Аналитика

Троянский жеребец для Мецаморской АЭС: американцы активируются в энергетике Армении

Окончание масштабных ремонтных работ на АЭС в городе Мецаморе, запланированное на наиблежайшие недели, дозволит увеличить период использования наикрупнейшго объекта энергогенерации Армении по меньшей мере до 2026 года. Дальше просматриваются три базисных сценария. Или АЭС будет остановлена и её мощности Армения попробует восполнить при помощи возобновляемой энергетики, или срок использования АЭС будет увеличен еще на пару лет, или в Армении будет организована новая атомная станция. Последний сценарий более преимущественен для государства, но для его реализации еще необходимо найти выделение денежных средств, а его источник будет предопределять технологические решения. Агентство США по интернациональному развитию (USAID) уже издавна продвигает план использования в Армении американских ядерных технологий, и по мере приближения к 2026 году данный вопрос, вероятно, будет ставиться все больше интенсивно, вместе с усилением давления на армянские власти с требованием закрыть АЭС с российским реактором. Войдя в атомный сектор энергогенерации Армении, американцы практически получат контроль над большей частью энергетики государства.

Одним из более обсуждаемых событий последних дней в Армении стал визит главы посольства США в Армении Линн Трейси в Сюникский марз — самый южный регион государства, граничащий с Ираном и отделяющий Нахичеванскую область республики Азербайджан от остальной его части. Кроме международного значения, эта область Армении играет принципную роль для энергетической системы государства. Через нее проходит энергетический коридор в Иран, тут же размещен один из самых крупных в Армении каскад из 3-х Воротанских ГЭС установленной мощностью 404 МВт, которые способны создавать свыше 1,1 млн киловатт-час электрической энергии в год. В 2015 году данный стратегический объект был куплен американским концерном Contour Global,которые имеет энерго активы на различных материках.

За минувшие месяцы Линн Трейси уже два раза побывала в Сюнике — в апреле глава посольства Соединенных Штатов встречалась с местными государственными служащими, а сейчас решила провести там недельный отпуск, при этом в компании с новым руководителем армянского кабинета USAID Джоном Аллело. Вероятно, одной из его основных задач станет активизация воздействия США в энергетической сферы Армении. В июле месяце, всего через месяц после возникновения в Ереване Аллело, который до этого работал в миссиях USAID в Бангладеш, Пакистане, Косово, Колумбии, Южном Судане и Болгарии, агентство объявило конкурс на пост управляющего собственного проекта по энергобезопасности Армении.

Некоторое количество дней назад на тему взаимодействия с Америкой в области энергетики высказался сейчас живущий в Вашингтоне бывший заместитель главы посольства Армении в США Армен Харазян. «Я бы говорил о ядерной безопасности Армении, энергобезопасности, в особенности о строительстве новой АЭС. Мне бы чрезвычайно хотелось узреть армяно-американский процесс вокруг строительства новой АЭС. Данный не обычный диалог, такие вопросы уже поднимались в армяно-американских двухсторонних муниципальных отношениях, и это жизнестойкие вопросы», — сказал Харазян в эфире армянского «Радио Азатутюн».

Восстановление дискуссий об участии в США в атомных проектах в Армении не смотрится случайным в контексте текущей ситуации вокруг работающей АЭС. Посреди мая станция была остановлена на планово-предупредительный ремонтные работы, который продлится без малого 141 день — это самый длительный обычный за всё время начавшихся в 2015 году работ по продлению срока использования второго энергетического блока Армянской АЭС. Изготовлено это было с суровым запозданием — сначало было намечено, что остановка станции случится в 2018 году.

За этот период времени судьба Мецаморской АЭС совсем закончила быть частным вопросом Армении. Договор о всеобъятном и расширенном сотрудничестве с Европейским Союзом, которое Армения подписала в конце 2017 года, предполагало, что в какой-то момент АЭС в Мецаморе будет закрыта как не всецело соответственная межгосударственным эталонам ядерной безопасности. Еще 3 года назад эта угроза казалась абстрактной и дальной. Но в отчете рабочей группы Европейской комиссии о прошлогоднем выполнении соглашения утверждалось, что Армянская АЭС обязана быть закрыта и выведена из использования как можно ранее, а руководству государства поставили с виду надобность скорого формирования соответственной дорожной карты.

Лишь после чего уже полностью осязаемого предупреждения решение об остановке станции практически на 5 месяцев все-же было принято. 6 августа управление АЭС сказало о окончании 1-го из основных пунктов программы ремонтных работ работ — восстановительного отжига корпуса реактора ВВЭР-440 энергетического блока № 2, с тем чтоб возвратить эксплуатационные свойства железной оболочки реактора к начальному состоянию на 80−85%. Это дозволит увеличить период использования станции до 2026 года, а в дальнейшем и еще на 10 лет. Однако не приходится колебаться в том, что после перезапуска АЭС армянская атомная энергетика будет находиться под мощным давлением со стороны межгосударственных институтов, также примыкающего республики Азербайджан, где угроза ядерной трагедии, будто бы исходящая от АЭС в Мецаморе, издавна стала одним из коньков гос агитации.

До ближайшего времени армянские власти с тем либо другим фуррором пробовали производить маневры, повсевременно откладывая принципные решения на будущее. Сначала текущего года правительство Армении утвердило стратегическую программку развития энергетики до 2040 года, где было обозначено, что эксплуатация работающей АЭС быть может продолжена и после 2026 года, также декларировались планы по строительству новой АЭС. Чуток позднее прозвучало уточнение от курирующего энергетику ведомства регионального отделения и инфраструктурных объектов государства: если анализа удостоверят, что предстоящая эксплуатация имеющейся АЭС неопасна, срок её жизни быть может увеличен до 2036 года. Чем будут спустя полтора десятки лет заниматься сегодняшние члены кабинета министров Армении, можно, естественно, лишь гадать, но линия выдерживается полностью поочередно: по максимуму спускать дилемму на тормозах.

Одновременно Армения не отказывается и от мысли выстроить новую АЭС. Во время апрельской встречи с Владимиром Путиным глава правительства Армении Никол Пашинян предложил обсудить такую возможность, что само по себе могло убыстрить деяния американцев и связанных с ними армянских лоббистов наподобие Армена Харазяна. Тем паче, что управление Армянской АЭС ни один раз говорило, что если решение о строительстве новых ядерных объектов будет принято, то предпочтение в технологических решениях нужно отдать Рф как основному партнеру атомной энергетики Армении. О масштабах этого сотрудничества можно судить однако бы по тому, что в текущем году за всё время ремонтных работ на станции в Мецаморе будет использовано около 350 российских атомщиков, без которых продление срока службы её реактора просто нереально. Использованную на Армянской АЭС технологию отжига корпуса реактора разработали спецы столичного НПО «ЦНИИТМАШ», а не считая Рф, она удачно была применена на украинской Ровенской АЭС, АЭС «Козлодуй» в Болгарии и «Ловииса» в Финляндии.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Специалисты: Стоимость российской валюты перебежал к росту на дорожающей нефти

Основная трудность, в которую упирается стройку новой АЭС, совсем прозаична — у Армении на это нет средств. Еще сначала 2019 года Никол Пашинян рассказывал, что привлечение выделения финансовых средств обсуждается с Российской Федерацией, Европейским Союзом и Китайской Народной Республикой, но никакой конкретики пока нет. Если вложения, нужные для продления использования работающей АЭС правительство государства оценивало приблизительно в $ 150 млн, то для нового проекта понадобятся суммы другого порядка. Конкретно тут и появляется американское агентство USAID с его программой энергобезопасности — старый партнер кабинета министров Армении. При его участии в государстве уже была проведена реформа энергетики, которая предполагала разделение секторов электрической энергии и газа, широкомасштабную приватизацию производства и распределения энергии и т. д.

В текущем году исполняется полтора десятки лет с того момента, как армянское правительство при помощи USAID подготовило план развития энергетики государства, в базу которого была положена неизбежность вывода из использования работающей АЭС. В 2008 году USAID представило огромное исследование, где в качестве альтернатив «традиционному» российскому реактору ВВЭР-1000 мощностью 1000 МВт были предложены модель АР1000 главы Соединенных Штатов атомной промышленности Westinghouse мощностью 1117 МВт и реактор ЕС6 канадской компании AECL (670 МВт). Но положение дел пошло по, так сообщить, консервативному варианту: в 2015 году власти Армении приняли решение, что легче будет провести усовершенствование оборудования АЭС для продления её использования до 2026 года, и заручились финансированием от Российской Федерации в виде займа на $ 270 млн и гранта на $ 30 млн.

Американцы тоже не теряли времени даром: посреди прошедшего десятки лет нью-йоркская организация «Очертание Глобал» купила Воротанский каскад ГЭС за $ 180 млн, дав слово вкладывать в него еще больше $ 70 млн. И это, объяснил предшествующий глава посольства Соединенных Штатов в Армении Ричард Миллз, в ходе выступления в 2017 году на энергетическом форуме в Ереване, лишь начало: при подабающих гарантиях со стороны кабинета министров государства американцы, сказал он, могут вложить в армянскую энергетику $ 8 миллиардов. Для осознания значимости этой числа для экономики Армении довольно только упомянуть, что за всё время независимости государства она получила в итоге $ 9,3 миллиардов прямых зарубежных вложений, как указывается в прошлогоднем исследовании Центра интеграционных исследовательских работ Евразийского банка развития.

Со стороны армянского управления заявление американского главы посольства вызвало сдержанную реакцию. Как объяснил тогда заместитель министра энергетических инфраструктур и природных ресурсов Армении Айк Арутюнян, разговор велся не о определенных предложениях, а об оценке вкладывательного потенциала в сфере солнечной энергетики, которая была выполнена на базе правительственных расчетов. Но в минувшие 4 года эту декларацию о планах в Армении вспоминали ни один раз, тем паче, что USAID выдвигало все новые начинания.

В конце 2018 года предшествующий руководитель миссии USAID в Армении Дебора Гризер и временно исполняющий обязанности руководителя Министерства инфраструктурных объектов энергетики и природных ресурсов Гарегин Баграмян сообщили о запуске проекта либерального курса рынка и торговли электрической энергией в государстве. «Цель ясна: сделать энергетический сектор Армении симпатичным для финансистов за счет увеличения его прозрачности, подотчетности и конкурентоспособности. Работая вместе, мы можем посодействовать Армении укрепить отношения в экономической сфере с примыкающей Грузией и Европейским Союзом», — рассказал тогда ассистент управляющего USAID Брок Бирман. Очередной задачей проекта ценой $ 8 млн была оценка сценариев производства электрической энергии, в том числе возобновляемые источники и подмену мощностей Армянской АЭС при её выводе из использования.

По прошествии одного года USAID представило план развития энергетики Армении до 2036 года — двухсотстраничный отчет, в каком было обозначено 4 сценария для атомного сектора. Два из них подразумевают продление срока использования Армянской АЭС до 2032 и 2037 годов, что востребует вложений в обеспечение безопасности и надежности станции, при этом, в $ 300 млн и $ 600 млн. А два остальных сценария предугадывают ускоренное введение в строй новых атомных энергетических блоков — или малого модульного реактора установленной мощностью 300 МВт, или легководного реактора мощностью 600 МВт. Как указывается в тексте документа USAID, ввод реактора на 300 МВт прирастит общий размер нужных вложений в новые генерирующие мощности Армении больше чем в два раза относительно базисного сценария, до $ 4,1 миллиардов, а при вводе реактора на 600 МВт данное значение превзойдет уже $ 5 миллиардов.

Что все-таки касается технологий, то в отчете приведены детальные расчеты, которые демонстрируют, что внедрение российских разработок окажется значительно дороже, чем китайских, корейских и американских. И очередной принципиальный момент из документа USAID: возникновение в Армении нового атомного реактора мощностью 300 либо 600 МВт дозволит понизить импорт газа для производства электрической энергии на 7,2 % и 15,5 % следовательно. Если вспомнить, что газ в Армению поступает из Российской Федерации, конечные цели американского плана обретают итоговую определенность: дополнить контроль над одним из самых крупных каскадом ГЭС контролем над атомной энергетикой при понижении толики термический генерации и наращивании разных других источников, сначала солнечных, куда тоже требуется приток наружных вложений.

Власти Армении отреагировали на эти начинания так же спокойно, как и на предыдущие посулы многомиллионных вложений. Замминистра регионального отделения и инфраструктур Акоп Варданян, в том числе, заявлял, что план USAID не является обязательным для кабинета министров государства и может служить только некоторым ориентиром. Но по мере приближения к 2026 году наружное давление в состоянии сделать правительство Армении больше покладистым. Европейский комиссар по политике соседства и расширения Оливер Вархели, сначала июля побывавший в Ереване, подчеркнул о значимости вступления в полную силу соглашения о всеобъятном и расширенном сотрудничестве меж Арменией и Европейского Союза, которое, как уже говорилось, предполагает закрытие АЭС в Мецаморе. Новый пятилетний шаг взаимодействия в рамках программы «Восточное партнёрство» может принести Армении 1,6−2,6 миллиардов евро — немалые средства для пострадавшей от военных действий и коронавирусной инфекции экономики. Подобные добровольно-принудительные предложения Армении скоро можно ждать и от американских партнеров.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»