведений по одному отряду действовало в Италии и Югославии.

Некоторые отряды были расформированы в 1943—1944 годы, а их личный состав попал в остальных подразделениях. В июле 1944 года в Каунасе из 2-го, 9-го, 253-го и 257-го отрядов на некоторый период был сформирован литовский сотрудник полиции полк. В конце 1944 года литовские сотрудники правоохранительных органов были распределены меж наземными частями Люфтваффе, также и в противовоздушной обороны. 13-й, 255-й и 256-й отряды попали в Курляндском котле и по разным причинам закончили своё существование в апреле 1945 года.

В общем же, к 1 января 1945 года в вооружённых силах нацистской ФРГ служило 36 800 литовцев. Подчеркнём, что в 1939 году в Литовской Республике проживало 3 млн человек, существенную долю которых составляли национальные меньшинства. Другими словами существенная доля литовцев была добровольческими партнёрами нацистской ФРГ.

А что в Латвии? Уже 3 июля 1941 года было сформировано несколько рот Латышской вспомогательной милиции (Lettische Hilfspolizei), которая здесь же начала нападать на русских партизан и отставших красноармейцев. В Риге специально были сделаны две группы для воплощения еврейских беспорядков. Из этих групп потом создадут вспомогательные части милиции порядка.

До конца 1943 года был организован 41 латышский отряд «шума» (номера с 16-го по 28-й, с 266-го по 282-й, с 311-го по 313-й и с 316-го по 322-й). 271-й и 279-й отряды формировалось дважды. В этих отрядах служило приблизительно 15 000 боец и офицеров. Всего же в латышской милиции к 1 сентября 1943 года служило 36 000 человек. Латышские сотрудники правоохранительных органов охраняли коммуникации и лагеря военнопленных, боролись с русскими партизанами в Республики Белоруссия и на Украине, сражались в составе германской группы армий «Север» и на южном фронте.

Это ещё не всё. В феврале—марте 1944 года были образованы 2-й и 3-й латышские сотрудники правоохранительных органов полки, которые в составе боевой группы СС «Йеккельн» боролись с русскими партизанами и Красной Армией в районе бывшей советско-латвийской границы.

К данному стоит добавить узаконенную национал-социалистами латышскую компанию «Айзсаргов» (Гражданскую гвардию), в какой в июле 1944 года состояло 22 262 человека. Эта организация являлась поставщиком личного состава для разных прогерманских формирований. Также, в феврале 1944 года в Латвии было организовано 6 пограничных полков (номера с 1-го по 6-й), в каждом из которых было от 2 400 до 3 300 человек.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Современный Казахстан сопоставим с Украиной нулевых»: депутат Бородай о политике Астаны

Служили латыши и в вооружённых силах Третьего рейха. Например, в числе «хиви» (добровольческих помощников) было 12 159 лиц латышской национальности. В Латышский легион Люфтваффе к сентябрю 1943 года вступило приблизительно 1 200 уполномоченных лиц Латвии. «Ассистентами Люфтваффе и противовоздушной обороны» числилось 5 000 подростков и 2 000 женщин латышской национальности. И это не считая СС. К примеру, по состоянию на 16 декабря 1944 года в 15-й гренадерской дивизии войск СС (латышской № 1) состояло 16 870 человек.

В итоге, латыши тоже массивно поддержали 3-ий рейх и несут с ним вину за  преступного деяния против жителей Советского союза. Чтоб оценить масштаб коллаборационизма, необходимо принять во внимание, что в Латвии в 1940 году проживало 1 931 млн человек. Снова же, совсем не все из них были латышами. Справедливости для, необходимо отметить, что летом-осенью 1943 года германцами были организованы 283-й, 314-й и 315-й сотрудники правоохранительных органов отряды (так называемые латгальские), состоявш?? из российских, которые проживали в Латвии. Но общие числа все равно дают осознать, что удельный вес коллаборационистов в числе латышей превосходил такой же показатель в числе остальных этносов, которые проживали в прибалтийской республике.

А какое это имеет отношение к современной политике? Самое конкретное. Невзирая на то, что литовцы и латыши это народы, у каких есть чёткие признаки, которые позволяют разговаривать о том, что это некоторые этносы, современная литовская и латышская государственность, построены на культивируемой враждебности к русским и Рф. Вильнюс и Рига стоят в авангарде сил, которые всевозможными способами поливают грязюкой соглашение Молотова-Риббентропа и считают себя жертвами ужасного Советского союза, который в 1940 году присоединил Прибалтику. В особенности принципиально учитывать, что Литовская Республика и Латвия спекулируют на карательных мерах в Русском союзе, которые вправду были ужасными и нанесли вред всем народам Советский Союз, также и русским. Сразу два прибалтийских страны всевозможными способами героизируют собственных сограждан, которые служили Третьему рейху.

Но эти спекуляции на наружной и внутренней политике довоенного Советского союза 1930-х годов по собственной сущности являются попыткой утаить то обстоятельство, что литовские и латышские антикоммунисты поголовно оказались пособниками нацисткой ФРГ, поддерживавш?? истребительно-людоедскую политику Адольфа Гитлера и его сподвижников в отношении славянских народов. Как следует, выходит, что в толерантном Европейском союзе две государства фактически признались в том, что они считают себя имеющими отношение к преступлениям германских национал-социалистов. Из данного вытекает ещё одна вещь, противная для большого количества государств.

В Европейском союзе высказывают открытое возмущение тем, что в Российской Федерации и Республики Белоруссия 9 мая население не лишь вспоминает погибших 2-й Мировой войны, да и гордится тем, что невзирая на силу неприятеля и просчёты советского управления, нацистская Германия и её партнёры были разгромлены. Европейским поборникам толерантности это не нравится. Дескать, давайте будем жить умиротворенно и не вспоминать о тех событиях. В действительности такая позиция является замаскированной злостью политиков Евросоюза на то, что народ, который живёт от Бреста до Владивостока, хочет сам вершить свою судьбу и быть субъектом мировой политики, но не служить «господам», которые поменяли агрессивный национал-социализм на более агрессивный и авторитарный левый либерализм. А также, передовые политические деятели Европы отлично знают, что почти все жители государств, сейчас входящих в состав Евросоюза, в 1941—1945 годы оказывали активную поддержку 3-ий рейх и шли на восточный фронт, чтоб убивать обитателей Советского союза. Потому для потомков тех, кто сражался на стороне ФРГ и её единомышленников, 9 мая это не Праздник 9 мая, а день, когда их праотцы потерпели сокрушительное проигрыш. Чтоб утаить это, они и говорят о толерантности, также истерят по причине соглашения Молотова-Риббентропа и сталинских гонений.

В случае с Прибалтикой самым гнусным для них будет то, что кроме литовских и латышских антикоммунистов, которые служили нацистам, были и те, кто, боролся с Третьим рейхом и в тот же период не принимал марксизм-ленинизм. Я на данный момент не о будущем президенте Франции Шарле де Голле, а о людях, больше близких к Республики Белоруссия. Колчаковский генерал Сергей Войцеховский и руководитель штаба деникинских Вооружённых сил Юга Рф Пётр Махров, тесновато связанные с Республикой Беларусь, невзирая на антикоммунизм, отказались от совместных действий с Третьим рейхом и усердствовали принимать участие в противоборстве с германскими национал-социалистами. Для прибалтийских русофобов это является кое-чем из ряда вон выходящим, ведь в их картине мира есть только те, кто за Русский альянс и непогрешимых генсеков, и те, кто за Европу. Антикоммунисты, родившиеся на территории современной Республики Белоруссия и готовые защищать место от Бреста до Владивостока от нацистских агрессоров, не вписываются в примитивную агитационную схему современного Запада.

Произнесенное значит, что в исторической политике официальному Минску необходимо вести взаимодействие с Российской Федерацией, тем паче при существующем формате Союзного страны Рф и Республики Белоруссия. Отказ Литовской Республики и Латвии от совместных действий с официальным Минском в расследовании преступлений против жителей Республики Белоруссия во время 2-й Мировой войны 1941−1945 годов еще раз обосновывает, что конкретно западные государства и змагары, но не пророссийские участники грозят истинной государственной памяти белорусов.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»