Скандалы

Три прокурора и один бизнесмен

Три прокурора и один бизнесмен

Как прокуратура и суд отстаивают интересы хим олигарха.

В Самарском областном суде стартовал процесс по апелляционным заявлениям Тольяттиазота и других лиц на решение судьи Комсомольского районного суда Тольятти Кириллова, которое было принято в связи с заявлением прокурора за объяснением «неясностей» вынесенного Кирилловым в июле 2019 года вердикта в отношении семьи Махлаев, менеджеров и коллег по бизнесу ТОАЗа.

средства массовой информации уже сообщали про то, что 30 декабря прошедшего года судья Кириллов положил под ёлку Мазепину очередной подарок в виде решения об отзыве у Уралхима выданных ему до этого исполнительных листов на взыскание 87 миллиардов рублей с зарубежных владельцев акций Тольяттиазота и направлении их конкретно судом в службу сотрудников ФССП на выполнение. Взыскание по этим исполнительным листам делается в пользу самого Тольяттиазота (77 миллиардов.) и Уралхима (10 миллиардов.), а взыскателем всей суммы до этого суд провозгласил Уралхим.

Г-н Мазепин и сам издавна бы привел в выполнение вердикт, обратив взыскание на акции Тольяттиазота, которые он не оставляет попытки получить уже свыше 10 лет, но в данном ему мешал инициированный владельцами акций ТОАЗа суд на территории Ирландии. В рамках этого процесса Мазепину пришлось дать суду обязательство не обращать пока взыскание на принадлежащие четырем зарубежным компаниям акции.

Здесь перед Мазепиным стояла задачка и акции начать продавать и перед зарубежным судом обязанности не нарушить. С ирландским правосудием, в отличие от самарского, у Мазепина решать вопросы не выходит. С сложной задачей смекалистый бизнесмен и совладал с помощью прокурора Тольятти и комсомольского судьи Кириллова.

Для решения трудности был разыгран целый спектакль с внедрением миноритарного акционера ТОАЗа – номинальной компании ЭЛА, которая обратилась к прокурору с жалобой на неисполнение Уралхимом, как взыскателем вреда, постановления суда.

После этого в дело вступил уже прокурор, который написал заявление в суд за объяснением «неясностей» вердикта, а по факту просто попросил суд отозвать листы у Уралхима и навести их сотрудникам ФССП без помощи других. Судья Кириллов с готовностью объяснил прокурору, заблудившемуся в дебрях кирилловского правосудия, все «неясности», отозвав листы у Уралхима.

Для приличия Уралхим даже лениво оказывал сопротивление в суде отзыву у него листов, призывая к «интернациональной вежливости». Однако в конечном итоге конкретно это и необходимо было Мазепину, чтоб формально не нарушить обязательство перед зарубежным судом, но окончить процесс захвата Тольяттиазота. Кириллов даже специально указал в собственном решении на то, что Уралхим обязанности не нарушает, в связи с тем, что суд сам направляет листы ко взысканию. Разлюбезно вызвал огонь на себя, одним словом.

Очевидно, подобное положение дел не устроило почти всех участвующих уголовного процесса, подавш?? апелляционные жалобы. И вот 10 февраля областной суд под руководством судьи Людмилы Субботиной начал их изучения.

Участники совещания областного суда по изучения апелляционных жалоб направили внимание на пребывание сходу 3-х прокуроров, двое из которых, судя по погонам, имели классные чины старших помощников юстиции, что соответствует армейскому званию полковника. В таком числе и статусе служащих контрольного учреждения изредка встретишь даже на самых громких делах, которые были направлены на защиту жизни и здоровья людей, госбезопасности.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сергей Шапран потратился на решалово?

Это приятное свидетельство тому, что навряд ли у самарской прокуратуры на данный момент есть задачи важнее поддержки хим олигарху в доведении до конца рейдерского захвата наикрупнейшго промышленного компании региона.

Принимая решение об отзыве исполнительных листов в первой инстанции, судья Кириллов не допустил к  роли в процессе уполномоченных лиц ТОАЗа и других участвующих уголовного дела, не считая Уралхима.  По данной причине обжалуется как недопуск в процесс, так и фактически судебное решение об отзыве исполнительных листов. Самарский областной суд соединил все жалобы в один процесс.

Но чудес от областного суда ожидать также не приходится. Судя по обстановке в процессе, надежный тыл Мазепину здесь также обеспечен.

Например, юрист 1-го из обвиняемых из-за заболевания не сумел поучаствовать в совещании, о чем заранее уведомил суд и ходатайствовал об отложении процесса. Однако судья Субботина до последнего не докладывала о этом факте иным участникам процесса, и лишь после прямо данного ей одним из адвокатов вопроса подтвердила, что да – она в курсе отсутствия заболевшего заступника и наличия всех нужных в данном случае документов.

После чего присутствующие на процессе юристы ТОАЗа поддержали обращение об отложении и просили суд ознакомить их с материалами дела, в чем им отказали арбитром Кирилловым в первой инстанции. При всем этом верные Мазепину прокуроры незамедлительно выступили против, рассказывая, что ТОАЗ и иные лица не являются участниками процесса, а означает их права не нарушены. При всем этом у большей части присутствующих сложилось полное воспоминание, что самарская прокуратура в деле Тольяттиазота убеждена в наличии каких-либо легитимных прав лишь и только у господина Мазепина.

Даже после всего случившегося судья Субботина не была намерена откладывать процесс. Она, в том числе, полюбопытствовала у адвокатов, почему они до этого не приехали в суд для знакомства. На что получила общий ответ защитников – секретариат суда на все их телефонные запросы «не удостоверял этот возможности». Юристы ТОАЗа при всем этом сообщили, что после объединения всех жалоб в одно создание все лица, которые подали жалобы, являются участниками процесса и владеют процессуальными правами.

Покопавшись в УПК, судья вынужденно отложила процесс до 16 февраля, не забыв, но, подстраховаться и вынести постановление об обеспечении 1-го из обвиняемых заступником по назначению, если его юрист по соглашению не излечится до сих пор.

В том, что решение судьи Кириллова будет доказано региональным судом, колебаться не приходится. В вынесенном им вердикте вправду много неясностей, но лишь соединены они не с выдачей исполнительных листов, а с безусловной беззаконностью вынесенного им вердикта. Но эти неясности скоро будет объяснять 6-ой кассационный суд общей юрисдикции, куда опротестован весь вердикт полностью, а потом может быть и Верховный Суд.

А прокурорские мундиры и судейские мантии, в отличие от чести и совести, можно сдать в химчистку, будут как новые.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»