Скандалы

Водочного короля Сабадаша закрыли по-новой

Водочного короля Сабадаша закрыли по-новой

В девяностых годах в Российской Федерации тяжело было найти мужчину, который не слышал об Александре Сабадаше. Его фото с подписью красовались на каждой третьей бутылке водки в государстве. Вроде бы дало гарантии качество.

«Водочный повелитель», «Большой Саша», «Козырный барыга», «Основной решала». Это все прозвища, которыми награждали нестандартного предпринимателя.

Он ставил на карту все — и выигрывал. Чтоб через один день проиграть. Назначал и снимал глав регионов. Летал завтракать в Монте-Карло на своем самолете, спускал миллионы в казино. Жизнь обучила Сабадаша никогда не сдаваться. Он и на данный момент, ждя новый тюремный срок, сообщает, что вышибет «все, до последнего доллара» у тех, кто позарился на его каравай.

От судьбы не уйдешь

Александр Витальевич Сабадаш родился в 1965 году в Ленинграде. Предки грядущего «водочного короля» трудились в торговле. Могло показаться, сыну уготована карьера торгового сотрудника. Однако после школы Саша Сабадаш поступает в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. С началом Перестройки, в 1985 году, учащийся Сабадаш кидает военную трудовую деятельность и уходит в бизнес. 

Сразу с кооперативным движением в Советском союзе началась антиалкогольная кампания — торговля спиртным была очень ограничена. Водка, которая стоила в рознице 9 рублей 10 копеек за пол-литра, попадала к спекулянтам — те сбывали её по 20–25 рублей. Тогда Сабадаш и начал заниматься спиртным делом. 

Самую большую выгоду на водке можно было получить от «чейнджа» (обмена) с иноземцами. На черном рынке доллар стоил в два-трижды дороже, чем по официальному курсу, и даже десятикратно увеличенная стоимость водки была покупателям прибыльна. Однако спекулянты предпочитали обмен. Во-1-х, чтоб не попасть под «денежную» уголовную статью («бабочка», 88-я ст. УК РСФСР, наказание вплоть до смертной экзекуции). Во-2-х, обменивая водку на недостаток, фарцовщики зарабатывали к тому же на перепродаже ввезенного ширпотреба.

В Ленинградской области «окном в Европу» был Выборг, через него скандинавские путешественники двигались в Ленинград. Вот тогда Сабадаш познакомился с будущим «владыкой Выборга» Александром Петровым. Тот в конце 1980-х управлял бригадами фарцовщиков. Сабадаш привозил водку Петрову, тот сбывал её через свою сеть и обеспечивал безопасность бизнеса. 

Козырные связи 

В 1989 году Сабадаш становится представителем шведской компании V&S, производителя водки Absolut (ввезенный напиток в Российской Федерации распространяет коллективное предприятие AFB), и сразу расширяет сферу работе. 

В столице России он организовал пошив известных курток «Аляска», их сбывали на Рижском рынке. А в Колпино под Петербургом наладил выпуск поддельных джинсов Levi`S. Фурнитуру приобретали в Польше, где еще с 70-х был налажен выпуск подделок под известные бренды. Так что джинсы и куртки смотрелись как истинные и раскупались мгновенно. 

В 1993 году Сабадаш сделал первую рискованную ставку: на президентских выборах Республики Калмыкия поддержал Кирсана Илюмжинова, которого не чрезвычайно жаловали в Кремле. с помощью щедрой денежной поддержки Сабадаша Илюмжинов стал президентом и одним из первых распоряжений организовал в республике вольную финансовую зону (СЭЗ). Основным резидентом СЭЗ стала компания AFB-2. В отличие от первой AFB, эта ставила задачей не торговлю, а создание алкогольных напитков. С того времени 1-ый российский офшор был всецело подконтролен Сабадашу. 

Однако самую крупную ставку «водочный повелитель» сделал в 1994-м. Тогда в Санкт-Петербурге проходили третьи Игры хорошей воли. с помощью знакомству отца с Шамилем Тарпищевым Сабадаш-младший смог стать их генеральным благотворителем. И поставки водки Absolut в Российскую Федерацию шли уже под покровительством Государственного фонда спорта. Льготы, которые были предоставлены фондом, дали возможность понизить себестоимость продукта практически в два раза. Реклама водки украсила не лишь спортивные объекты, да и форму спортсменов. 

В 1996 году компания V&S выяснила, что в Российской Федерации «Абсолюта» продается в пару раз выше, чем способен выпускать завод в Швеции.

Разницу в производстве и продажах покрывали фабрики в Польше и Республики Калмыкия — без ведома держателя бренда. Шведы аннулировали договор с Сабадашем, но ему уже и не необходима была их водка. В 1997 году он покупает ликероводочный завод «Ливиз» и становится монопольным поставщиком алкогольных напитков на всем Северо-Западе Рф. При всем этом Сабадаш обходился без «крыши», однако в те времена числилось, что получать миллионные дохода и не делиться с преступниками было нереально. 

— В нашей среде Сабадаша называли «Козырным барыгой», — сообщил «Новой» бывший представитель «тамбовского» ОПС. — И это было почтительное погоняло. Фуры, которые Саша гонял из Польши, охранял «Балтик Эскорт» Ромы Цепова (Роман Цепов — бизнесмен из России, основатель охранного компании, который обеспечивал в 1990-е годы безопасность высших руководящих лиц Санкт-Петербурга, также Анатолия Собчака и Владимира Путина. — Ред.). С Антикваром (предприниматель Илья Трабер) Выборг дербанили. Да что там, он в конце девяностых против Клебанова пошел — и тот обязан был стерпеть.

В действительности конфликт, о котором упоминает источник «Новой», у Сабадаша произошел не с самим вице-губернатором Санкт-Петербурга Ильей Клебановым, а с его ассистентом — Вениамином Грабаром. 

Необъятные связи, волчьи аппетиты

Грабар начинал трудовую деятельность предпринимателя на ликероводочном заводе «Алкон» в Новгороде в 1996 году. В 1997 году он уволился и вынырнул в Санкт-Петербурге, где возглавил оптовую спиртную базу «Росалко», позже взял под контроль ликероводочный завод «Ладога». Тогда же стал ассистентом первого вице-главу региона города Ильи Клебанова.

с помощью протекции последнего «Ладога» получила приличные льготы и к 1999 году её продукция стала соперничать с водкой Сабадаша. 

Кроме того, Грабар, как полагают подразделения следствия, стал добиваться с игроков на спиртном рынке каждомесячную мзду за получение лицензий. По крайней мере, конкретно так напишет в обращении о вымогательстве взятки руководитель ликероводочного завода «Нива» Антон Хохлов, партнер Сабадаша. Заявлению Хохлова предшествовало обращение о вымогательстве. Его в апреле месяце 1999 года принес в питерский РУБОП Вениамин Грабар, который заявил, что у него вытягивают 30 тысяч долларов США. Спустя какое-то время самого Грабара задержали как подозреваемого. Позже его дело рассыпало в суде.

Однако Сабадашу он стал безразличен: «водочный повелитель» вышел из «водочных берегов». 

Сабадаш штурмовал компании, дальние от спиртной сферы. Пробовал влезть в топливный и банковский бизнес, запустить создание алюминия, попробовал купить отель «Астория». Большая часть этих проектов закончились пшиком. А самым прибыльным вложением Сабадаша стал Выборгский целлюлозно-картонный комбинат. 

Акции ЦБК он заполучил в мае 1999 года у английской компании Nimonor Investments Ltd. Прежние обладатели, за два года ранее выкупившие пакет у кабинета министров Ленинградской области, планировали преобразование компании. В программку оздоровления входило увольнение сорок процентов персонала (около тысячи человек) и закрытие непрофильных производств. Англичане узнали, что на территории комбината разливали паленую водку в производственных масштабах. 

Возмущенные рабочие объявили пожизненную стачку, заблокировали административный корпус и потребовали у кабинета министров Ленинградской области отменить договор по продаже акций. Британцы плюнули и продали акции Сабадашу. 

Первую попытку «зайти» на комбинат Сабадаш осуществил 9 июля 1999 года в сопровождении сотрудников ФССП и милиции. Однако был блокирован скоплением людей рабочих и последующий шаг осуществил 13 октября.

Сотрудники ФССП и силы спецназначения ФСИН «Тайфун» наткнулись на скопление людей рабочих и 10-ки телекамер. «Тайфун» на очах у представителей СМИ действовать не согласился. После этого Сабадаш осознал, что необходимо договариваться с местной братвой, и вспомнил о старом партнере по фарцовке — Александре Петрове. Тот свел его с неофициальным обладателем ЦБК. Рабочим дали обещание никого не сокращать и дали по тысяче рублей. Революция на раздельно взятом комбинате легла. 

Более вопросов в Выборге у Сабадаша не было. Его товарищ Петров стал неофициальным владельцем города, где в 2011 году запустили крупнейшую в мире линию по производству топливных пеллет (топливные гранулки, биоуголь). «Выборгская лесопромышленная компания», частью которой стал Выборгский ЦБК, размеренно приносила прибыль до 2014 года, когда Сабадаш был вдруг задержан. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Гуцериевы готовят для себя "пенсию"?

Возвратился, чтоб сесть

Данный арест не много кого изумил. Его ждали еще в 2006 году, когда Сабадаш добровольно сложил возможности в Совете Федерации и лишился неприкасаемости. 

Назначить «водочного короля» представителем в СФ от администрации Ненецкого независимого окрестность предложил в 2003 году глава региона НАО. Тогда это кресло занимал не один раз судимый Владимир Бутов, с которым Сабадаша связывали коммерческие интересы. С 1998 года Сабадаш считался среди сооснователей Ненецкой топливной компании, а леспромхозы региона поставляли древесную породу на Выборгский ЦБК. В 2005-м администрацию НАО возглавил иной его хороший товарищ — Алексей Баринов, и «водочный повелитель» опять был выбран представителем окрестность в Совете Федерации России. 

В 2006 году председатель Совета Федерации Сергей Миронов потребовал от парламента НАО отозвать Сабадаша, так как тот «занимается коммерческой работой, несопоставимой со статусом члена сената … и в принципе имеет «зеленую карту» (право на проживание) США…». 

Сабадаш не стал испытывать судьбу: 26 мая 2006 года он написал заявление «по своему» и отправился в Америку. 

В 2012 году «повелитель» решил возвратиться в Российскую Федерацию и в спиртной бизнес, купив пакет акций «Росспиртпрома» у предпринимателя Василия Анисимова (бывший партнер Алишера Усманова по холдингу «Металлинвест», руководитель Федерации дзюдо Рф, 30-е место в перечне российских мультимиллионеров по мнению журнала «Форбс». — Ред.). Анисимову пакет достался от ВТБ, получивший акции в качестве возмещения долговых обязанностей «Росспиртпрома» на сумму 5 миллиардов руб. 

В декабре 2012 года в Законодательное собрание Ленинградской области был внесен проект закона о помощи от государства производства алкогольных напитков. На потребности этого бизнеса подразумевалось направлять приблизительно 3 миллиардов рублей раз в год.

Средства, нарастив большенные проценты, должны были ворачиваться в бюджет по факту реализации спиртных напитков. Провести проект закона не получилось, против него, наперекор прозрачным намекам главу региона, который представлял документ, храбро отдали свои голоса даже несколько парламентариев от «Единой Рф». 

Однако сам процесс привлек к Сабадашу внимание бессчетных неприятелей, и проблемы посыпались как из рога обилия. 

Штрафов на 90 миллионов рублей налоговики высчитали на «Всеволожскую промышленную корпорацию» и инициировали уголовное дело. Заводам «Нива» и «Ливиз» предъявили обвинение в аферах с налоговыми сборами и в производстве плохого продукта. Сначала 2013-го у «Ливиза» забрали лицензию на создание и хранение спиртного.

Ухудшилась положение дел относительно Выборгского ЦБК, на который снова стали рассчитывать бывшие партнеры Сабадаша. Апофеозом стал его арест в мае 2014 года и обвинение в попытке завладеть преступным способом 1,8 миллиардов рублей в качестве возврата налога на добавленную стоимость еще в 2010-м. 

Кому пригодилось затушить «водочную звезду»? Большая часть «наблюдающих лиц» сходилось во мнении, что всему виной претензии Сабадаша на земляной участок в Ново-Огарево, в конкретной близости от резиденции главу Российской Федерации. Данный участок общей площадью 1100 га принадлежал колхозу «Ленинский луч». Сначала двухтысячных 374 га отошли управлению делами президента. Остальное выкупили коммерческие организации и физические лица. Как считают органов охраны правопорядка, нелегально. 

Рыночная цена этой земли колеблется в районе полумиллиарда долларов. На право владения, вместе с Сабадашем, рассчитывали: Леонид Лебедев (бывший-член сената от Республики Чувашия, предприниматель и продюссер, чьи активы журнал «Финанс» в 2011 году оценил в $2,2 миллиардов. — Ред.), Искандер Махмудов (Уральская горно-металлургическая компания, его состояние, по данным «Форбс», на 2018 год — $7,3 миллиардов. — Ред.) и Андрей Бокарев (партнер Махмудова по УГМК, президент федерации фристайла Рф, руководитель Федерации российского бильярда, состояние на 2014 год — $6,1 миллиардов. — Ред.). 

Разбирательства в суде вокруг того участка проводятся с 2005 года. В 2010-м Верховный суд Россия, казалось бы, поставил точку в данном вопросе, отказавшись признать претензии Сабадаша и его друзей. Однако в конце 2012 года юрисконсульты «водочного короля» обнаружили лазейку в нормативных актах и снова написали заявление в суд с требованием признать право принадлежности.

Схема отъема миллионов

Догадка, что Сабадаш мучается из-за претензий к землям в Ново-Огарево, вряд ли реальна. Больше жизнестойкой стоит считать версию, что Сабадаша «закрыли» для лишения бизнес-активов на $400 млн. 

Сходу после задержания Сабадаша акции «Выборгской лесопромышленной компании» магическим образом были переписаны на рядовых служащих. Его бывшая секретарь Софья Грекова в короткое время стала заместителем президента ВЛК. Генеральным держателем ценных бумаг организации оказался инженер Николай Рыжков. Бывшая руководитель высшего звена Татьяна Лобанова, которая работала на спиртной ниве, оказалась президентом компании «Выборгская целлюлоза», генерального дилера продукции ВЛК. За всеми этими назначениями маячит фигура Гарри Иткина.

«Знаю этого, в США с ним познакомились, — сообщил Сабадаш корреспонденту 47News. — Он у меня там налогообложением управлял. В гости ко мне захаживал».

Нехитрая схема с отъемом активов у предпринимателя-заключенного в Российской Федерации действует издавна и удачно, эта судьба ожидала и Сабадаша. Однако претенденты на его собственность наткнулись на нежданное препятствие — в виде судьи Высшего суда окрестность Лос-Анджелес Марка Боренштейна.

В 2016 году арбитре поступили материалы о судебном аресте собственности компании AFB Trading one. В качестве обеспечения долгового обязанности. Организация находится в собственности Сабадашу и держит акции 2-ух его компаний — Всеволожской промкомпании и «Российского дизеля». Процедура чисто техно, но Боренштейна зацепило некое несоответствие: в обеспечение долга в $5 тыс. Гарри Иткин добивался арестовать имущество ценой в $242 млн. Судья известил уполномоченных лиц AFB Trading one об иске, те его опротестовали. В 2018 году акции, на которые желал наложить лапу Иткин, совсем возвратились к прежнему обладателю.

Вышла задержка и с ВЛК, среди владельцев которой оказались компании, зарегистрированные в Швейцарии и государствах Английского Содружества. Когда овладеть акциями не вышло, захватчики пошли по «плану Б»: стали банкротить комбинат.

Зарегистрировали несколько организаций-посредников и стали за копейки продавать им все, что до этого поставлялось комбинатом впрямую покупателям и приносило прибыль. ЦБК больше увязал в долгах, в 2015 году там была запущена процесс признания неплатежеспособности. В итоге активы Сабадаша попали в подвешенном состоянии. 

25 января 2021 года Александр Сабадаш был должен выйти на свободу, всецело отбыв срок. Однако он осознавал, что это навряд ли произойдёт.

Неразумно выпускать на свободу того, кто может помешать захвату многомиллионного бизнеса. Предположительным захватчикам не хватило 6 лет, чтоб переписать на себя все бизнес-активы Сабадаша. Однако они думают, что еще незначительно — и все сложится, нужно лишь подержать бывший-члена сената еще некоторый период за сеткой. И в глубинах СК родилось очередное уголовное дело в отношении Сабадаша: сейчас он обвиняется в предумышленном невозврате займов на сумму в 458 миллионов рублей банку «Таврический», также в легализации 488 млн, приобретенных криминальным методом. 

Получившего справку об освобождении Сабадаша повстречали у ворот СИЗО, заковали в наручники и повезли в Колпинский суд, отправивш?? его под арест. 

«Таврический» признали нулем в январе 2015 года, санацией занимался банк «Интернациональный денежный клуб» (МФК), который получил на это от АСВ (АСВ) 28 миллиардов рублей. Как считают следственные органы, менеджмент «Таврического» раздавал заранее безвозвратные кредиты. И одним из заемщиков, не собиравшимся возвращать долг, стал, как считают следственные органы, Александр Сабадаш.

Летом 2020 года, когда следствие по банковскому делу закончилось и стало ясно, что Сабадашу угрожает новый срок, он сделал ответный ход — обратился с исковым заявлением о компенсации вреда к олигарху и экс-претенденту на пост президента Михаилу Прохорову, тот обладает 27,74 % акций МФК. При этом заявление подан не в Российской Федерации, а в США, налоговыми резидентами которых являются оба заинтересованных лица. 

Похожие статьи

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»