Аналитика

Верните нам наших героев

Верните нам наших героев

Наша страна имеет право знать, кто и как умер за нашу страну

Евгений Трундаев – Герой России. Посмертно. Он был старшим лейтенантом 200-й «арктической» мотострелковой бригады, командиром противотанкового взвода. Вы не найдете в официальных источниках данных о том, за что получил Золотую Звезду Герой России, погибший в 28 лет 15 октября 2014 года под селом Смелое Славяносербского района западнее Луганска.

Зато под Луганском отлично знают, кто такой Евгений Валентинович Трундаев. Правда, там его не называли Евгением Валентиновичем. Его называли Женькой-Птурщиком. Трундаев родился в Зарайске, окончил Московское высшее командное училище, командовал мотострелковым взводом, затем противотанкистами. Осенью 2014 года он уехал воевать в Донбасс.

Евгений Трундаев

Трундаев служил в батальоне «Хулиган», воевавшем западнее Луганска под командованием Владимира Цвяха – местного повстанческого атамана и Дениса Кудрина – военспеца из России. «Хулиганы» не так широко известны, как «Спарта» или «Призрак», но этот отряд без всяких шуток и преувеличений покрыл славой свои знамена осенью 2014 года. Под Луганском есть городок Славяносербск. А неподалеку от него, на Бахмутской трассе, стоял опорный пункт украинских войск, 32-й блокпост. В октябре 2014 года ополченцы обошли его и окружили.

Когда украинские военные попытались прорваться, именно вокруг Трундаева и его «Фагота» в первые два дня строилась противотанковая оборона ополченцев. Трундаев сжег БТР с командиром деблокирующей группы – тот попал в плен. И еще один – выехавший с блокпоста. На второй день сжег танк, подбил еще один. Все эти потери признаны украинской стороной, это совершенно точно не выдумка политруков, битым украинским железом Бахмутка была просто завалена.

Однако вот этот, второй танк – продолжал вести огонь, и Евгений Трундаев был убит наповал. К 32-му блокпосту украинские войска не прорвались. Памятником ополченцам, погибшим в тот день, остались остовы боевых машин, которыми они уставили дорогу к 32-му посту.

Но.

Эта история известна от ополченцев. Она известна от гражданских из близлежащих сел и городков. Она, черт возьми, известна даже от противника.

Наша страна официально хранит молчание. Имя твое известно, Евгений Валентинович, подвиг твой бессмертен, но тебя вроде как нет. «Золотая звезда» была полностью заслужена Трундаевым, но официальная формулировка – «погиб при исполнении служебных обязанностей». Указ о присвоении звания – закрытый.

Это противоестественно. Так быть не должно. Наша страна воюет. Наша страна имеет право на своих героев. Наша страна имеет право знать, кто защищал ее в 2014 году в Донбассе. И позднее – там же. Кто и как сражается за нее сейчас. Кто и как умер за нашу страну.

Донбасс уставлен самодельными памятниками нашим солдатам и добровольцам. Едешь куда-нибудь из Луганска в Енакиево, а вдоль дороги – «Ополченцам». «Добровольцам». «Казакам». «Российским добровольцам». Цветы в гильзах от «Рапир». Деревянные кресты. Камни с фамилиями. Самый мощный военный памятник всех времен и народов, который я видел, стоит у Хрящеватого, это южнее Луганска. Это танк. Просто танк батальона ополчения «Заря». Его летом 2014 года подбили в бою с «Айдаром» (запрещен в РФ) и 24-й бригадой регулярных войск ВСУ. Первый снаряд попал в борт и обездвижил машину. Экипаж начал покидать танк, в этот момент прилетел второй снаряд. Мехвод – Дмитрий Олейников, позывной «Дизель», 24 года, из Луганска – был убит на месте. Этот танк просто оттащили к обочине, покрасили, и оставили стоять как есть – в торчащей во все стороны арматуре, осевшим после пожара, с пробоинами. Цветы к нему приносят непрерывно.

Это не должно оставаться самодеятельностью. Мы – спасибо Минобороны – неплохо знаем наших погибших в Великую Отечественную, у нас отличная база данных. Но у нас нет хотя бы обычной книги памяти погибших в Донбассе. Нет книги памяти о погибших русских солдатах и добровольцах. Нет книги памяти о главных героях этой истории – донбассовских ополченцах. Есть «Аллея ангелов», но нет базы данных о погибших мирных жителях – взрослых.

Наша кровь – не вода.

Наша память – важна.

Верните нам наших мертвых.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»