Политика

Так куда возвратилась Америка? О речи Байдена в Государственном департаменте США

4 февраля 46-й глава Соединенных Штатов Америки Джозеф Байден в первый раз выступил в Государственном департаменте с огромным внешнеполитическим обращением, в каком сообщил о возврате к глобальной руководящей роли США на мировой арене и восстановлению интернационального порядка, который существовал до Дональда Трампа. Но как длительно продлится этот подход и к чему он приведет?

Тем или иным образом, но речь Байдена ложится в канву его последних снаружи- и внутриполитических решений, которыми он успел отметиться за 1-ые недели пребывания в Овальном кабинете.

4 года назад 1-ый официальный визит являющегося в то время президента Дональда Трампа в общегосударственное агентство пришелся на здание ЦРУ, где, стоя в условиях мемориальной стенки с именами жертв служащих учреждения, эксцентричный лидер республиканцев отругал новостные агентства за то, что они, согласно его убеждению, занизили размер толпы зевак, которые собрались на президентскую инаугурацию. Бессвязный комментарий Дональда Трампа был подвергнут критике за плохой выбор места и времени для схожих маленьких обид, не делающих чести верховному главнокомандующему.

Приготовление к двадцатиминутной речи Байдена смотрелась очевидной попыткой отступить от стиля Дональда Трампа. Содержание президентского выступления было верно спланировано и выверено: до этого в этот же день помощник по государственной безопасности Джейк Салливан подошел к трибуне в процессе еще одного, который стал при новой команде постоянным встречи и сказал, что президент собирается расставить в собственном выступлении несколько принципиальных акцентов, в том числе о роли США в продолжающейся войне в Йемене, также ответил на вопросы о практических последствиях этих шагов. Отметился вступительным словом и глава Государственного департамента Энтони Блинкен, слова которого работники дипломатической службы повстречали рукоплесканиями, что смотрелось полной противоположностью их реакции на Дональда Трампа, который назвал в прошедшем году внешнеполитическое учреждение государства «Департаментом глубинного страны».

В собственной речи президент Байден уделил главное внимание гражданским правам, климату, сильной эпидемии, ядерному вооружению, также дал обещание партнёрам США и всему миру, что международная политика Вашингтона снова проявит преданность «священным демократическим ценностям Америки», вероятно, как считают демократов, грубо попранным администрацией Дональда Трампа, чей отказ, согласно словам Байдена, от обычных единомышленников запятнал репутацию американской модели демократии.

«Америка возвратилась!» — заявил Байден, но куда и за счет каких инструментов? Из коротких слов нового главы Соединенных Штатов осталось непонятным, как конкретно будет смотреться на практике «возврат» к временам Обамы. Еще до Дональда Трампа в протяжении шестнадцать лет США безпрерывно вели войны, проводили «контртеррористические» операции сходу в 10-ках государств, устраивали гуманитарные интервенции, осложненные кризисом мигрантов и резким падением авторитета и воздействия американцев в мире.

В эфире ФоксНьюс бывший государственный секретарь Майк Помпео насмешливо откомментировал выступление Байдена:

«Имеет ли он в виду возврат к тому времени, когда ИГИЛ (экстремистская группировка, нелегальная в Российской Федерации. — Авт.) держала под контролем в Сирийской Арабской Республике халифат размером с Англию? Имеет ли он в виду возможность дозволить Китаю уничтожать миллионы рабочих мест в таковых местах, как Канзас и Южная Каролина? Я не считаю, что население Соединенных Штатов может дозволить для себя возвратиться к еще 8-ми годам наружной политики Барака Обамы».

В общем необходимо подчеркнуть, что 1-ое суровое выступление Байдена в должности главы государства по внешнеполитической повестке не до конца оправдало возлагавшиеся на него надежды. Часть его речи вправду была перспективной и поочередной, когда он перечислил ряд больших межгосударственных вопросов и то, как США смогут их решить с помощью освеженного дипломатического подхода, к примеру в рамках потенциального «климатического встречи», созванного вместе с иными государствами в целях противоборства «экзистенциальной угрозе» изменения климата. Глава Соединенных Штатов подчеркнул, что точной границы меж внутренней и международной политикой больше нет и что решения будут приниматься прежде всего с учетом интересов США.

При всем этом Байден не сообщил подобные главные темы, как КНДР, иранскую ядерную сделку, ближневосточный конфликт, Афганистан — может быть, самые острые трудности, с которыми его администрация столкнется в самое последнее время и которые являлись головной болью для лидеров Соединённых Штатов в протяжении последних 2-ух десятков лет. Рвение различаться от собственного предшественника добавило Байдену вистов в очах международной общественности в 1-ые недели его руководства, но этого очевидно недостаточно для суровой политической площадки. Создается ощущение, что глава Соединенных Штатов Америки привык к обычным клише противоборства условных Запада и Востока, но при всем этом не в состоянии предложить дорожной карты по изменению сложившегося статус-кво и ликвидации разногласий.

К примеру, в речи Байдена содержались просьбы к властям России о незамедлительном освобождении Алексея Навального и обещание, что США больше не будут идти на скидки и «организуют широкую антироссийскую объединение, заставив работать против Рф собственных единомышленников и партнеров». При всем этом Байден не забыл упомянуть, что Вашингтону не обойтись без взаимодействия с Москвой. Твердые слова главы Соединенных Штатов уже вызвали яростную отповедь российской стороны, когда уполномоченное лицо Кремля Дмитрий Песков назвал программную речь Байдена агрессивной и неплодотворной риторикой.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Встреча президента Сербии с заместителем премьер-министра Рф Борисовым будет закрытой

Американские политологи также интересуются: каким образом Байден рассчитывает повлиять на поведение Рф, быть может введет новые санкционные меры, но разве до нынешнего дня они как-то воздействовали на лидера Российской Федерации Владимира Путина? Пожалуй, хорошо, что члены внешнеполитической команды Байдена еще при Обаме прошли через ряд кризисов в отношениях с Москвой, по последней мере у них нет никаких иллюзий насчет позиции Рф по почти всем главным вопросам интернациональной повестки. Притом, как показало продление ДСНВ — важного контракта в сфере ядерной безопасности, — команда Байдена способна на плодотворный разговор, когда он отвечает обоюдным интересам.

Из речи главы Соединенных Штатов становится ясно, что в качестве главного международного противника США избрали Китай, который представляет своим существованием вызов американской безопасности, благоденствию и демократическим ценностям. Байден отметил, что не потерпит финансовых и остальных видов злоупотреблений со стороны Пекина, но объяснил, что постоянно готов к переговорам, когда «это будет в интересах Америки». Однако как Байден представляет для себя свои возможности по оказанию воздействия на принятие решений в КНР, когда торговая война при предшествующей администрации продемонстрировала, что Пекин не восприимчив и не впечатлен попытками заставления от Соединенных Штатов?

Даже мысль объединиться вместе с европейскими партнёрами для оказания давления на Китай смотрится все больше никчемной затеей. За прошедшие 4 года благодаря антагонистической позиции Дональда Трампа почти все государства Европы стали больше независимыми от Вашингтона. К примеру, реальный лидер Европы Германия прежде всего заинтересована в настоящей денежной политике, но не в идейных баталиях за приемущество меж Вашингтоном и Пекином, и Берлин совсем ясно дает это осознать. Остальные представители Европейского Союза больше делят позицию ФРГ. Даже угрозы Байдена в адрес военных Мьянмы (Бирма), которые устроили переворот и свергнувших местное правительство, которые прозвучали в его речи, вероятнее всего, так и останутся пустым сотрясением воздуха. В прошлые сорок девять лет собственного правления армейская хунта Мьянмы находилась в изоляции, под твердыми санкционными мерами и хорошо себя ощущала, тем паче сейчас финансовую поддержку им с готовностью может оказать Китай.

Пожалуй, более настоящим последствием внешнеполитической речи Джо Байдена окажется объявленное им окончание поддержки США саудовской альянса, в протяжении последних лет ведущей войну с повстанцами-хуситами в Йемене, что привело к самой истинной гуманитарной катастрофе на юге Аравийского полуострова. Подчеркнём, что с 2015 года объединение бомбардирует находящиеся под контролем хуситами йеменские города и инфраструктурные объекты, также ведет прямые боевые столкновения на земле — и все это при помощи передового американского орудия, в множествах приобретаемого монархиями Персидского залива.

4 февраля также было объявлено о назначении специального американского посланника в Йемене, которым стал Тимоти Лендеркинг, который был заместитель государственного секретаря по Ближнему Востоку, пользующийся определенным почтением в регионе. Но это лишь 1-ые шаги в правильном направлении: США нужно вынудить оставить Йемен саудовскую объединение (Эр-Рияд в принципе сообщает, что ведет оборонительную войну, когда авиационными бомбами превращает в щебень йеменские города) и посодействовать конфликтующим сторонам гражданского конфликтной ситуации достигнуть применимого обоюдного решения. Однако навряд ли американской дипломатии стоит рассчитывать на какой-нибудь суровый фуррор в данном зазорном и кровавом конфликте.

Кроме обращения о Йемене, первую речь Байдена в Государственном департаменте тяжело отнести к поворотным историческим внешнеполитическим выступлениям. Быстрее она походила на воодушевляющую разговор для служащих Госдепартамента Соединенных Штатов, которые рассчитывают на перезапуск своей работы после смутных времен государственного секретаря Майка Помпео.

Новым президентским администрациям в США принято давать некое время, до того как начинать судить их политику. Невзирая на большое число «бардовых линий», которые остались в наследие от предшественников, кабинет Байдена практически за считаные дни почти во всем существенно изменил внешнеполитический курс США, и речь президента, фактически обошедшаяся без ярчайших моментов, лишь удостоверила решительность нового владельца Белого дома демонтировать наследство Дональда Трампа по всем фронтам. Один заморский комментатор справедливо увидел в качестве ответа на основной рефрен выступления Байдена, что «Америка никуда не уезжала» и Дональд Трамп, невзирая на его периодически беспорядочный подход, ясно осознавал, что американские силы чрезвычайно напряжены, конкретно потому делать ставку на возращение в прежние, дотрамповские времена, когда американцы отвечали за глобальную безопасность и считали себя умнее всех на планетке, чревато своим банкротством.

США нуждаются в близкой к реальности международной политике, и, пока Байден не проведет переоценку задач США за границей и не употребляет американскую дипломатию для их действенного реализации, перемены в риторике Вашингтона не будут иметь огромного значения.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»