Аналитика

Счетная палата проверила, куда регионы издержали антиковидные 1,1 трлн рублей

Эпидемия очень затруднила положение субъектов Российской Федерации, которые за год приметно нарастили размер долгов. Субсидии из госбюджета смягчили, но не решили дилемму. Тем паче что распределение средств оказалось неравномерным, а контроль за их расходованием — недостающим. Подобные заключения сделала Счетная палата Россия по итогам изучения работе Министерства финансов по обеспечению долговой стойкости регионов, рассказывает журнал «Профиль».

Мероприятия по профилактике последствий сильной эпидемии обошлись субъектам Рф практически в 1,1 трлн рублей, подсчитали аудиторы. Субсидии от кабинета министров хоть и смягчили отрицательное воздействие финансовых последствий коронакризиса, но все таки не сумели предупредить рост общего размера местного долга — за 2020 год он возрос на 380 миллиардов рублей и достиг 2,5 трлн рублей. По подсчетам аудиторов, без поддержки он вырос бы более чем на 700 миллиардов рублей.

Рост показали все общегосударственные окрестность, но больше всего Дальневосточный. Повышение случилось в 48 субъектах Россия, понижение — в 25 регионах, а в 12 долг остался на уровне характеристик 2019 года. На 1 сентября 2021 года не имеют долговых обязанностей только два субъекта — Сахалинская область и г. Севастополь.

По данным контрольного учреждения, средства, которые были выделены регионам из госбюджета, на 71,6 % обеспечили покрытие затрат на преодоление последствий сильной эпидемии. Источниками выделения финансовых средств доп затрат стали межбюджетные трансферты (503 миллиардов рублей), субсидии за счет средств запасного фонда кабинета министров России (280 миллиардов рублей) и местные средства.

Но, как показала аудиторская проверка, при расчете «противоковидной поддержки» не постоянно верно учитывались реально недополученные регионами суммы. В итоге некоторые регионы с низким уровнем экономной обеспеченности не получили субсидии в нужном объеме. Например, 49,3 миллиардов рублей были направлены субъектам, которые не имеют выпадающих доходов. Еще 65,4 миллиардов рублей получили 24 субъекта, размер выпадающих доходов которых составил 29 миллиардов рублей. Другие 165,3 миллиардов рублей были распределены меж регионами, у каких сложились в два раза огромные утраты заработков.

В текущее время порядок распределения субсидий не разрешен. Размер затрат на реализацию мер по преодолению последствий вируса Covid-19 ничем не ограничена, а их список не конкретизирован. Потому сформировалось положение, когда подобные траты в расчете на 1-го человека по регионам существенно различались. К примеру, в Чукотском автономном окружении они составили 32 тысяч рублей, а в Чечне 2,4 тысяч рублей.

Как считают Счетной палаты, система организации контроля за внедрением субсидий также нуждается в пересмотре. Регионы должны были каждый квартал предоставлять отчеты перед Министерством финансов, на что израсходованы «ковидные» средства, но эта работа часто производилась формально: представленная информация не постоянно содержала сведения, которые подтверждают направление субсидий на предусмотренные цели. Какой-нибудь инфы, которая подтверждает целевое и действенное внедрение регионами предоставленных субсидий, нет и в отчете Министерства финансов для кабинета министров.

В 2020 году общий размер доходов организованных бюджетов регионов России (без учета г. города Москва и г. Байконур) превысил 12 трлн рублей. Свыше 31% пришлось на безвозмездные поступления. Общий размер затрат составил примерно 14 трлн рублей. Главную долю в структуре местного долга составляют рыночные займа. Доля займов из госбюджета занимает выше сорока процентов.

Главные должники

Особенное внимание аудиторов завлекли три субъекта Дальневосточного общегосударственного окрестность: Магаданская область, Забайкальский край и Хабаровский край. Суть в том, что муниципальный долг этих регионов продолжал расти даже до сильной эпидемии, когда все другие его сокращали. В 2020 году в Магаданской области он возрос на восемь процентов, в Забайкалье — на одиннадцать процентов, а в Хабаровском крае — на пятьдесят два процента. Проверка показала низкое качество экономного планирования в этих субъектах, который планируется показатель недостатка местного казны существенно завышался. К примеру, в Забайкалье он превосходил сначало утвержденные экономные назначения больше чем в 10 раз.

А также, эти регионы интенсивно завлекали коммерческие кредиты, однако в бюджете были средства. В итоге они обязаны платить банкам проценты за сервис этих займов — от 5,5 миллионов рублей в Магаданской области до 225,9 миллионов рублей в Хабаровском крае.

Государственный долг Хабаровского края на шестьдесят пять процентов состоит из банковских займов, при этом их доля приметно выросла за прошедшие 3 года. Забайкальский край тоже стал почаще обращаться в банки, но еще сохраняет равенство меж коммерческими и экономными кредитами. Магаданской области, наоборот, получилось уменьшить долю банковских кредитов до тридцать восемь процентов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Тупик Нетаньяху и «либерманизм»: Израиль в фокусе

В Счетной палате дают нормативно ограничить подобные займа, чтоб недопустить безосновательных затрат.

В общем аудиторы предсказывают предстоящее наращивание муниципального долга регионов, в связи с тем, что способность местных бюджетов обеспечивать траты за счет своих доходов снизилась. Для его усовершенствования требуется ужесточить контроль за реализацией критерий договоров о предоставлении экономных займов.

Пути решения трудности

Сейчас субъекты имеют довольно высочайший уровень сбалансированности казны, считает 1-ый замминистра денег Рф Леонид Горнин. Темп роста их доходов составил двадцать шесть процентов по состоянию на 1 октября 2021 года. Прирост уровня доходов наблюдается у большей части регионов и в общем составляет двадцать процентов относительно 2019 года.

Как считают Леонида Горнина, особенное внимание необходимо уделить укреплению налоговой базы регионов, которая в основном и привела к перевыполнению доходной части казны. Принципиально, чтоб регионы направляли те доп доходы, которые сформировались в текущем году, также на понижение задолженности по рыночным заимствованиям регионов.

Финансовая помощь из госбюджета в форме невозвратных и безвозмездных межбюджетных трансфертов возросла в 2020 году больше чем в полтора раза, подчеркивает руководитель Центра местной политики РАНХиГС Владимир Климанов. Но в критериях уменьшающихся своих доходов и необходимости увеличивать траты, также для организации антикризисных мер, регионы все равно готовы идти на повышение муниципального долга.

Как считает специалист, государственный долг регионов России будет оставаться огромным. Одновременно в 2020 году правительство ввело механизм вероятного списания части экономных займов за счет реализации на территориях новых инвестпроектов. А также, внедряется новый инструмент вкладывательной поддержки субъектов — инфраструктурные экономные кредиты. Своих денежных ресурсов в целях выполнения инвестпроектов у регионов не хватает, они зажаты надобностью выделения финансовых средств текущих затрат, и поэтому решение задач инфраструктурного развития откладывается часто на неопределенный срок. При всем этом теория экономически-вкладывательной работе, наилучшая интернациональная и отечественная практика говорят, что если идти на значительные займа, то прежде всего они должны быть направлены конкретно на решение задач вкладывательного характера, убежден Владимир Климанов.

Трудность задолженности регионов — это системная трудность, которую не 1-ый год решает правительство Россия, гласит глава комитета верхней палаты парламента РФ по казне и денежным рынкам Анатолий Артамонов. Тенденция роста государственного долга сохраняется и в 2021 году, и в проекте госбюджета на 2022−2024 годы. Согласно его убеждению, нужно продолжать реализацию довольно действенных мероприятий по замещению рыночных привлечений займов экономными кредитами. При всем этом целенаправлено предугадать возможность доп замещения задолженности субъектов, которые реализуют личные программы развития экономики и социального сектора.

Контрольное мероприятие продемонстрировало, что регионы России часто не соблюдают заключенные соглашения, нарушают порядок учета долговых обязанностей, подчеркивает ведущий научный работник Института экономики РАН Ира Букина. Решения по бесспорному взысканию средств фактически не исполняются. В итоге, поддерживаются «мягенькие» экономные ограничения, что подстрекает неосмотрительность политики регионов и делает доп опасности для Федерации.

«На местном уровне не создается стимулов для понижения долга, так как главной целью является достижение установленных мотивированных характеристик. Разумеется, что в последнем случае общегосударственный центр окажет финансовую помощь и предупредит банкротство субъекта Россия. В итоге, правительство тем или иным образом профинансирует спущенные обязанности, но, возможно, с наименьшими издержками себе — за счет обесценивания номинальных сумм из-за повышения общего уровня цен, временных лагов, которые позволяют распределить средства, и т. п. Другими словами, общегосударственные власти берут взаем у руководство регионов Российской Федерации, чтоб потом расплатиться по больше невысокому проценту (либо совсем отрицательной настоящей ставке процента). При всем этом появляются доп опасности и для России — к примеру, если размер поддержки превзойдет начальные обязанности в случае неосторожной политики властей субъекта Россия (наращивания коммерческой задолженности, роста ставок по местным и городским ценным бумагам и т. д.)», — сообщила специалист.

Как считают Иры Букиной, назрела надобность пересмотра экономных правил в отношении регионов России, с тем чтоб оставить более действенные правила и обеспечить однозначность их выполнения. Политика Федерации обязана быть прозрачной и надежной, чтоб предупредить отклоняющееся поведение как регионов России, так и общегосударственных властей.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»