Warning: session_start(): open(/home/users/2/2bgroup-org/tmp/sess_51499e4a64c9fd68dcafeaa8e3cf7bfa, O_RDWR) failed: Превышена дисковая квота (122) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11

Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /home/users/2/2bgroup-org/tmp) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11
Сумеет ли Российская Федерация возвратить прежний размер нефтедобычи? О чем Сечин промолчал Владимиру Путину
Политика

Сумеет ли Российская Федерация возвратить прежний размер нефтедобычи? О чем Сечин промолчал Владимиру Путину

«Собеседник» №07-2021

«На сегодня единственная компания из мирового нефтегазового сектора, которая попала в дохода, – это мы», – отрапортовал Игорь Сечин президенту на прошедшей неделе, подчеркнув, что «Роснефть» оставила сзади ЭксонМобил, Chevron, Shell, Total.

«Уж так и единственная?» – опешил Владимир Путин.

Как можно веровать заявлениям Сечина, «Собеседник» обсудил с руководителем Фонда государственной энергобезопасности Константином Симоновым.

Повторю вопрос президента: уж так и единственная? Как бы в отчет вошли и $13 миллиардов, которые «Роснефть» получила от китайцев в счет еще не добытой нефти…

– Китайская авансовый платеж зафиксирована в годовом отчете. Плюс была продажа толики в «Восток Ойле»… По моему мнению, годовая финансовая отчетность – не самый хороший метод для изучения настоящей ситуации: какие-то доходы можно записать в этот год, а траты вынести в будущий…

Плюс не нужно забывать, что из больших организации из России «Роснефть» обычно отчитывается первой. И Сечин поступил как грамотный пиарщик – он пришел к Владимиру Путину и правдиво произнес: на сегодня. Другими словами из числа тех, кто отчитался в то время.

А практически спустя несколько суток после чего отчиталась «Газпром нефть», и у нее тоже есть прибыль по результатам прошедшего года.

10 марта отчитается ЛУКОЙЛ, и я полагаю, что и у него будет прибыль.

Вас ничего не изумило в заявлениях Сечина?

– Кое-что озадачило. В общении с Владимиром Путиным назывались числа, которые не соответствуют тексту отчета. Например, Сечин сообщил, что «Роснефть» выросла по всем позициям – по водянистым углеводородам, по нефти и по газу. А в отчетности записано падение. По стенографической записи можно увидеть, что Сечин сообщает, что они выросли даже по сырой нефти – на 0,2 %, чего мы не видим в отчете.

А чего еще мы там не видим?

– Меня больше волнует другое: что «Роснефть» проводит установку на то, что нужно сбрасывать старые, как они говорят, низкодебетные активы и стремиться к добыче так называемой «новой» нефти. Вот про «Восток Ойл» говорится как о экспериментальном проекте. Однако что смущает: Сечин убеждает, что на данный момент у него операционные траты на добычу составляют $2,8 за баррель, а какие траты будут по «Восток Ойлу»? Если честно, даже жутко полагать. Не исключаю, что цифра будет выше больше чем в 20 раз.

Однако в общем-то у Сечина все таки вышло свести концы с концами – несмотря на то, что 2-ой, и 3-ий кварталы были убыточны…

– В общем, я могу поверить, что компания окончила год с прибылью, так как у нее вправду есть конкурентноспособное преимущество – уже разработанная ресурсная база, позволяющ?? извлекать нефть дешевенькой себестоимости, здесь Сечин прав. Однако когда он сообщает про то, что «Роснефть» все это будет сбрасывать и идти в «Восток Ойл», где добудет 100 млн тонн нефти с себестоимостью, которую не называет, меня это несколько стращает – как стратегический ход.

Число законсервированных скважин – строгий секрет

Правда ли, что припасы месторождения там не настолько высоки, как убеждает Сечин?

– Здесь вопрос, как доказаны припасы. Сечин убеждает, что доказаны. Он доложил президенту, что за прошедший год были открыты три одних из самых крупных месторождения. Это отлично, но хотелось бы поглядеть аудит тех компаний, специализируем?? на доказательстве ресурсов.

 

Не доверяете спецам?

– Не в данном дело. Просто в ближайшее время специалисты подозревают комиссию по припасам в том, что она время от времени воспринимает очень уж смелые решения исходя из убеждений утверждения о размерах припасов.

В апреле мы с вами обсуждали сделку OPEC+ и возможности снижения объемов добычи. В Российской Федерации, как говорят все специалисты, консервировать скважины – чрезвычайно трудно и недешево. Еще дороже их позже открывать. Как прошел это процесс?

– По году мы уменьшили добычу, и довольно значительно, – у нас девять процентов падения по нефти. Это при условии, что сокращения-то начались лишь с мая. Смысл сделки OPEC+, напомню, был в поддержании стоимости нефти. И мы видим, что они возвратились: с рынка ушла лишняя нефть (не лишь, естественно, благодаря сделке – здесь и Техасский коллапс, и остальные вещи занесли лепту). Однако за это пришлось платить – сокращением государственной добычи. Вопрос про то, каким образом наша добыча будет ворачиваться на прежний уровень, по моему мнению, остается открытым. Пока мы еще соединены сделкой OPEC+ и постоянно можем сообщить (как, фактически, и делаем): мы хоть завтра добудем сколько необходимо, просто на данный момент не можем – сделка. Касательно консервации скважин, здесь есть загадка. С одной стороны, компании массивно доносят, что скважины они не консервировали. Даже в отчете «Роснефти» есть такая фраза – что применены технологии понижения добычи без консервации скважин. Однако как это было в действительности? У меня огромные колебания, что использовались технологии понижения добычи – это экономически необоснованно (дешевле закрыть, чем поддерживать работы на наименьшем уровне, сохраняя работу и погружных насосов, и другое), а компании все-же в данный тяжелый год, непременно, больше думали об экономии. Тем или иным образом, на данный момент нет никакой надежной статистики по поводу того, что же конкретно сделали компании, мы можем говорить лишь по их словам.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Министерство иностранных дел Россия объяснил ротацией отъезд нескольких дипломатов из Англии

Выходит, это строгий секрет?

– Федеральная служба госстатистики не размещает новых цифр по количеству скважин в Российской Федерации, потому у меня нет ответа на вопрос, как надежны обращения компаний про то, что они не консервировали скважины. Однако есть статистика добычи. И по ней видно, как неравномерно компании сокращали добычу. Видно, как верно они избрали в себе определенные жертвы. «Под ножик» сначала пошли старые обводненные месторождения, у каких нет льгот. И считаю, что как раз там добычу возвратить будет сложно. И, к слову, сама «Роснефть» согласилась с тем, что дала собственному бывшему президенту, а сейчас обладателю ОАО «Независимая Нефтегазодобывающая организация» Эдуарду Худайнатову на $1,4 миллиардов активов в рамках сделки по Пайяхе (об этом в отчетности написано), сообщив, что они для нее стратегически неинтересны. А, меж иным, на эти активы приходится порядка десять процентов добычи «Роснефти». Другими словами компания первой на публике подтвердила, что у нее есть активы, которые ей стратегически неинтересны и она не желает их развивать. По моему мнению, этот подход отражает, что мы вряд ли сможем возвратиться на прежние добычные уровни. И это основной риск.

До 100$ нефть вряд ли поднимется

Вы имеете ввиду потенциальные утраты казны?

– Нефть остается главным методом его заполнения. И трудность не в том, что нефть вдруг закончит быть кому-то подходящей, как нас уверяют. Основной риск в том, что наше место на рынке займут остальные государства. Главные наши соперники известны – это США и саудиты.

Другими словами эпидемия им не помешала?

– На данный момент из-за холодов США утратили 4 млн баррелей дневной добычи – огромная цифра. С 1 февраля Саудовская Аравия убрала 1 млн – так данную тему обсуждали весь январь. А здесь этот обвал. Конъюнктурно это крайне не лёгкая история. Однако это вопрос, думаю, очень недлинного периода. Холода пройдут, и добыча начнет восстанавливаться. В особенности при ценах за $60.

А сланец?

– США способны создавать циклопическое число нефти. В 2020-м США только нарастили экспорт на зарубежные рынки. И прошедший год они закрыли, оставаясь производителем №1 в мире. Так что ни эпидемия, ни зеленый Байден, ни холода эту дилемму с нас не снимут.

Имеется ли шанс, что нефть опять поднимется до $100 за баррель?

– На данный момент нет недостатка в «величавых» прогнозах. Одни сообщают, что нефть будет бесплатной. Остальные – что уже в скором времени нефть обязана стоить $100. Мне постоянно чрезвычайно обидно, когда некоторые специалисты безапелляционно пророчат, что будет с мировой энергетикой в следующем году, 10, 20, тридцать лет… Я полагаю, основное, чему нас обязана была обучить жизнь, и 2020-й в индивидуальности: единственное, что мы можем сообщить о будущем – оно полностью непредсказуемо. Потому что будет с нефтяными ценами, сообщить нереально. Вот, к примеру, которая уважается структура, большой американский денежный холдинг JPMorgan Chase написал про новый сырьевой суперцикл. Это достаточно интересно, так как еще до сильной эпидемии началось прогнозирование на тему, что нефть скоро в принципе закончит быть продуктом. У нас подобные грамотеи тоже были, даже называли числа – будто бы продуктом она закончит быть к 2030-му. И эпидемия вроде как обязана была укрепить в данной вере, так как вправду – прощай рынок, притом, начался зеленый крестовый поход на тему, что будущее углеводородов завершено, сейчас будет одна сплошная зеленая энергия. Однако на чем основана эта теория сырьевого супертоплива? На чрезвычайно обычный вещи. На том, что из-за зеленого курса начнется отток вложений из сектора углеводородов. Однако фокус в том, что подобные же прогнозы звучали в 2014-м. Лишь предпосылки недостатка назывались остальные – не зеленый курс, а обвал цен. И вот прошло 6 лет – и где провал в добыче? Его нет. Потому я не очень верю, что в скором времени мы увидим одичавший недостаток вложений. На самом же деле за рассуждениями на тему зеленой энергии мы видим, как серьезные участники не запамятывают поддерживать вложения, а некоторые государства – и добычу наращивать. Например, в прошедшем году прирастили добычу Норвегия, Бразилия, а США прирастили экспорт… Потому опять ждать нефти по $100 не стоит. С иной стороны, и бесплатной нефти тоже ждать не приходится. Тут США начинают все четче играться свою главную роль «переключателя». Потому беспристрастный коридор я вижу в спектре $40-65 за баррель.

Что означает «переключатель»?

– Примерная прибыльность добычи сланцевой нефти по главным формациям кое-где $40-50. Если стоимость нефти в мире уходит за $50, добыча в Штатах начинает резко расти и туда сходу идут вложения. В Америке чрезвычайно стремительно принимается инвестрешение, это их основной плюс. И недостаток вложений в Штатах просто может смениться резвым их возвратом. На данный момент у них зимний провал. Однако это просто локальная временная неудача для Соединенных Штатов. И – плюс для нас: рынок разгрузили, вот стоимость сходу и пошла ввысь. Однако как США нарастят добычу, стоимость нефти на глобальном рынке начнет падать.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2021 под заголовком «»Даже жутко полагать»».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»