Политика

«Волкодав» из НКВД: Как литовские «лесные братья» тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Он дал клятву отомстить за убитых родных и сделал это. После распада Советского Союза прибалтийский нацизм начал охоту на советского офицера, но не только не получил хотимого, да и проиграл заявления в Европейском суде.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Коллаж © LIFE. Фото © Wikipedia

Судьба советского работника НКВД Нахмана Душанского оказалась тесновато сплетена с судьбами тысяч остальных евреев, которые родились и выросших в Прибалтике. Жизнь почти всех была грустна: при литовцах и латышах они влачили бедное существование, подвергались гонениям. Почти все после присоединения Прибалтики к Советскому союзу, нисколечко не колеблясь, пошли служить русской власти, и почти все погибли во время войны, когда было убито 300 000 прибалтийских евреев.

Руку к данному приложили не только немцы, да и отряды «Ваффен-СС», которые были сформированы из эстонцев, латышей и литовцев. Отец и мама Нахмана были убиты литовскими полицаями в гетто, из 11 братьев и сестёр выжил только один. Брат Песах и сестра Рахель были убиты литовцами, когда пробовали уйти в сторону фронта. Нахману Душанскому было за что мстить.

Из бедности — в русские офицеры

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Он родился в 1919 году в литовском городе Шяуляй. Детство было тяжёлым: многодетная семья, практически слепой отец работал грузчиком. Нахман рано увлёкся революционной борьбой и в шестнадцать лет по расследованию о восстании фермеров был брошен в местную тюрьму. Немцы, который содержались в некоторых камерах, крали пищу и угрожали, что скоро всех зарежут. Из-за Немана доносились песни германских военнослужащих погранвойск: «Еврейская кровь течёт из-под ножика…»

Нахман сам прочёл «Майн кампф» и осознал, что немцы не шутят. В 1938 году там же, в местах заключения, закончил 8 классов и вступил в Коммунистическую партию Литовской Республики. Когда Литовскую Республику присоединили к Советскому союзу, Нахман был освобождён. Ему — как опытному подпольщику и коммунисту — предложили трудиться в НКВД в Шяуляе. В НКВД Душанский пошёл, но в Шяуляе работать не согласился, попросился на границу. «Вы будете обращаться ко мне за сведениями о земляках, а я не доносчик!» — так дерзко ответил он вербовщикам.

Когда принёс первую заработную плату мамы, та не поверила: решила, что сын похитил. Целой общиной её пришлось убеждать, что Советы вправду платят за работу отличные средства. Накануне войны Нахман служил в Тельшяе оперуполномоченным. Ловил просачивающихся в Литовскую Республику германских шпионов и диверсантов из Кёнигсберга.

В зимнюю пору 1941 года задержал несколько шпионов с радиопередатчиками, а с весны фашистские агенты стали оказывать ожесточённое сопротивление. «Они даже рук не поднимали, — вспоминал ветеран. — Стрелять приходилось нередко». Всего за весну с участием 22-летнего Душанского было задержано 40 вооружённых диверсантов.

«Пусть сгниют в колымских снегах!»

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

«Лесные братья». Фото © Lietuvos nacionalinis radijas ir televizija

Война началась для Душанского с прерванного отдыха в Республике Крым — он получил срочное распоряжение возвратиться в Литовскую Республику. В Шяуляй приехал, когда на город свалились 1-ые германские бомбы. Успел зайти домой, взял орудие, отвёл родителей на вокзал, где ожидал поезд, и уехал на точку сбора. Только после войны он вызнал, что предки не уехали. Какой-то грамотей отдал приказ «отставить панику» и выгрузил всех пассажиров на перрон.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Вечером 22 июня отряд военнослужащих погранвойск и служащих НКВД вступил в 1-ые бои с фашистами. 210 бойцов уничтожали некоторые группы неприятеля, но под напором германцев были обязаны отойти к Пскову. Сам Душанский был просто ранен в ногу, но в лазарет двигаться не согласился. Позднее группу выслали в Москву.

Сталин распорядился, чтоб за его охрану отвечали «прибалтийские стрелки», которых считали самыми преданными. Душанский с иными офицерами НКВД охранял порядок во время популярного парада 7 ноября 1941 года, откуда полки уходили на фронт.

В 1942 году он учился в разведшколе НКВД, с 1943 года получил под начало отряд в 12 человек и начал реализации заданий. Группа Нахмана по разнарядке сверху привела из-за полосы фронта 11 языков — высших офицеров вермахта. При всем этом Нахман ухитрился не утратить ни 1-го бойца.

Скоро его группа стала участвовать в войсковых операциях. При пришествии работники НКВД нередко шли первыми — их задачей было захватывать генералов СС, руководителей милиции, карателей. В Любавичах они задержали коменданта, градоначальника и руководителя милиции Жарыхина. Последнего военно-полевой суд приговорил к повешению на месте, но верёвка лопнула — и жители города сами растерзали палача.

Когда отряд Душанского въехал в оставленный фашистами Каунас, Нахман увидел подобные страхи терроризма литовцев против евреев, коммунистов и российских, что дал клятву: «Не устану мстить, пока любой из палачей не будет лежать в могиле либо сгнивать в колымских снегах…»

К 1945 году он был капитаном, был награждён за боевые заслуги: ордена 2-й Мировой войны I и II степени, медаль «За отвагу». Однако самое основное предстояло сделать после войны — было надо очистить леса Прибалтики от преступников.

«Волкодав» Душанский

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Нахман Душанский недалеко от ликвидированным «лесным братом». Фото © RuBaltic.Ru

Летом 1944 года Нахмана перевели в Каунас — в отдел по борьбе с бандитизмом. Фронт работ был широк, ведь с нацистами сотрудничало 36 800 литовцев. Более тысячи диверсантов были засланы в республику в 1945 году. Однако реально бандитизм расцвёл после речи Черчилля в Фултоне в 1946 году, кода тот сообщил о начале прохладной войны.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Вот тогда от Берии поступило предложение завезти в Литовскую Республику 250 тысяч боец, прочесать республику и решить вопрос раз и навечно. Однако 1-ый секретарь ЦК КП Литовской Республики Антанас Снечкус избрал путь примирения с преступниками. Тем, кто не запятнал руки кровью, было обещано прощение, если выйдут из лесов и сдадут орудие. Во время вооруженного конфликта в руки НКВД попал архив СС, с помощью которого стали известны имена 8800 карателей — отсеять других не составляло труда.

Нахман Душанский занимался оперативной работой: создавал агентурную сеть, засылал собственных людей к преступникам. с помощью его тщательной работе получилось уверить лидеров преступников сдаться, из леса было выведено больше 5 тысяч человек. Душанский был бесчеловечен к противникам, за что его окрестили Волкодавом, и при всем этом хитёр как лис. Он уверял преступников, что на данный момент лучше сдать орудие и жить умиротворенно, пока не придут американцы либо британцы. А после того как преступники сдавались, он кропотливо находил в их числе полицаев и карателей. Может быть даже, способы его допросов были далеки от гуманизма, да и преступного деяния были страшенны.

Душанского преступники страшились как огня — были в курсе, что у него с ними личные счёты. Нахман смог отомстить за родных. Он нашёл литовцев, которые убили его сестру и брата. Понятно, что банда, в которую входили убийцы, была осуждена всецело, поголовно, а руководитель расстрелян.

Преступники различия не видят

После войны много беспокойства гражданскому населению доставляли два отморозка. Это были конкретный антисоветчик, руководитель «лесных братьев» Йонас Жемайтис и выходец из США Адольфас Раманаускас. Оба были неплохими устроителями и в 1948 году в ходе диалога решили сделать общую банду. Так в Литовской Республике возник «Альянс бойцов».

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Йонас Жемайтис. Фото © RuBaltic.Ru

Москва добивалась от литовского МГБ изловить преступников, но те всё время ускользали от рук правосудия. Тогда Душанский начал долгосрочную и тщательную разработку. Только в 1952 году ему получилось произвести вербовку 1-го из членов преступной группы, указавш?? бункер, где прятался Жемайтис. Было принято решение брать его живым. Работники МГБ закинули в бункер хим гранату и без усилий задержали задохнувшегося главаря.

При даче показаний, припёртый к стене подтверждениями, он стал с большим желанием говорить, как своими руками запихивал в газовые камеры упирающихся еврейских детишек. А когда Душанский задал ему вопрос: «Вы же были интеллигентным человеком, почему вы так терпеть не могли евреев?!» — фашист парировал: «Однако вы же вели войны за Иосифа Сталина?!» Различия преступник не видел либо делал вид, что не видит.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Адольфас Раманаускас. Фото © RuBaltic.Ru

Скоро установилась очередь и Раманаускаса, живш?? по поддельным документам. Выйти на него посодействовали американские шпионы, которых забросили в 1955 году в Литовскую Республику. МГБ было понятно, что на руках американцев есть большая сумма в долларах. Были поставлены под наблюдение все популярные спекулянты, и скоро Душанский задержал Раманаускаса в квартире валютчика.

Оба главаря бандитских групп были приговорены к расстрелу. Сам Душанский так охарактеризовывал противников: «Они… были лично смелыми людьми, фанатично верили в правоту дела и жизней собственных не жалели, этого у них не отнимешь. Однако дорога, по которой они шли к достижению цели, залита реками еврейской, литовской и российской крови, и закрыть на это глаза нереально…»

Уголовное дело от нацистов

Душанский ушёл из силовиков, когда осознал, что переловил всех карателей. В Вильнюсе он получил специальность юристконсульта, закончив местный институт, трудился в КГБ. В 1971 году вышел в отставку и переехал в Израиль. Там его повстречали как героя. Во время работы в КГБ он почти всем посодействовал уехать на Запад.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Литовские партизаны. Фото © Русская семёрка

В девяностых годах Литовская Республика завела против «волкодава» Душанского уголовное дело. Литовцы обвиняли ему расстрелы заключённых в литовском лесу с 24 на 25 июня 1941 года, к которым Душанский не имел отношения, допросы с любовью и даже инсинуацию на отважных литовских националистов.

Очевидно, Израиль отказал Литовской Республике в выдаче героя. На обвинения старый «волкодав» с достоинством отвечал, что он правдиво служил русской власти и вел войну с убийцами, карателями и нацистскими холуями. К слову, один из осуждённых после войны преступников пробовал «достигнуть справедливости» в Европейском суде, но даже там ему отказали.

Нахман Душанский умер на 89-м году жизни в Хайфе. В Литовской Республике его до настоящего времени терпеть не могут. Современная российская молодёжь увлекается поисками нацистов в Южной Америке и даже в Антарктиде. Однако их не нужно находить — они в открытую с факелами шествуют вдоль российских границ. Нужно просто открыть глаза и узреть.

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Создатели

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Майя Новик

Пояснений: 2

Для комментирования авторизуйтесь! Авторизоваться

"Волкодав" из НКВД: Как литовские "лесные братья" тряслись от испуга при одном имени Нахмана Душанского

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»