Экономика

Содержать нельзя изъять

Содержать нельзя изъять

Содержать нельзя изъять

04 июля 2022 г.

Сергей Варченко

 

Подвергнутого аресту из-за санкционных мер собственности богатых граждан России в мире становится больше. Однако содержание яхт и вилл недешево обходится бюджетам соответственных государств. Пример яхты Дмитрия Пумпянского указывает, что решением может быть продажа замороженных активов за долги, считает управляющий партнер юридического агентства Asterisk Владимир Хантимиров

Введения западными государствами твердых санкционных мер против Рф сообщения про аресте больших активов российских крупных бизнесменов за границей стали постоянными. Неведомым оставалось только то, как конкретно государства, которые арестовали собственность богатых граждан России, будут ею распоряжаться.

Однако уже в июне месяце Верховный суд Гибралтара решил — с молотка пойдет яхта Axioma, которая принадлежит российскому мультимиллионеру Дмитрию Пумпянскому. Только в марте Axioma оказалась под арестом, а спустя всего два месяца стала аукционным лотом. Как это случилось?

Содержать нельзя изъять

Яхта Axioma

Форбс.ru, 27.06.2022, «Верховный суд Гибралтара вынес решение о продаже яхты бизнесмена Пумпянского»: Как подчеркивает Business Insider, это 1-ая суперъяхта, которая принадлежит одному из самых богатых граждан России, которую выставят на торги. Почти всегда без вердикта суда власти не могут реализовать арестованные яхты, а их содержание и техническое сервис требуют издержек в размере 10-пятнадцать процентов от цены корабля, сообщают средства массовой информации.

За арестом яхты попавшего под санкционные меры Пумпянского стоит один из самых крупных банк США JPMorgan, сказал в марте месяце Блумберг. […]

Вероятно, яхта в свое время была приобретена Пумпянским за счет кредитных средств JPMorgan и попала в залог к банку, объяснил Форбс помощник по правовым вопросам правовой группы «Совет» Владислав Журавлев. Как он сообщил, банк пробует направить взыскание на судно из-за просрочки по кредиту, потому на тс был наложен арест. «При этом, не так чтобы ясно, как это согласуется с заявлением главы Министерство иностранных дел Англии Лиз Трасс про то, что яхта располагается «только в принадлежности Пумпянского». При любом варианте обращение взыскания на судно из-за задолженности перед банком выведет её из-под санкционных мер», — отметил юрист.

Пумпянский попал под санкционные меры Европейского Союза 10 марта, спустя несколько суток санкционные меры в отношении него ввела Англия. В марте месяце про то, что яхта Axioma в результате принадлежит Пумпянскому, сказала министр иностранных дел Англии Лиз Трасс, подчеркивает Блумберг. Пумпянский после попадания в санкционные перечни закончил быть выгодоприобретателем Трубной металлургической компании, в какой ему принадлежало 90,6 %, и вышел из её совета руководителей. — Врезка К.ру

От заморозки к изъятия

Арест собственности лиц, которые включены в санкционные перечни, регулируется Порядком Евро совета No 269/2014, который не гласит о возможности изъятия, подвергнутого аресту собственности. Имеющиеся правила разрешают только заморозку активов. Европейские власти имеют право изъять имущество только в этом случае, если оно нужно для муниципальных потребностей, очевидно, с выплатой соизмеримой возмещения. Пока западные государства находятся в поиске решения вопроса про то, что делать с арестованным собственностью. К примеру, в Конгрессе Соединенных Штатов готовится проект закона, который разрешает конфискацию собственности лиц, которые попали под санкционные меры.

На сегодня подвергнуты аресту наикрупнейшие суда российских мультимиллионеров: яхта «A» основоположника «Еврохима» Андрея Мельниченко, Lady M соучредителя «Северстали» Алексея Мордашова и яхта Lena соучредителя «Новатэка» и «Сибура» Геннадия Тимченко. Если ранее владельцам можно было не переживать за сохранность собственного собственности и оставалось только ожидать смягчения ограничительных мер, то случай Axioma продемонстрировал, что угроза нависла над всеми арестованными активами.

Согласно имеющейся версии, быстрая продажа корабля стала результатом больших издержек на содержание яхты, которые могут достигать 10-пятнадцать процентов цены корабля. Так как яхта располагается под арестом, то все траты, также и на содержание лодки, лежат на стране, которая её арестовала.

В решении вопроса издержек Суд Гибралтара оказался больше радикален, чем Суд Фиджи, который решил не продавать, а просто передать судно бизнесмена Сулеймана Керимова Amadea США как больше богатой стране, которая может для себя дозволить хранение и содержание игрушек крупных бизнесменов. А вот Италия сообщает, что не пожалеет арестованное имущество. В текущем году государство израсходует практически €13,7 млн на содержание активов граждан России. Правительство уже подготовило корректировки, в соответствии с которыми получит возможность продавать задержанное имущество для возмещения издержек.

Долг в обход санкционных мер

Приведенные примеры удостоверяют очевидно наметившуюся тенденцию. Западные государства узаконят продажу драгоценного в содержании собственности для покрытия издержек. Однако в случае с Axioma выслеживается очередное принципиальное направление — продажа подвергнутого аресту собственности за долги.

Практически Axioma принадлежит не Пумпянскому, а компании Pyrene Investments, владельцем акций которой является кипрская компания — Ferdberg Holding company, уже впрямую принадлежащая олигарху. Согласно информации из общественных источников, JP Morgan в декабре 2021 года предоставил Pyrene Investments кредит в размере €20,5 млн под залог яхты Axioma. С требованием о возврате этого долга J.P. Morgan пошел в суд, что и привело к аресту яхты.

Как в США, так и в Российской Федерации в соглашения об открытии кредитной полосы нередко закладываются условия, при нарушении которых банк обладает правом добиваться преждевременного возврата кредитных средств. В государствах прецедентного права стороны склонны закладывать в соглашения все вероятные опасности. Традиционным случаем не соблюдения требований контракта является внесение заемщика в санкционные перечни и неуведомление банка о смене выгодоприобретателя. Вероятнее всего, конкретно эти условия и были нарушены.

После реализации яхты деньги поступят в распоряжение Верховного суда Гибралтара, который обусловит их последующую судьбу. Согласно расчетам профессионалов, рыночная цена корабля составляет около €60 млн, что даже с учетом всех издержек значительно превосходит размер задолжности. При всем этом непонятно, получит ли владелец яхты эту разницу. Возможно, она либо остается на депозите суда, либо будет переведена на один из межгосударственных счетов обладателя, к которому у него нет доступа из-за санкционных мер.

Необходимо помнить о существовании вторичных санкционных мер, сыгравш?? в данном деле не последнюю роль. Даже если представить, что Пумпянский (что сомнительно с учетом заморозки счетов) мог заплатить J.P. Morgan, банк не имеет права принимать от него средства впрямую. По данной причине большие организации усердствуют придерживаться принципа «over compliance» и воздерживаться от прямого либо опосредованного сотрудничества с нелегальными лицами. При другом варианте банку самому угрожают суровые результаты, вплоть до уголовных дел. У СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ уже есть механизм использования вторичных санкционных мер против нарушителей санкционных режимов в отношении Ирана и Венесуэлы. Наверное в скором времени нас еще ожидает много и «российских» кейсов — бизнес есть бизнес, и зарубежные компании будут пробовать обходить санкционные меры самыми различными методами.

На личном примере J.P. Morgan показал, как всем западным кредиторам возвратить свои средства и не попасть под вторичные санкционные меры. Наверное и у остальных российских мультимиллионеров есть обязанности перед зарубежными банками и компаниями, с которыми они не могут расплатиться из-за наложенного блока счетов. Чтоб получить назад свои средства от больших заемщиков, которые связаны с Российской Федерацией, кредиторы могут начать обращаться в суды с требованиями о возврате долга, а выполнение вердикта суда будет обеспечено за счет реализации арестованных активов. Оспаривание такого решения станет практически неосуществимой задачей для попавших под санкционные меры граждан России. Если история с Axioma станет случаем, то власти государств, где размещаются арестованные яхты и виллы, смогут избавиться от них, а заодно и от издержек, которые связаны с их содержанием.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»