Аналитика

Смогут ли Ирак и Кувейт расстаться с прошедшим?

В египетском издании Ahram online сейчас, 16 декабря вышла публикация Салаха Насрави об отношениях меж Ираком и Кувейтом. EADaily размещает текст этой статьи.

Одна из принципиальных вех в усилиях Ирака по избавлению от гнёта санкционных мер ООН, введённых после вторжения бывшего иракского терана Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году, наступит в последующем месяце, когда Ирак должен выплатить последний доллар военных компенсаций собственному южному другу.

В согласовании с решением 1958 Совбеза Организации Объединенных Наций от 2010 года Ирак должен выплачивать Кувейту 5% собственных нефтедоходов в качестве компенсаций за результаты вторжения. Средства депонируются на счёт ФРС Соединенных Штатов и автоматом переводятся в компенсационный фонд, управляемый ООН.

9 декабря Центробанк Ирака сообщил, что он достиг договорённости с Общегосударственной запасной системой о закрытии счёта, открытого для направления вычетов из его доходов от продажи заграницу нефти в примыкающий эмират.

Когда счёт будет закрыт, Ирак должно быть объявлено, что он выполнил Решении Совбеза Организации Объединенных Наций, которые касаются вторжения, и глобальная организация обязана высвободить государство от бремени карательных мер, которые пережили Саддама.

Абдул-Бассит Турки, влиятельный иракский государственный служащий, который отвечает за правительственный комитет, организующий свои деяния с ООН, сообщил, что Центробанк Ирака выплатит всю оставшуюся возмещение до конца 2021 года, чтоб положить конец данному делу.

«Как всё будет оплачено, ООН обязана незамедлительно отменить санкционные меры», — сообщил Турки английской прессе Asharq Al-Awsat в четверг. Он сообщил, что министерство зарубежных дел Ирака должно созвать совещание Совбеза Организации Объединенных Наций, чтоб создать новую решение, которая отменяет карательные меры против Ирака в согласовании со статьей VII Устава ООН.

Багдад выплатил Кувейту около $ 52 миллиардов компенсаций за прошедшие три десятки лет. Данная сумма предназначалась для оплаты заявлений к Ираку, которые были поданы от имени кувейтских личных лиц, компаний и кабинета министров, за вред, конкретно причинённый иракским вторжением и захватом этого обеспеченного нефтью эмирата.

На теоретическом уровне конечная выплата компенсаций Кувейту откроет важную страничку в неспокойной истории Ирака. Данная мера окончит больной период в отношениях меж 2-мя государствами, когда заместо того чтоб наказать Саддама, практически наказали иракский народ.

После вторжения в Ирак под американскими властями в 2003 году ООН отменила большая часть жёстких санкционных мер против государства. В 2015 году Совбез Организации Объединенных Наций ослабил запрета в отношении Ирака, но оставил кувейтские компенсации и иные меры, которые связаны с похищенным собственностью и исчезнувшими бесследно кувейтскими лицами в согласовании со статьей VII Устава ООН, для разрешения дипломатическим путём.

После больше чем 31 года карательных мер, введённых в согласовании с решениями ООН, Ирак скоро должен расчистить путь к полному независимости над своими доходами от продажи нефти. Однако пока непонятно, как Совет Безопасности будет действовать, чтоб высвободить Ирак от остальных его обязанностей по отношению к Кувейту и в итоге посодействовать двум государствам отрешиться от наследства вторжений.

Если глядеть в больше широком смысле, решении ООН, которые касаются вторжения Ирака в Кувейт, имели серьёзные местные результаты, так как крупнейшие страны продолжали применять данный вопрос для формирования новой местной системы либо внесения изменений в существующую систему с целью продвижения разных интересов и предпочтений.

Одним из устройств, которые были созданы Советом Безопасности, является МООНСИ либо Миссия Организации Объединённых Наций по содействию Ираку, наделённая широким мандатом, в том числе обеспечение выполнения Ираком решений, которые касаются Кувейта.

Следующие с 2003 года решении наделили МООНСИ возможностями заставлять Ирак к выполнению карательных мер с 1990 года в отношении репатриации либо возврата людей Кувейта и третьих государств либо их останков и возврата всей кувейтской принадлежности, в том числе архивы, захваченной Ираком.

В решении за решением совет призывал главу МООНСИ «поощрять, поддерживать и облегчать усилия» по выполнению этих мер. В одной решении даже требовалось, чтоб ООН назначила зама руководителя МООНСИ, «отвечающего за эти вопросы».

За прошедшие два десятки лет миссия, которая получает большие средства от Кувейта, была частью тактики эмирата в отношении его отношений с Ираком и, в основном, инвентарем наружной политики Ирака для главных членов совета.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Специалист: Начинать учить детишек денежной грамотности необходимо в школе, но не на бирже

Освобождение Ирака от его обязанностей по статье VII Устава ООН будет не лишь иметь важнейшая роль для грядущего МООНСИ, но также станет определяющим моментом в иракско-кувейтских отношениях. Тогда как сменявшие друг дружку постсаддамовские кабинета министров в Ираке работали над выполнением обязанностей, почти все иракцы изучали компенсации как национальное унижение.

Однако, как и реакция германцев на санкционные меры, введённые в отношении ФРГ после 2-ой мировой войны, обширное иракское пользующееся популярностью повествование о кувейтском упадке может занять десятки лет, тем паче что Ирак как и раньше вовлечен в свои свои экзистенциальные трудности.

Невзирая на то, что это вызывает мемуары, эта новая веха в иракско-кувейтских отношениях вызывает у почти всех иракцев вопросы про то, должен ли Ирак после Саддама платить за войны бывшего терана, и в общем о карательном подходе к Ираку.

Исторически сложилось так, что у Ирака постоянно были трудности со своим южным соседом, и сменявшие друг дружку иракские режимы с момента появления современного страны Ирак столетие назад без охоты соглашались с проведёнными Англией границами Кувейта, сделавш?? его некоторым эмиратом.

Некоторые иракцы также сообщают, что сам Кувейт принадлежит Ираку.

Кувейтцы постоянно оспаривали эту иракскую версию истории, утверждая, что их государство никогда не была частью Ирака. Но их как и раньше преследуют утверждения Ирака и опаски, что их влиятельный северный сосед может аннексировать их крохотное правительство.

Когда Саддам, в конечном итоге, вторгся в Кувейт в 1990 году, выдвинув в отношении него обвинение в покушениях на границу Ирака и нелегальном бурении нефтяных скважин на его южных нефтяных месторождениях, он употреблял исторический аргумент для оправдания собственной незаконного присоединения эмирата.

Интернациональному альянсу под руководством США получилось вытеснить иракские силы из Кувейта и посодействовать кувейтцам вернуть свою самостоятельность, но стоимость для Ирака была большой. Тринадцать лет изоляции и санкционных мер ООН, за которыми последовали взрывы, две войны, захват и длительный конфликт, недешево обошлись стране исходя из убеждений человечьих жизней и вещественного разрушения.

Длинноватая тень конфликтной ситуации не прекращает преследовать 2-ух соседей, невзирая на усилия по укреплению отношений меж Кувейтом и постсаддамовским режимом в Ираке. Демаркация иракской границы с Кувейтом в согласовании с распоряжениями ООН после отстранения Саддама также вызвала словесный отклик в Ираке.

В сентябре 2019 года в отношениях меж 2-мя государствами появились трудности, когда посланник Ирака в ООН подал в компанию официальное письмо с жалобой, в каком винил Кувейт в стремлении поменять морские границы меж 2-мя государствами.

Данный шаг вызвал гнев и непослушание со стороны Кувейта.

За обострением последовала буря недовольства со стороны иракских законотворцев, лидеров представителей ополчения и комментаторов, призвавш?? правительство отменить мирные соглашения, которые спонсируются ООН, также соглашение об установлении границы меж Ираком и Кувейтом.

Гнев Ирака также усилился по причине строительства Кувейтом большого порта на полуострове Бубиян на аква пути Хор-Абдулла, единственном стратегическом выходе к морю для Ирака. Почти все представители правящего класса Ирака изучали данный шаг как часть сил Кувейта по удушению иракских портов в Персидском заливе.

Ирак боится, что кувейтский порт Мубарак аль-Кабир быть может превращён в денежный и торгово-развлекательный комплекс за счёт планов Ирака по развитию огромного нового порта на полуострове Аль-Фау, чуток больше чем в 1 км от нового кувейтского центра судоходства.

В общем, почти все иракцы думают, что их государство понесла наказание за то, что Саддам сделал с Кувейтом, и что они недешево заплатили за его вторжение в эмират и за  преступного деяния , которые его режим совершал против них в протяжении трёх десятков лет.

Вот почему в объявлении про то, что Ирак окончил выплату Кувейту возмещения в общей сумме свыше $ 52 миллиардов, находится историческая память, так как это кидает тень на преобладающие в этих 2-ух государствах миропонимания и чувственные суждения, в том числе возможность достигнуть крепкого решения.

В таком споре исторического и международного масштаба постоянно существует риск того, что оставшиеся незажившие раны могут вызвать напряжённость и даже усилить ксенофобию в 2-ух государствах, оставив глубочайшие шрамы в их длительных отношениях.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»