Warning: session_start(): open(/home/users/2/2bgroup-org/tmp/sess_b3e8009d15b0322ba35da69f6734a482, O_RDWR) failed: Превышена дисковая квота (122) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11

Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /home/users/2/2bgroup-org/tmp) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11
Скигин "получил в наследие" Трабера
Скандалы

Скигин «получил в наследие» Трабера

Скигин "получил в наследие" Трабера

Наследник Дмитрия Скигина Михаил может продолжать трудится совместно с бывший-партнером собственного отца — «знатным» бизнесменом Ильей Трабером.

Как сообщает The Sankt-Peterburg Post, глава правительства Россия Михаил Мишустин утвердил концессионное договор о разработке на Сахалине грузового комплекса с угольным, нефтяным и газовым терминалами. До этого о желании его выстроить докладывал один из самых крупных один из собственников Питерского хранилища нефти Михаил Скигин, наследник умершего в 2003 году Дмитрия Скигина. Последний ранее обладал терминалом вместе с «знатным» Ильем Трабером, с которым они вели огромное количество солидарных проектов. На данный момент Трабера кличут не по другому как «ночным губернатором» Ленинградской области, в сферу его интересов как раз входят морские терминалы и порты. Что, если, работая руками сына собственного почившего напарника, он решил расширить сферу воздействия на Далекий Восток?

Объект, который сумеет обслуживать суда с полной грузоподъемностью до 80 тысяч тонн, расположат на границе Макаровского и Поронайского районов. Общий размер вложений превзойдет 35,9 миллиардов рублей. При всем этом из казны на облагораживание инфраструктурных объектов предоставят 3,96 миллиардов рублей, еще 31,9 миллиардов рублей предоставит Скигин с коллегами. Может быть, что под «партнерами» он предполагает Илью Трабера и его доверенных лиц, с которым вероятно вместе держит под контролем «Петербургский хранилище нефти».

В официальном порядке утверждается, что единственным владельцем акций ПНТ считается Михаил Скигин, который также является главой совета руководителей компании. Но у почти всех в данном есть огромные колебания — уж очень «вкусный» данный актив, чтоб наследник некогда отлично популярного в определенных кругах Дмитрия Скигина, мог заправлять им в одиночку. По домыслам, контроль над предприятием до настоящего времени сохраняет Илья Трабер, который был один из собственников компании, также глава совета руководителей.

Как сообщает «Новая газета», в свое время на пару со Скигиным Трабер стоял за организацией, которая занималась перевалкой нефти от «Киришского НПЗ», сырьем которого вел торговлю мультимиллионер Геннадий Тимченко. В данной истории, впрочем, бытует достаточно много звучных имен — в частности, руководителем «Питерского хранилища нефти» посреди девяностых был Александр Дюков, который на данный момент трудится одним из руководителей в компании «Газпром». Однако обо всем по порядку.

В соответствии с «Руспрофайлу», основателем ПНТ до настоящего времени считается сейчас ликвидированная «Петербургская топливная организация » (ПТК), которая с середины девяностых производила снабжение продуктами нефтепереработки компании городского хозяйства и хранила городской запас. При разработке ПТК в 1994 году в числе её владельцев акций находился известный банк «Российская Федерация», партнером которого был Геннадий Петров. Последний числился близким к околокриминальным кругам и его называли «владельцем Выборга». Прошедшим летом он был убит четким выстрелом убийцы, писал «Росбалт». Издание также докладывало, что в свое время он являлся членом сильной бандформирования, действовавш?? на территории Петербурга и Ленинградской области, «пройдя путь от преступников до бизнесменов».

Иным владельцем акций ПТК при разработке было принадлежавшее Илье Траберу «ИЮБ «Петер».

Позже структура принадлежности и управления ПТК поменялась: заместителем президента стал Владимир Кумарин (Барсуков), который сейчас посиживает в местах заключения, толики в компании получили предприниматель Виктор Хмарин, ЗАО «Петролиум» (двенадцать процентов), аффилированное с Геннадием Петровым, и «Балтийская бункерная организация «, которую держали под контролем компании Дмитрия Скигина и Ильи Трабера. После чего жители Санкт-Петербурга в шуточку расшифровывали аббревиатуру «ПТК» не по другому как «Петров, Трабер, Кумарин» — по фамилии 3-х видных предпринимателейкоторые контролируют компанию, и вероятно связанных с преступным миром.

Но скоро вокруг компании развернулась реальная детективная история. Как рассказывает «Новая газета», скоро пути бывших партнеров по ПТК разошлись и камнем преткновения, вероятно, стал «Петербургский хранилище нефти». В конце девяностых — начале двухтысячных годов Дмитрий Скигин и Илья Трабер, став гражданами Греции, перебрались зарубеж. По сведениям СМИ, они желали быть ближе к центрам управления бизнеса в Монако и Лихтенштейне. И, как считали присутствующие на рынке, партнером терминала стал авторитетный питерский предприниматель и старый партнер Скигина Сергей Васильев.

Как писал «Деловой Петербург», в 2006 году на Сергея Васильева было совершено покушение, в организации которого обвинили Кумарина, за что последний получил 23 года заключения в условиях колонии «плюсом» к 15-ти годам за рейдерство и вымогательство. В 2006 году правонарушители заблокировали «Роллс-ройс» и «Chevrolet-Тахо» Васильева с его охраной. К кортежу, согласно информации правоохранительных органов, подбежали выходцы из рязанской группы «Слоны». Они начали стрелять из автоматов Калашникова. Сергей Васильев сумел вывести «Роллс-ройс» из-под огня, но получил ранение, как и его трое сторожей. Один из сторожей умер.

Поговаривали, что предпосылкой конфликтной ситуации тогда стал как раз-таки хранилище нефти, который обыденно не сумели «поделить». Может быть, что после смерти Дмитрия Скигина Кумарин решил расширить сферу собственного воздействия, которая у почти всех вызвала вопросы. Однако натолкнулся на сурового конкурента в лице Трабера, который сумел его «обыграть». В результате некогда самый авторитетный предприниматель Санкт-Петербурга Владимир Кумарин очутился за сеткой, а «Петербургский хранилище нефти» оказался записан на 5 кипрских офшорных зон. Лишь в 2018 году, пятнадцать лет спустя, наследники Скигина сумели совсем удостоверить своё право обладать «Петербургским хранилищем нефти».

«Отмыв» с Лазуревого берега

История с ПНТ — не единственная в увлекательных биографиях Скигина и Трабера. Как писала «Новая газета», их имена фигурировали в файлах милиции Монако, которая расследовала масштабную «отмывочную» схему через княжество.

История началась еще в конце девяностых. Как заявляют создатели портала «Компромат name» (архивная ссылка), будто бы в 1999 году из российского отделения Международной организации уголовной полиции в правоохранительные органы Монако поступила радиограмма, в какой просили в связи с уголовным делом об легализации денежных средств идентифицировать два телефонных номера в княжестве. Выяснилось, что номера находились в собственности организации Sotrama, за которой стоял Дмитрий Скигин. После чего, мол, последнему даже воспретили заезд в Монако.

Понятно, что в то время он регулярно контактировал с Трабером — в частности, они бывали товарищ у друга в гостях на Лазуревом берегу. Всего милицией Монако, по домыслам, было составлено несколько отчетов о предположительных связях Sotrama с «оргпреступностью государств СНГ». Схема работы, по одной из предположений, была такая: предприниматели зарабатывали на разнице меж экспортными ценами, в зарубежных компаниях декларировали еще наименьший размер поступающего сырья, за счет чего и «уводили» миллионы, а то и млрд.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  СНБО ввел санкционные меры в отношении Медведчука и Марченко

Скигин "получил в наследие" Трабера

В данной схеме, по разнообразным сведениям, приняли участие также Horizon International Trading и Caravel Establishment, за которыми вероятно стояли отец и сын Эдуард и Дмитрий Скигины, также SARL Horizon, которую связывают с именованием Ильи Трабера. Но «ниточки» от всех этих зарубежных компаний тем или иным образом приводили к Sotrama и «Петербургскому хранилищу нефти».

Выходит, что через ПНТ почти все годы с внедрением нелегальных схем «осваивались» российские средства? Что сообщить, очень занимательная корпоративная история! Но со гибелью Дмитрия Скигина существование и работа этого механизма могла и не прерваться. Как заявляют создатели портала «Компромат name» (архивная ссылка), будто бы до этого Михаил Скигин опровергал, что в принципе как-то связан с делом его отца и компанией Sotrama, но позже нежданно согласился с тем, что обладал компанией, сообщив, что от нее избавился. Все это дает основание мыслить, что Скигин-младший тоже мог «запартнерится» с Трабером.

По старенькой схеме — на Далекий Восток?

И здесь стоит вспомнить, что вокруг Поронайского порта на Сахалине тоже развернулась очень скандальная положение дел. Скигин получил контроль над активом в 2015 году, притом был в состоянии сделать это не так чтобы дружеским методом.

Как сообщает СМИ, в 2013 году Роман Белоусов — бывший работник ПНТ — получил десять процентов в проекте «Поронай Холдинг» в счет оплаты собственных услуг по розыску финансистов, а в мае 2015 года нелегально поменял советы руководителей в его аффилированных организациях на Кипре и в Российской Федерации и произвел рейдерский захват порта Поронайск, докладывал источник СМИ. Потом оккупированнное имущество в 2015 году было продано ООО «Порт Поронайск», связанное со структурами Скигина, он дополнил. Вообщем, Скигин все это опровергает — как он сообщил, управление поменяли из-за малопродуктивной работы, а приобретаемая им компания уже в то время организовала активы порта. Другими словами он вроде бы в принципе не при делах?

Что сообщить, если веровать разлетающимся домыслам, то Скигин-младший мог «разыграть» историю в стилистике девяностых. Нужно считать, сценарий ему мог дать подсказку Трабер? Полностью возможно, что последний также имеет прямое отношение к делу. Впрочем, как заявляют создатели портала «Компромат name» (архивная ссылка), Михаил Скигин является законным представителем «старших товарищей» — Ильи Трабера и Сергея Васильева.

Скигин "получил в наследие" Трабера

Илья Трабер

Что броско, на данный момент проекты Михаила Скигина выходят из того самого ПНТ. Как сообщает 47news, с 12 февраля принадлежавшие «Петербургскому хранилищу нефти» 99,01% организации «Русинвест» перебежали в собственность ООО «Управление вложениями». Её главной вектор — деятельность холдинговых компаний. Это совершенно компания, она учреждена 15 января 2021 года 2-мя кипрскими офшорными зонами — Mobalco Holding Limited и Tujunga Enterprises Limited. По данным государственного реестра Кипра, оба принадлежат компаниям из Панамы. 0,99 % «Русинвеста» остались у кипрской Moorpark Limited также с панамскими хозяевами. «Русинвест» кредитовал непрофильные для ПНТ бизнес-проекты — в частности, тот порт на Сахалине. Общий размер займов, которые были выданы компанией на разные проекты, составляет приблизительно 20 млн долларов. Уж не решил ли таким образом Скигин «упрятать концы в воду», чтоб не выплачивать средства? Впрочем, такая схема тоже никак не нова — дал подсказку кто из «старших»?

А ведь не так давно у Скигина-младшего вправду мог серьезно прохудиться кошелек. По имеющимся сведениям «Делового Петербурга», в 2016 году компания Михаила Скигина Ledaro выдала «Юлмарту» кредит в 30 млн долларов, но чтоб возвратить средства, пришлось подавать в суд. В 2018 году Английский арбитраж встал на сторону предпринимателя и заставил «Юлмарт» выплатить 35 млн долларов, который позже «подрос» до 37 млн.

Фирменный стиль

И здесь «Юлмарту» стоило бы поднатужиться — вдруг он призовет на помощь господина Трабера? А тот славится своим определенным стилем ведения дел. Вспомнить однако бы историю с портом в Усть-Луге, где до этого Трабер через «Новые коммунальные технологии» занимался перевалкой грузов. Экс-руководитель совета руководителей в АО «Усть-Луга» Валерий Израйлит в 2016 году был арестован по обвинению в хищении и выводе зарубеж больше 300 млн руб. Однако после того, как его толики перебежали к будто бы имеющим отношение к Траберу структурам, того нежданно выпустили из следственного изолятора, о чем писал «Коммерсант».

А также, прямо на данный момент Трабер вместе со своим старым товарищем Дебердеев, видимо, пробует получить контроль над «Аксель Групп». И делает это, как смотрится со стороны, не так чтобы дружеским способом, о чем до этого тщательно говорил Москов Пост.

Вообщем, это не отвадило бизнесменов взаимодействовать с ним. Прогуливаются дискуссии, что он осуществляет сотрудничество с ГК «Содружество» бизнесмена Александра Луценко, решивш?? акклиматизироваться в регионе и выстроить зерновой терминал. А интерес Трабера к прибрежным активам отлично известен — в частности, через партнеров до настоящего времени он может держать под контролем Приморский УПК, который в свое время достался им от сына бывшего губернатора Ленинградской области Вадима Сердюкова.

А ведь пересудов о господине Трабере ходит много: кроме Монако, «засветился» он к тому же в Испании. Как докладывала «Медуза» (признано иностранным агентом на территории Российской Федерации), имя Трабера фигурировало в так называемом деле «российской мафии», которое на протяжении нескольких лет проводили расследование испанские органы охраны правопорядка. Предпринимателя там даже объявляли в розыск, но задержан и судим он не был.

Что сообщить, с таким «старшим товарищем» Скигину-младшему вправду быть может комфортно вести дела — Трабер наверное за года собственной работы научился договариваться. Вот и на данный момент, может быть, что не без его поддержки и получится комфортно устроиться на Сахалине. Однако что, если и там может в конечном итоге реализовываться одна из приписываемых Траберу и Скигину-старшему схем?

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»