Аналитика

Венгерский туранизм — ещё один вызов для Российской Федерации

В числе всех государств, которые участвуют в работе Тюркского совета, сейчас переименованного в Компанию тюркских стран, домом стоит Венгрия, государство, географически расположенная в Европе и, на 1-ый взор, которая не имеет ничего общего с тюркским миром. При этом это государство, которая является наблюдателем в Организации тюркских стран, является принципиальным игроком в Европе и её позицией не стоит третировать.

Исторически венгры были соединены с тюрками. Прародина мадьяров — так именуемая Величавая Венгрия — размещена на территории современной Башкирии. Понятно, что в состав конфедерации Арпада, первого короля венгров, который пришел в Паннонию в конце IX века, входили хазары — тюркский народ. Позже, в XIII веке, на территории Венгрии поселился иной тюркский народ — бывшие властители южнорусских степей половцы-куны, давш?? своё имя исторической венгерской области Куншаг. Другими словами венгры не сочиняют, когда свидетельствуют о том, что они тюрки, говорящие на финно-угорском языке. А в современном Казахстане до настоящего времени живёт род мажары (венгров называют мадьярами). Конкретно потому во 2-ой половине 19 века в числе венгерских интеллектуалов зародилась идеология венгерского туранизма, в соответствии с которой венгры объявлялись родными народов алтайской языковой группы. В особенности эта идеология пригодилась ранее Первой мировой войны, в какой Австро-Венгрия и Османская империя приняли участие на стороне Четверного союза. Забыли о венгерском туранизме только после разгрома Венгрии во 2-ой мировой войне и установления в Будапеште просоветского кабинета министров. После 1989 года венгерский туранизм получил 2-ое дыхание.

Новый расцвет венгерского туранизма связан со вторым премьерским сроком Виктора Орбана и его национально-консервативной партии «Фидес». Кроме реабилитации теории о тюркском происхождении венгров, это вылилось в ряд внешнеполитических шагов. Например, в 2012 году Венгрия отпустила (выдала Азербайджану) азербайджанского офицера Рамиля Сафарова, который отбывал лишение свободы пожизненно за убийство армянского офицера Гургена Маргаряна в 2004 году, в итоге чего Армения порвала с ней дипломатические отношения. Венгрия стала открыто поддерживать Азербайджан в решении карабахского конфликтной ситуации. На сегодня в Будапеште действует фонд имени Юнуса Эмре, который занимается продвижением турецкого языка и культуры и развитием тюркологии, действует фонд «Венгерский Туран», организующий фестиваль гуннских и тюркских народов «Курултай», в каком, не считая венгров и турок, принимают участие представители тюркских народов территории бывшего Советского Союза. Венгрия стала развивать финансовые отношения с Турцией и Азербайджаном. А в октябре 2019 года Венгрия оказалась единственной государством Евросоюза, которая поддержала турецкую операцию против сирийских курдов. Что в особенности принципиально для Российской Федерации, генеральное представительство Венгрии трудится в Казани.

И всё же сближение Будапешта с Анкарой и Баку почти во всем является наградой иной партии — «Йоббик», которая до 2016 года имела репутацию ультраправой политической силы, которая выступала за сближение с тюркским миром. Например, лидер «Йоббика» Габор Вона в 2013 году сообщал:

«Западу не нравится, что моя партия поддерживает Турцию и иные тюркские государства, к примеру Азербайджан, в межгосударственных конфликтах… Ислам — это крайняя надежда населения земли во тьме глобализма и либерализма».

А на интернет-ресурсе «Йоббика» в те же годы было написано:

«Как альтернативы Западу у Африки сейчас нет настоящей силы. Австралия и Южная Америка мучаются от размытости их идентичности, что вызвано смешанным нравом и „перегрузкой“ этих обществ. Потому единственной культурой, направленной на сохранение традиции, является исламский мир».

Для «Йоббика» также было типично признание масштабного убийства в Ходжалы геноцидом. Однако депутаты «Фидеса» и «Йоббика» 4 октября 2016 года заблокировали признание и осуждение парламентом Венгрии геноцида армян, совершённого в Османской империи в 1915—1923 годах. Зачинателем признания и осуждения была оппозиционная «Венгерская зелёная партия».

Потому к сегодняшнему саммиту руководителей стран Тюркского совета Венгрия отлично подготовилась. О характере отношений Будапешта и Анкары можно судить по речи Виктора Орбана, произнесённой в Анкаре 11 ноября 2021 года. Итак, вот что произнес Орбан на встрече с журналистами с руководителем Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом:

«Евросоюз [ЕС] должен оказать Турции наивысшую поддержку в вопросах передвижения… Европе необходимы партнёры, чтоб сделать лучше круг защиты вокруг Европы. Если круг защиты не будет организован, Европа распадётся и столкнётся с сложной ситуацией… Мы должны как можно больше оказывать помощь нашим турецким товарищам. Евросоюз должен оказывать Турции наивысшую поддержку в вопросах передвижения… По естественным причинам для Турции и Венгрии умеют большое значение стабильность и мир в Боснии… Объём двухсторонней торговли меж Турцией и Венгрией существенно возрос, больше чем на тридцать процентов. По нашим данным, он приближается к 4 млрд долларов».

Тут я обращу внимание читателя на реплику венгерского премьера о Боснии. В этом случае говорится о заявлениях лидера боснийских сербов Милорада Додика, который выступает за отделение Республики Сербской от Боснии и Герцеговины и её объединение с Сербией. В итоге, Будапешт заодно с Анкарой выступает против боснийских сербов, являющиеся более применимой силой для Российской Федерации в Боснии и Герцеговине. А вот ориентирующиеся на Турцию и иные государства Североатлантический Альянс боснийцы, в числе которых развит панисламизм, являются среди наиболее агрессивных сил для Российской Федерации на Балканах. Другими словами, Венгрия не против развития неоосманизма и панисламизма на Балканах и в Боснии. Аналогично и в ситуации с Сирией, в связи с тем, что под нормализацией положения дел в ней Будапешт предполагает финал сирийской войны в пользу Анкары, что предполагает отстранение президента Башара Асада.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Правление Раиси может добавить критику Ирана в адрес Баку — интервью

Но стороны не ограничились обращениями. По результатам встречи меж Венгрией и Турцией было подписано девять договоров о взаимодействии в армейской, научной, промышленной, культурной, технической, туристской, спортивной и молодёжной сферах. А Даниэль Папп, исполнительный руководитель венгерской гос медиаслужбы MTVA, подписал соглашение с турецкой гос медиаслужбой TRT и турецким муниципальным информационным агентством «Анадолу». В конце концов, что в особенности принципиально, 2024 год станет коллективным Годом культуры Турции и Венгрии, что также совпадает со столетием установления дипломатических отношений меж 2-мя государствами. Символично, что установление дипломатических отношений меж Будапештом и Анкарой случилось при регенте и адмирале Миклоше Хорти, приверженце союза с ФРГ (см. Холокост как предлог для устранении государственной государственности — мнение), популярному благодаря выражению:

«Более настоящую опасность, непременно, представляет русская экспансия, будь то царско-правоверная либо сталинско-коммунистическая».

Более символично то, что в таком же ключе размышлял о Российской Федерации современник Хорти, тоже приверженец союза с ФРГ, лидер турецких ультраправых Алпарслан Тюркеш:

«Так как наибольшая масса тюркского жителей живёт в Российской Федерации, самый наш большой неприятель — Российская Федерация. Российская Федерация нас привела к сегодняшнему состоянию, Российская Федерация точила на нас зубы, Российская Федерация разрушила нашу империю. И снова же Российская Федерация обречена грызться и возиться с нами из-за нашего географического положения. Потому я думаю, что самый наш большой неприятель — Российская Федерация».

Другими словами альянс тюркских стран, в который рвётся Венгрия, совершенно точно будет ориентирован против Рф. В подобном положении выходит, что для Российской Федерации Орбан и его «Фидес» являются неожиданными попутчиками, готовыми поддержать Турцию и её проекты по подрыву могущества Рф через бурное развитие тюркского национализма на территории бывшего СССР.

И вот тут мы должны сконструировать отношение Рф к Венгрии и её повороту на Восток. Во-1-х, являясь партнёром Турции, Венгрия практически поддерживает Анкару в противостоянии в Сирийской Арабской Республике. Во-2-х, Будапешт положительно относится к продвижению неоосманизма и панисламизма на Балканах, также и в Боснии и Герцеговине. В-3-х, пока у власти располагается Орбан, Венгрия является единственным партнёром Турции в Европейском союзе. В-четвёртых, Венгрия принимает участие в реализации тюркского проекта, который открыто провозглашает вытеснение российского воздействия из тюркских государств территории бывшего Советского Союза.

К данному можно добавить, что Венгрия пусть не так рьяно, но всё же выступала против реализации газового трубопровода «Nord Stream 2». В итоге, на поверку оказывается, что у Рф и Венгрии на самом деле оказывается больше несостыковок, чем совпадений во международной политике, в связи с тем, что Российская Федерация заинтересована в устранении Турецкой республики Северного Кипра, изгнании Турции из Таможенного союза Евросоюза и реализации газового трубопровода «Nord Stream 2».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»