Скандалы

Сказ про то, каким образом жители Конго выступили против Александра Машкевича

Сказ про то, каким образом жители Конго выступили против Александра Машкевича

Свыше 32 тысяч обитателей Республики Конго выступили против Евразийской компании природных ресурсов (ENRC) с обвинением в том, что в течение практически 10 лет после закрытия шахт их группы были лишены питьевой воды, незапятнанного воздуха, что привело к росту заболеваний и отсутствию возможностей для обучения.

Итогом годового расследования может стать компенсация от компании Машкевича и его друзей. Казахстанцы могут последовать примеру Конго.

Коррупция не является преступлением без погибших. Данная правда, о которой мы даже особо не размышляем, однако почти все из нас являются её жертвами – прямыми либо опосредованными. А означает, мы имеем право на справедливость и возмещение. Что с этой целью необходимо? До боли просто – понимание того, что ты стал этот жертвой и подача соответственного обращения. И это можно сделать уже на данный момент, не дожидаясь ухода «сумрачных годин».

К жертвам и очевидцам

После нашего интервью с Акежаном Кажегельдином, когда он подчеркнул надобность прямого участие гражданской общественности в расследовании преступлений коррупционной направленности, вывода млрд за границу и их возврата на родину, встал обычный вопрос – «Как это сделать?». Как оказывается, методов, много – была бы воля и понимание необходимости этого шага.

А именно, есть английское агентство Serious Fraud Office (SFO), которое оказывает помощь гражданам и организациям в схожих преступных действиях. У нас на руках оказалась типичная памятка для тех, кто оказался жертвой либо очевидцем схожих преступлений, либо владеет какой-нибудь сведениями о ней.

Этом документ, заглавие которого дословно можно перевести как «Жертвы и Очевидцы. Наша верность для вас», достаточно тщательно объясняет, как жители либо пострадавшие компании могут обратиться за помощью в SFO. Тут все расписано до мелочей, начиная с того, как верно подать заявку и доступно поведать о собственной дилемме, и заканчивая советами, как компенсировать все траты, кроме выплаты главной возмещения. Однако самое принципиальное, по нашему мнению, эта «памятка» вселяет надежду на то, что, казалось бы, безвыходные дела могут получить подходящий финал, не дожидаясь смены власти либо несчастной люстрации, либо еще больше призрачной и разноплановой национализации.

Ясно, что дело борьбы за возврат вывезенных капиталов, получение возмещений для большей части наших граждан новое и непонятное. И даже, как убеждены почти все, довольно опасное. Однако нечто схожее уже на протяжении нескольких лет делает «Загранбюро казахстанской оппозиции», также KIAR (Kazakhstani Initiative for asset recovery) – организация, которая специализируется на возврате активов и получившая широкую известность после публикаций серии журналистских расследований в отношении влиятельных казахстанских госслужащих и их родственников. Однако необходимо осознавать, что в данном деле принципиально участие рядовых казахстанцев и гражданской общественности, и конкретно на данную тему мы решили поговорить сейчас с управляющим «Загранбюро» Сериком Медетбековым.

Кризис наращивается

— На данный момент много говорят о возврате выведенных средств и ответственности за это крупных бизнесменов и влиятельных госслужащих. Но не почти все представляют, как это сделать. Существует устойчивое мнение, что это нереально сделать «при этой власти». Как, в том числе, можно сделать 1-ый шаг с помощью Управления по борьбе с суровым мошенничеством и, основное, какова в данном быть может роль гражданской общественности?

– Вы изучаете лишь вариант прохождения через одно из агентств – SFO, но существует еще и иные организации, подобные как NCA, HMRC, и иные. В Англии, в том числе, работающий с 2017 года «Compensation Primiples», когда аппликацию подают пострадавшие от взяток либо коррупции жители третьих государств, где совершили правонарушения и имеются погибшие таковых нарушений, так называемые «Ovеrseas victims». Иная функция – это применение Глобального закона Магнитского в США, к примеру, где «наши клептократы» нередко утаивают и скрывают свои нелегально приобретенные капиталы. К примеру, так именуемая Директива №13818 от 20 декабря 2017 года. Это несудебная форма внедрения санкционных мер и арест принадлежности нарушителей гражданских прав и коррупционеров. Санкционные меры могут быть внесены одним из членов конгресса от имени пострадавших.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Российский мультимиллионер Ротенберг сообщил, что «дворец Владимира Путина» находится в его собственности

— Все это любопытно, но в наших условиях смотрится несколько туманно. Как это может, к примеру, смотреться на практике в наших критериях?

— Во-1-х, возврат капиталов реален и при этой власти, и тому содействуют почти все обстоятельства. Кризис наращивается, становится поглубже – поглядите, фактически уже и без призывов люди, в особенности юные, выходят с протестами. Эпидемия и возрастающая смертность привели к росту напряжения в обществе.

Во-2-х, можно полностью обоснованно настаивать на размещении облигаций госкредита в числе чрезвычайно обеспеченных граждан и тех, чьи капиталы имеют очевидно нелегальную природу. Вероятной акцией быть может амнистия нелегально вывезенных капиталов. Если, с пожелания президента, парламент воспримет закон об амнистии, мы беремся приготовить проект этого закона на соответственном уровне. Споры в обществе могут вызвать толики либо проценты возврата капитала в обмен на отмену уголовного наказания в дальнейшем. Обе стороны: и народ, и амнистируемые, может быть, не будут довольны предложением, потому можно скомбинировать амнистию с применением невозвратной суммы в бюджет государства и отчасти через муниципальные облигации. Детали можно обсуждать и на экспертном уровне, и в парламенте, и в обществе. Принципиально принципное осознание, что это единственный путь в транзитный период недопустить ответственности за прошедшее, достигнуть согласия в обществе и пройти через механизм юридического извинения предикатных правонарушений в прошедшем.

— Вправду, тут тяжело достигнуть согласия, но вы правы – к нему нужно стремиться. Имеется ли примеры тех случаев, когда эти меры сработали?

– Есть отличный и демонстративный пример с популярным для всех казахстанцев Александром Машкевичем. Сначала текущего года началось огромное расследование, инициированное от имени свыше 32 тысяч обитателей Республики Конго, которые выступают в качестве возможных погибших мошенничества со стороны Евразийской компании природных ресурсов (ENRC). Если кратко, в группу погибших входят местные главы, представители общин и бывшие сотрудники шахты на юге Конго (сейчас называемой Metalkol RTR). Конголезцы сообщили, что в течение практически десятки лет после лишения лицензии на добычу у первичных хозяев ГМТ и неожиданного закрытия шахты в 2009 году их группы были лишены незапятанной питьевой воды из-за неизменного загрязнения воздуха и воды, заболеваний и отсутствие возможностей для обучения. Претензий было там довольно, и они все были изложены в отчете, бывш?? основан на 12-месячном исследовании, в процессе которого проводились интервью с несколькими сотками пострадавших. Было проанализировано больше 2000 страничек соответственных документов, которые связаны с договором на добычу природных ресурсов и иными правовыми документами. Иными словами, совершена большая работа, но основное в ней было решительность конголезцев, которые сейчас, скорее всего, получат возмещение от компании Машкевича и его друзей. А ведь это к тому же прямой удар по влиятельным лицам различных государств мира, также и Казахстана.

— Не тайна, что рейдерство в Республике Казахстан получило широкий размах. В тексте документа SFO говорится и о правовых лицах. В котором случае казахстанские компании, которые пострадали от фактов рейдерства, могут обратиться в SFO? Необходимо ли с этой целью пройти тут, в Республике Казахстан, все судебные инстанции?

– Конкретно рейдерство и политические преследования, также в целях захвата собственности и активов людей влиятельными государственными служащими, лежит в базе начатых действий в западных странах от имени группы людей Казахстана. Перечисленные возможности разрешают достигнуть первичных шагов для получения возмещения либо полного возврата капиталов.

— Для казахстанцев обращение в такие инстанции это новое и, вероятно, небезопасное дело. Какую поддержку могло бы оказать «Загранбюро»? И в принципе, это, наверняка, недешевое «наслаждение»?

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»