Аналитика

«Талибан» и мусульмане Рф — что далее?

После триумфальной победы движения «Талибан» (организация под запретом в России) в Афганистане, когда столица Кабул был взята без боя, а предшествующее проамериканское правительство Ашрафа Гани сбежало зарубеж, специалисты интересуются: что будет далее?

«Талибан» не лишь сумел сформировать свое правительство, да и довольно стремительно установил контроль над всей территорией государства. И на сегодня фактически это движение является единственной властью. С этим обязаны считаться как соседи Афганистана (Китай, Пакистан, Иран), так и большие крупнейшие страны, которые не имеют с ним общих границ (Российская Федерация), однако опыт правления талибов (1996−2001) вызывает вопросы.

Для Российской Федерации и государств Центральной Азии сохраняется опасность перевоплощения Афганистана в территорию, которая станет симпатичной для радикально настроенной части мусульманского общества всего мира. Ведь настаивать на том, что у талибов не быть может экспансионистских планов, в особенности в отношении Центральной Азии, неосмотрительно. Идет речь, естественно, не о завоевании, а об экспансии идеологии, о привлечении приверженцев из республик СНГ и Рф с следующей их передислокацией. Потому не стоит легковерно считать, что «Талибан» остается чисто локальным явлением. Некоторые уже условились до того, что «Талибан» — это чуть не национально-освободительное движение пуштунов, лишь под религиозными знаменами, а цель его — освобождение от американской захвата и его местного марионеточного кабинета министров.

В этих условиях очень интересно поглядеть на реакцию российских мусульман. Тут следует учитывать очень важную деталь: суть в том, что идеология «Талибана» в теологическом плане основывается на ханафитском мазхабе (религиозно-законодательной школе) и матуридитско-ашаритской догматике. Т. е. такой же той, что является классической для приметной части мусульман Поволжья, Республики Крым и Северного Кавказа. В итоге, сложилась феноминальная положение дел: в руководству в Афганистане пришли те, кто в теологической части исламского вероучения схожи российским мусульманам. Отсюда и та неизвестность и метания российских мусульманских спикеров, которые находятся в недоумении — как комментировать случившееся в Афганистане? В руководству на Среднем Востоке пришли ведь не ваххабиты, а самые что ни на есть ханафиты-матуридиты. И обычная антиваххабитская риторика, которую употребляли российские мусульманские духовные лидеры, когда выражали свой подход по Сирии, применительно к талибам уже не работает.

Очень типично в данной связи реакция советника Руководителя Чеченской республики по религиозным делам Адама Шахидова, который на комментарий о талибах на собственной страничке в Инстаграмм отозвался так: «Матуридиты-ханафиты постоянно красавцы». При этом, через некоторый период данный комментарий был удален. Отчасти это можно разъяснить тем, что Президент республики Чечня Рамзан Кадыров назвал происходящие действия в Афганистане «очередной махинацией США против мусульман» и попросил «готовиться к самому плохому» из-за «Талибана». Потом Смертников отдал пояснение: «Если талибы обоснуют, что они антисалафиты и что они против ваххабитов-радикалов, то их тоже поддержу, поэтому это наш путь».

В отличие от Адама Шахидова татарские муфтии целый месяц после взятия Кабула талибами предпочитали хранить молчание. Осознать их можно: официальные мусульманские организации в Российской Федерации воздерживаются от комментирования смены власти в Кабуле, усердствуя следовать такой же полосы российского Министерство иностранных дел. Но молчание можно было хранить лишь до того времени, пока «Талибан» не взял под контроль всю территорию: существовавший в Панджшерской равнине Фронт государственного сопротивления Афганистана, который возглавляется Ахмадом Масудом-младшим и вице-главой государства Амруллой Салехом, был разгромлен к середине сентября. Притом «Талибан» совсем сформировал свое правительство (и.о. главу правительства стал Мухаммад Хассан Ахунд), дав осознать, ннравится это кому-то либо нет, но с радикалами придется сотрудничать всему миру.

Стоит отметить, что с новым и.о. главу правительства уже повстречался специальный уполномоченный российского президента по Афганистану Замир Кабулов вместе со своими сотрудниками из Пакистана и КНР. Логично, что после чего 20 сентября глава Духовного собрания мусульман Рф Альбир Крганов одним из первых из числа российских муфтиев высказал позицию собственного муфтията по происшедшему в Афганистане. В обращении нет ни ликования, ни осуждения — просто констатация факта. Однако обвинения в произошедшем полностью и всецело возложены на американцев:

«В это время почти все спрашивают: как подобное могло случиться? Почему за двадцать лет навязывания чуждого стиля жизни и пребывания военнослужащих США на афганской земле положение дел там не попросту не стала лучше, а стала трагической? Кроме того, правительство, практически, оказалось на грани распада и перед гуманитарным бедствием. Почему заместо ликвидации харамного-запрещённого наркобизнеса, он расцвел там с новой силой?».

Обвинительный пафос обращения ДСМР ориентирован в адрес Вашингтона:

«Сейчас же мы желаем задать один обычный, но принципиальный для миллионов афганцев вопрос: кто ответит за бессчетные жертвы в числе гражданского населения за двадцать лет? Ведь по различным оценкам идет речь о 10-ках тысяч людей! … При всем этом за два десятки лет неимоверное количество людей было ранено, оказалось лишено крова и средств существования. В конце концов, под угрозу была поставлена стабильность в сопредельных государствах, в том числе, большом регионе братской нам Центральной Азии».

При всем этом в адрес талибов Крганов постарался не высказываться ни критически, ни комплиментарно: оно и ясно, сейчас «Талибан» — это новая власть в Афганистане, с которой, охото либо нет, придется сотрудничать. Потому если коротко суммировать произнесенное Кргановым (а он один из числа тех российских муфтиев, кто владеет политическим чутьем и знает, где и как расставлять акценты, для чего и привлекался не один раз властными структурами России как броский деятель «народной дипломатии»), то выходит, что в катастрофы Афганистана повинны США, что полностью идентично заключениям фактически всех специалистов и профессионалов по Афганистану. Крганов даже дает провести целое расследование преступлений «зарубежных военных против мирного афганского жителей», намекая если не на интернациональный суд, как в Нюрнберге либо Гааге, то по меньшей мере, на «учреждение интернационального особенного заседания по Афганистану».

Но новшества в Афганистане, которые устанавливаются талибами, для российских мусульман непривычны. Оно и ясно: вроде как власть в Афганистане взяли те, с кем российские мусульмане идейно близки в теории, но на практике модель страны (исламский эмират) и общества, которая предлагается талибами, вызывает неприятие у российских мусульман, у которых вошло в привычку жить в светском государстве. Так, в том числе, ограничения для обучения девченок в учебных заведениях, внедривш?? талибы, сильно удивили у Верховного муфтия Рф, главу ЦДУМ Талгата Таджутдина, который так откомментировал смену власти в Кабуле.

«Это дети — какое там быть может разделение. У нас даже в Российском исламском институте девицы посещают занятия. Это уже вопрос заслуги совершеннолетия, позже обучение быть может раздельным», — сокрушался Таджутдин.

Согласно его убеждению, талибы нарушают нормы исламского благочестия:

«Что они даже из повеления Всевышнего „не убивать человека“ делают! Друг дружку режут. А сейчас к тому же детишек делят и сообщают, что это Всевышний повелел! Просто святотатство».

Красной линией фактически всех прогнозов российских специалистов по причине прихода в руководству талибов в Афганистане является идея про то, что это государство станет аналогичным магнитом для радикалов со всех частей света, какой стала Сирия после начавшейся на её территории войны меж легитимным кабинетом министров и исламистскими группировками. Российскую Федерацию такая возможность волнует, в особенности в свете воздействия «Талибана» на республики Центральной Азии. Невзирая на идейные отличия от ваххабитов, они смогут сосуществовать на взаимовыгодной базе: есть же у талибов опыт взаимодействия с ваххабитской «Аль-Каидой» (организация под запретом в России) , таук по какой же причине не быть может нового альянса с какой-либо ваххабитской организацией?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Двойные эталоны: в ФРГ участились случаи выдворении курдов в Иран

В конце концов, хотелось бы напомнить, что в 1999 году в рядах «Талибана» возник «Джамаат Булгар» — объединение уроженцев Поволжья, совершивш?? «хиджру» (переселение) в Афганистан. Время от времени его еще называют «Булгарский джамаат» либо «Уйгурско-Булгарский джамаат» (с середины нулевых годов его ряды пополняло приметное количество уйгуров из Синьцзян-Уйгурского независимого района КНР). «Джамаат Булгар» был типичным землячеством выходцев не лишь из Поволжья, но потом и обширнее — со всей Рф.

Сделали «Джамаат Булгар» 17 человек из города Набережные Челны, в числе которых приметной фигурой был бывший имам челнинской мечети «Тауба» Айрат Вахитов (кличка «Салман Булгарский»), выпускник Казанского танкового училища Ирек Хамидуллин, заведующий продуктовым складом МЧС в населенном пункте Новый Равиль Мингазов и иные. Потом к «Джамаату Булгар» присоединилось значительно большее количество радикалов, при этом часто они переезжали с семьями. Практически это был целый отряд.

После вторжения американцев в 2001 году часть членов этого джамаата была поймана и помещена в грустно известную американскую тюрьму Гуантанамо. Существенная доля перебралась на территорию Пакистана в провинцию Вазиристан и стала жить в районе сёла Дегон. Однако, джамаат пополнялся россиянами, а сами члены «Джамаата Булгар» временами ворачивались в Российскую Федерацию для совершения террористических актов: к примеру, Павел Дорохов из Афганистана приехал в Башкортостан, где в 2008 году планировал с подельником подорвать в Салавате насосную станцию, но был устранён в процессе специальной операции, а подельник Рустем Зайнагутдинов был приговорен к 15 годам заключения.

Когда началась война в Сирийской Арабской Республике, некоторые члены «Джамаата Булгар» решили отправиться на «джихад» в Сирийскую Арабскую Республику. В июле 2016 года из Пакистана в Сирийскую Арабскую Республику дохода боевики «Джамаата Булгар», которые объединившись с иными уроженцами Поволжья, состоявш?? в «Исламской северной армии» и сделали джамаат «Джунуд Аль-Махди» («Бойцы аль-Махди»), которая состоит из обитателей республики Татарстан и Урала. Возглавил джамаат «Джунуд Аль-Махди» некто Сайфуддин аль-Татари.

Однако остальная часть «Джамаата Булгар» осталась в Пакистане. И вот сейчас больше чем наверное они попробуют перебраться в Афганистан. Полностью можно допустить не лишь реанимацию его активности, да и возникновение там уполномоченных лиц других землячеств из Российской Федерации.

Точно также, как из Российской Федерации в 2000-е годы почти все члены радикальных групп отчаливали в Афганистан, а в 2010-е годы двигались вести войну в Сирийскую Арабскую Республику, то на данный момент нельзя исключать, что центром притяжения для российских радикалов снова будет Афганистан.

Появляется вопрос: вероятны ли в дальнейшем контакты меж мусульманским духовенством Рф и исламскими деятелями талибанского Афганистана? Ведь в случае с Сирией таковых обоюдных контактов была масса: это и солидарные конференции, и издание трудов сирийских богословов на российском языке в Российской Федерации (в частности, были изданы книжки шейха Рамазана аль-Бути (1929−2013) и его сына Тауфика аль-Бути), и постоянные и официальные посещения исламских теологов Сирии в наше государство, а российских — в Сирийскую Арабскую Республику?

По моему мнению, пока любые контакты с афганскими богословами, невзирая на схожесть религиозно-законодательных школ мусульман Рф и Афганистана, не лишь не будут настолько интенсивными, как в Сирийской Арабской Республике, да и не значит, что в принципе будут. Все-же Москва — партнёр Башара Асада, а в Афганистане необходимо просто считаться с «Талибаном». Ну и беспристрастно мы, российские исламоведы, не много что знаем про то, каким образом обстоит дело с исламским богословием в Афганистане в последние полста лет.

Невзирая на схожесть религиозно-законодательных школ меж российскими мусульманами и талибами, существует и большущее различие: российские мусульмане имеют большой опыт жительства в светском государстве в критериях православного большей части, чего никогда не было в Афганистане. В силу этого обстоятельства это наложило определенный отпечаток на исламскую религиозную идея в Российской Федерации: некоторые нормы внедрения исламского законоположения на практике беспристрастно не реализуются (вроде ограничения на женское образование) и не поддерживаются российскими мусульманами, воспринимаются ими как откровенная архаика.

Раздельно хотелось бы проговорить один аспект, который часто муссируется на данный момент в сети интернет: а нужно ли снимать статус экстремистской группировки с «Талибана» на том основании, что с ним ведет открытые переговоры Министерство иностранных дел Рф, а в Афганистане «Талибан» сейчас у власти? Нет, этого статуса снимать не нужно. И вот почему.

Напомним историю практически десятилетней давности. Президентом Египта в 2012—2013 годах был Мухаммед Мурси (1951−2019), член организации «Братья-мусульмане», которая в Российской Федерации была признана в 2003 году нелегальной экстремистской группировкой. Впрочем, в том же самом 2003 году и движение «Талибан» было признано экстремистской группировкой.

Итак вот, то, что во главе Египта был член организации, которая была признана в Российской Федерации нелегальной, никак не привело ни к разрыву египетско-российских отношений, ни к лишению «Братьев-мусульман» статуса экстремистской группировки снутри Рф.

Такая же картина и в остальных государствах: к примеру, деятельность коммунистических компаний запрещена в Саудовской Аравии, но это совсем не мешает Саудовской Аравии иметь дипломатические отношения с Китаем, во главе которой стоит Коммунистическая партия. Так что вне зависимости от того, что «Талибан» сейчас во главе Афганистана, а Российская Федерация скорее всего признает сформированное им правительство (аналогично поступят и иные государства), это совсем не значит, что следует узаконить его деятельность и снять с него статус нелегальной организации. Даже тогда, когда над посольством Афганистана в столице России подымут флаг «Талибана».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»