Скандалы

«Слабенький оперативный работник и не имеет связей в ФСБ Россия»

Генерал о безопаснике СКР

Источники telegram-канала ВЧК-ОГПУ сообщают, что после длительных размышлений Александр Бастрыкин в СК России собрался сделать ставку на собственного первого заместителя Эдуарда Кабурнеева. Он сейчас основной фаворит главу, в каком он видит преемника. Кабурнееву, наверняка, стоит вздрогнуть. Все остальные любимцы и «преемники» Бастрыкина плохо кончили. В Дмитрии Довгие он сам разочаровался и тот отправился на нары. В руководителе ГСУ СКР по городу Москва  генерале Александре Дрыманове разочаровались работники Управления М ФСБ Россия, когда выяснили, что он был в числе получателей взятки за освобождение авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянец). Бастрыкин длительно бился за протеже, когда над Дрымановым совершенно «сгустились тучи» выслал его в командировку в Сирийскую Арабскую Республику. Числилось, что после долговременной поездки в «жаркую точку», сотрудники разведслужб ослабят интерес к Дрвыманову. Однако не посодействовало, Дрыманову пришлось оставить должность и выручать его отправился уже старый товарищ бывший руководитель Управления Следственного Комитета РФ по Волгоградской области Михаил Музраев. У себя в регионе он организовал адвокатский статус для Дрыманова. Однако тот получил адвокатскую корочку не успел его задержали. Задержали прежде всего по свидетельствам ученика Музраева – бывший-заместителю руководителя ГСУ СКР по городу Москва Денис Никандрова.  А на компаньона Дрыманова Михаила Максименко показания отдал его подчиненный бывший зам руководителя Управления своей безопасности СКР Александр Ламонов.

«Слабенький оперативный работник и не имеет связей в ФСБ Россия»

Александр Дрыманов

Показания, которые Дрыманов давал, еще являясь руководителем ГСУ СКР по городу Москва, имеется в наличии Rucriminal.info.

  «Дрыманов А.А. продемонстрировал, что в процессе проведения следствия уголовного дела, возбужденного в связи с происшествием на улице Рочдельской в г. Москве по обращениям следствия в отношении Буданцева была избрана ограничительная мера в виде домашнего задержания, а в отношении Кочуйкова и Романова- в виде заключения под арест. Позиция следствия о применении больше мягенькой принудительной ограничительной меры в отношении Буданцева была связана с тем, что к нему приезжали представители Федеральной Службы Безопасности Россия и просили учитывать, что Буданцев служил в специализированном подразделении, имеет заслуги, у него 4 детишек.

Сначала 2016 года Ламонов в кабинете Максименко в присутствии последнего выяснял у него (Дрыманова) предпосылки избрания различных мер недопущения. В предстоящем все дела по данной положения дел в согласовании с требованиями закона были переданы в отдел, курировавш?? Никандров. В феврале 2016 года работник ФСБ Рф сказал ему, что у Максименко неверное мнение относительно квалификации действий участвующих событий на улице Рочдельской. Про это беседе он (Дрыманов) поставил в известность Максименко. А также, в феврале 2016 года он, Максименко и Никандров втроем обсуждали квалификацию действий участвующих происшествия. Он (Дрыманов) не спрашивал у Максименко, почему он интересуется этим вопросом, так как посчитал это неправильным с учетом должностного положения последнего. Решение о передаче дела от следователя Супруненко в отдел, который возглавляется Денисовым и курируемый Никандровым, принималось им (Дрымановым), в согласовании с требованиями закона. Никаких претензий к Супруненко у него не было, но последний заканчивал расследование другого громкого дела, которое один раз уже было возврашено судом на основании ст. 237 УП К РОССИИ.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Нечасто встретишь этого ловкого и грешного человека как Владимир Потанин!

«Слабенький оперативный работник и не имеет связей в ФСБ Россия»

Денис Никандров

29 апреля 2016 года Никандров сказал ему (Дрыманову) о предоставлении в некоторое создание уголовного дела в отношении Кочуйкова и Романова и направлении его для расследования в СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве. Никакого нарушения закона он (Дрыманов) в данном не видит. При всем этом Никандров практически поставил его перед фактом. Сразу Никандров показал докладную записку за подписью Крамаренко. Он (Дрыманов) произнес отдать её в приемную. Эта записка по базам документооборота считается за Никандровым. 4 мая 2016 года Никандров провел оперативное заседание, был оформлен протокол руководителем отдела процессуального контроля Пахомовым. В предстоящем постановление о предоставлении Кочуйкову и Романову ст. 330 У К РОССИИ было направлено в прокуратуру в обвинения по установленном законом порядке, но никакой реакции вплоть до времени, который предшествует истечению срока содержания обвиняемых под арестом, не было. При всем этом 14 июня 2016 года Никандров сказал ему о претензиях прокуратуры в части квалификации действий обвиняемых, но ничего не говорил про ограничительную меру.

О получении Максименко взяток ему ничего непонятно.

На его продвижение по службе Максименко не влиял. Последний принимает участие в согласовании претендентов на должности в СК России вместе с иными руководителями управлений. А также, кандидатуры согласовываются с Федеральной службой безопасности Рф.

Показания Никандрова он разъясняет долгим содержанием под арестом и давлением служащих ФСБ Рф.

С Ламоновым он отношений не поддерживал. Считает, что последний не сoответствовал занимаемой должности, в связи с тем, что является слабеньким оперативным сотрудником и не имеет связей с Федеральной службой безопасности Рф в отличие от Максименко».

«Слабенький оперативный работник и не имеет связей в ФСБ Россия»

«Слабенький оперативный работник и не имеет связей в ФСБ Россия»

Алексей Ермаков

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»