Аналитика

В розыске невашингтонского согласия: давосские тезисы — 2021

Выступления основных глобальных лидеров на следующем Глобальном финансовом форуме, на этот раз проходившем в виртуальном формате, снова зафиксировали исчерпанность прежней модели развития мировой экономики, ассоциируем?? с формулировкой «Вашингтонский согласие». Однако действенных выходов из тупика пока не просматривается — об этом говорит самое большое внимание политиков к неразрешимой дилемме глобального неравенства, которое в условиях сегодняшнего кризиса только резко усилилось.

Си Цзиньпин: перезагрузка глобализации в общих интересах

Глава Китая Си Цзиньпин, который выступал на площадке Давосского форума 25 января первым из глобальных лидеров, чьи имена значились в программе, обозначил 4 главные задачи, стоящие на данный момент перед населением земли.

Во-1-х, это «усиление координации макроэкономической политики и коллективное продвижение мощного, устойчивого, равновесного и всеобъятного роста глобальной экономической системы». На данный момент, резюмировал Си, глобальная экономическая система переживает самую плохую спад начиная с конца 2-ой мировой войны и, даже невзирая на триллионы долларов, потраченные правительствами во всем мире на помощь своим экономикам, восстановление достаточно шаткое, возможности остаются неопределенными. Потому курс на долгосрочное, надежное и устойчивое развитие глобальной экономической системы, считает лидер Китайской Народной Республики, подразумевает надобность поменять движущие силы и модели роста.

2-ой задачей, которую обозначил Си Цзиньпин, является отказ от идейных предрассудков, который дозволит «вместе идти по пути мирного совместного существования, обоюдной выгоды и взаимовыгодного взаимодействия». 3-я задачка — ликвидация разрыва меж развитыми и развивающимися государствами, коллективное обеспечение роста и благоденствия для всех. Сейчас, подчеркнул Си, глобальное неравенство не прекращает расти, разрыв меж «мировым Севером» и «мировым Югом» как и раньше лишь предстоит преодолеть, при этом в новых условиях он может стать еще более. Потому, считает глава Китая, нужно согласиться с тем, что с ростом развивающихся государств глобальное благоденствие и стабильность будут поставлены на больше крепкую базу, при этом выгоду от этого роста получат и продвинутые страны. С этим связана 4-ая задачка — «слиться против глобальных вызовов и вместе сделать наилучшее будущее для населения земли». В последнем пункте Си сделал упор на улучшение глобального управления публичным здравоохранением и наращивание сил по борьбе с изменением климата.

Основным направлением выхода из сегодняшних глобальных вопросов, как считают китайского управляющего, является «поддержка многосторонности и построение общества с будущим, которые разделяются всем населением земли». Эту цель Си Цзиньпин конкретизировал в 4 пунктах.

Сначала, глава Китай попросил сохранять верность открытости, что применительно к глобальной экономической системе значит «поддерживать многосторонний торговый режим, отрешиться от дискриминационных и исключающих эталонов, правил и систем, также убрать барьеры для торговли, вложений и технологического обмена». Нужно, добавил Си, обеспечить размеренное функционирование глобальной денежной системы, продвигать структурные перемены и расширять глобальный комплексный спрос, чтоб достигнуть больше высочайшего качества и большей стойкости развития глобальной экономической системы.

2-ой пункт «концепции Си» — верность интернациональному праву и межгосударственным институтам в целях недопущения губительных последствий для населения земли. 3-ий момент — верность консультациям и взаимодействию, но не конфликтам и противостоянии: нужно «отрешиться от устаревшего склада ума прохладной войны и игры с нулевой суммой, придерживаться принципов обоюдного почтения и обоюдного решения». В конце концов, 4-ое, — движение в ногу с течением времени, что, как считают, Си Цзиньпина, подразумевает в числе остального реформу ВТО, интернациональной денежной и денежной систем таким образом, чтоб они содействовали убыстрению глобального финансового роста и защищали права, интересы и возможности развивающихся государств.

Некоторый упор в выступлении главу Китая был изготовлен на глобализации. Финансовая глобализация, сообщил Си, отвечает потребностям роста публичной продуктивности и является естественным результатом научно-технического развития, а эпидемия не является оправданием с той целью, чтоб повернуть глобализацию вспять и избрать путь изоляции и разъединения.

«Китай, как старый приверженец финансовой глобализации, привержен продолжению собственной базовой политике открытости. Китай будет и далее способствовать либерального курса и упрощению процедур торговли и вложений, оказывать помощь поддерживать стабильность глобальных технологических рядов и цепочек поставок и продвигать качественное взаимодействие в рамках начинания „Пояса и пути“», — сообщил глава Китай.

В переводе с дипломатического языка за этими призывами Си Цзиньпина в духе «ребята, давайте жить дружно», непременно, стоит озабоченность вероятными потерями рынков сбыта для китайской продукции. Обращение Си к теме глобализации еще раз припоминает про то, за счет чего Китай достигнул собственных сегодняшних позиций в глобальной экономической системе, но сейчас Китай, конечно, рассчитывает на совершенно остальные позиции в данной игре. Если в мире «Вашингтонского согласия» за Китайской Народной Республикой была закреплена роль огромного сборочного цеха, который выполняет заказы для наружных рынков, то сейчас Китай серьезно рассчитывает на то, чтоб без помощи других определять эталоны для этих рынков.

Конкретно так, вероятно, следует осознавать заявление Си Цзиньпина, которое прозвучало в финального этапа его речи, что развитие науки, технологий и нововведений — это единственный метод для Китайской Народной Республики сформировать новую парадигму развития. Китайским стратегам отлично понятно, что каждый большой цикл роста глобальной экономической системы основан на особенном технологическом драйвере и самые большие достоинства получает тот, кто первым сумел оседлать эту технологическую волну. Однако сумеет ли Китай достигнуть фуррора на данном пути, зависит сначала от его доступа к разным рынкам. Новая финансовая концепция Китай, которая предполагает большее внимание к внутреннему рынку, припоминает про то, что возможности глобализации не безграничны.

Эммануэль Макрон: Этот капитализм сломался — подайте последующий

Современный капитализм больше не может работать — так звучал главной тезис выступления президента Франции Эммануэля Макрона, который состоялся на площадке Давосского форума 26 января. Коронакризис глобальной экономической системы, согласно его убеждению, обострил главную её дилемму последних лет — нарастающее соц неравенство.

Капитализм и рыночная экономика, признал Макрон, вывели миллионы людей из бедности, предоставив им до этого труднодоступные продукты и услуги, у среднего класса возникли возможности для развития. Однако потом система сломалась: «глубочайший моральный и кризис в отрасли экономики», в процессе которого почти все утратили работу, привел к тому, что «тысячи людей по всему миру испытали чувство потери собственной пользе».

Почти все мотивы выступления президента Франции были очевидно навеяны работами ведущих современных финансистов, которые демонстрируют, что капитализм издавна закончил делать положительную роль в финансовом развитии — данному, например, посвящена вышедшая пару лет назад книжка француза Тома Пикетти «Капитал в XXI веке». Прямо за Пикетти Макрон особо отметил то, что в современной экономике появляется сильно большое количество необоснованных прибылей — разрыв меж созданием ценности и прибылью повсевременно возрастает, а финансиализация капитализма делает дохода, которые не связаны с нововведениями либо трудом. Все это ведет к повышению неравенства. В сложившейся системе, выделил Макрон, было «два короля — владельцы акций и пользователи», а рассчитываться за это пришлось тем, чьи доходы сформировывает труд, а в итоге — планетке в смысле экологической системы (отсюда 2-ой мотив выступления французского президента — борьба с переменами климата).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Зариф приезжал «на разведку»: Воздействие Тегерана на Баку понижается — интервью

«Капиталистическая модель вместе с открытой экономикой больше не может трудиться в этой среде», — подытожил Макрон в собственном выступлении, не предложив, вообщем, каких-либо понятных решений, кроме необходимости выйти за рамки дерегулирования — главного принципа неолиберальной политики в сфере экономического развития — и преодолеть агрессивное отношение к муниципальному воздействию на экономику. Мысли тоже, по сути, не новые — в последние несколько лет их все больше интенсивно продвигают почти все западные финансисты, но Макрон как глава государства, большое количество раз претендовавшей на мировое первенство (и каждый раз не очень удачно), привнес в них особенный контекст. В собственной давосской речи он напомнил про то, что на инициированном им в 2018 году Парижском форуме мира для глобальных лидеров уже шла речь о необходимости выйти за рамки «Вашингтонского согласия» — в направлении «того, что мы нескромно называем „Парижским согласием“».

Сейчас, как можно заключить из давосского выступления Макрона, эти два проекта получают шанс на гармонизацию. Согласно заявлению президента Франции, с уходом Дональда Трампа, при котором принципы многосторонности блокировались администрацией США, возникают надежды на возврат к интернациональному общению с Америкой (на что уже точно сделал намек Джозеф Байден, приняв в 1-ый же день собственного руководства решение возвратиться в Парижское климатический договор и ВОЗ).

«Нам нужно выстроить продуктивную многостороннюю систему, которая дозволит достигнуть нового согласия», — сказал глава Франции.

С схожих позиций выступили в Давосе и иные лидеры Европейского Союза. А именно, руководитель ФРГ Ангела Меркель сказала о пришествии «эры многосторонности», предполагающ?? не лишь коллективную работу и коллективное урегулирование вопросов, да и массовое мероприятие прозрачности в отношениях.

Владимир Путин: Правда — в бюджете

Российскому президенту на давосской площадке, где он выступал в первый раз с 2009 года, было предоставлено слово 28 января, потому ряд тезисов его выступления повторяли произнесенное предшественниками. Сначала собственной речи Владимир Путин, как и Эммануэль Макрон, резюмировал, что прежние модели и инструменты финансового развития находятся в упадке, а усиление общественного расслоения случается как на глобальном уровне, так и в некоторых государствах. Это вызывает «резкую поляризацию публичных взглядов, подстрекает рост популизма, правого и левого радикализма, остальных крайностей, обострение и ожесточение внутриполитических действий, также и в ведущих государствах».

Одним словом, Владимир Путин неслучайно начал свое выступление с исторических параллелей меж нынешней ситуацией в глобальной экономике и 1930-ми годами, когда реакцией на Величавую депрессию стало нарастание торговых барьеров меж государствами, резкое усиление режимов авторитарного формата и резвое формирование конфликтных очагов фактически во всем мире.

«Случается ослабление межгосударственных институтов, умножаются местные конфликты, деградирует и система глобальной безопасности» — такая формулировка Владимира Путина полностью правильно отражает реалии и нынешнего дня, и 90-летней давности.

Критике последствий «Вашингтонского согласия» для глобальной экономической системы в выступлении главу Российской Федерации также прогнозируемо нашлось место. Неписаные правила этой системы, отметил Владимир Путин, отдавали ценность росту экономики на базе личного долга в критериях дерегулирования и низких налоговых платежей на богатых и компании — результатом этого стало, с одной стороны, существенное повышение прибылей межнациональных компаний, которые достались приемущественно богатейшему один процент жителей, а с иной — застой доходов главной массы людей. Одновременно, отметил Владимир Путин, глобализация и внутренний развитие экономики привели к массивному подъёму в развивающихся государствах, дали возможность больше чем млрд человек выйти из нищеты.

Но в «диагностической» части собственного выступления глава Российской Федерации точно пошел далее собственного французского соратники, огласив приговор не лишь состоянию глобальной экономической системе, да и тем механизмам, с помощью которых этой экономикой пробуют управлять. Ресурс инструментов стимулирующей макроэкономической политики фактически закончен, они больше не работают, однако еще 20−30 годов назад трудности экономики можно было решать с помощью их, сообщил Владимир Путин. В качестве иллюстрации этого утверждения он привел разрастание долговых схем, в итоге чего уровень комплексного долга муниципального и личного сектора впритирку приблизился к отметке в 200% глобального ВВП:

«Все это делает стимуляция экономики классическими инструментами за счет наращивания личного предоставления кредита, на самом деле, неосуществимым. Так называемое количественное смягчение, которое лишь увеличивает, раздувает „пузырь“ цены денежных активов, ведет к предстоящему расслоению в обществе. А нарастающий разрыв меж „настоящей“ и „виртуальной“ экономикой… представляет настоящую угрозу и чреват серьёзными, неожиданными потрясениями».

Потому, считает глава Российской Федерации, в критериях схожих ограничений макроэкономической политики предстоящее экономический рост будет «в основном основано на экономных стимулах, а главную роль будут играться муниципальные бюджеты и центральные банки. Практически в продвинутых странах, ну и в части развивающихся мы уже смотрим подобные тенденции». Конкретно так звучит основной тезис давосского выступления Владимира Путина, и он, непременно, подстрекает ряд вопросов.

На один из них — на что будут направлены экономные стимулы? — Владимир Путин отдал полностью детализированный ответ, который не может претендовать, согласно его своему признанию, на оригинальность. 4 приоритета политики в сфере экономического развития, как он сообщает, таковы: удобная среда для жизни (жилище, доступная комплекс инфраструктурных объектов, экологическое благополучие), доступ к рабочим местам с соц пакетом, медицина, образование.

Но за рамками выступления главу Российской Федерации остались ответы на еще по меньшей мере два принципных вопроса. 1-ый: какой экономический рост сумеет обеспечить схожая политика? За примерами в этом случае далековато ходить не нужно: кабинет министров России декларировало социальные ценности в течение фактически всего прошедшего десятки лет, а роль экономных стимулов в экономике повсевременно нарастала, но развитие экономики находился на уровне, близком к нулевому, доходы жителей не росли. В итоге, фактически безбедной такая концепция окажется только в этом случае, если сумеет обеспечить экономический рост не менее четырех процентов в год — конкретно такая динамика нужна с той целью, чтоб финансовый подъем чувствовало большая часть жителей государства.

2-ой вопрос, наверное, еще больше важен: если в центр внимания ставится госбюджет, то за счет каких источников он будет пополняться? В положении, если эмиссионные и долговые механизмы себя компрометировали, практически единственным вариантом остается налоговый, потому обсуждение политики в сфере экономического развития, которая была основана на бюджете, безизбежно перетекает в полемику о таковых принципах налоговых изъятий, позволивш?? бы по меньшей мере приостановить разрастание общественного неравенства.

За недавний период эта самая трудность выходит на 1-ый план в работах ведущих финансистов (этот же Тома Пикетти выступал с мыслью введения налога на большие наследия), но 2020 год наглядно показал, что у правительств пока просто нет инструментов для её решения. Довольно привести всего один факт: комплексное состояние самых богатых людей мира в прошедшем году, по подсчетам Форбс, подросло на $ 1,9 трлн, при этом на первом месте по увеличению капитала оказались мультимиллионеры из КНР, а на 3-ем — из Франции (российские мультимиллионеры стали богаче на $ 13,8 миллиардов). Так что политики в Давосе, естественно, могут и далее обсуждать трудности мирового неравенства — на реальное положение дел эти полемики пока воздействовать не в состоянии.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»