Политика

Воспоминание о будущем? К 300-летию провозглашения Российской империи

2 ноября 1721 года после победоносного окончания Северной войны Пётр I назначил Российскую Федерацию империей. С сих пор Российское правительство стало играться одну из ведущих ролей в европейской, а потом и мировой политике. Разумеется, что подобные даты являются не попросту историческими, а рубежными, так как фиксируют воистину судьбоносные действия. И все же в сегодняшней Российской Федерации 2 ноября никак не стало «красным днём календаря». Кроме того, похоже, что даже 300-летний юбилей пройдёт фактически незамеченным.

Чем это обосновано — тяжело сообщить. Однако, по карайней мере, основаниями, далёкими от исторической беспристрастности и почтения государственной традиции.

Поневоле появляется вопрос, данный в данной связи одним из политических деятелей РФ: «Мы что, стесняемся слова „империя“?» Если так, то это подобное же стеснение, как та простота, что ужаснее краж. Оно тем паче некстати, что сейчас в обществе есть очевидный запрос на восстановление и сохранение исторической памяти, о чём много говорят также и с самых больших муниципальных трибун. Однако настоящее сохранение исторической памяти подразумевает защиту её полноты и отказ от тенденциозной идейной избирательности по типу большевицкого девиза «Мы родом из Октября».

Потому принципное значение имеют слова главу Российской Федерации Владимира Путина, произнесенные в его программном выступлении на Валдайском форуме: «Непрерывность истории — это важная вещь, чтоб осознавать, куда мы идём далее». Вправду, конкретно непрерывность и полнота истории обусловливают верное осознание того, куда мы идём и кто мы, фактически, подобные. А осознание этого далековато не абстрактная и безразличная для «практической жизни» вещь. Для того чтоб государство могла быть удачной, жители должны ею испытывать гордость. Это быть может и не достаточное, но совсем нужное условие. И россиянам есть чем испытывать гордость. Они вправду могут, положа руку на сердце, произнести слова муниципального гимна: «Славься, государство, мы гордимся тобой!» Предметом этой гордости может и должен быть и имперский период российской истории. Кроме того, для российской общественности критически принципиально понимание того, что данный период не завершился в 1917 году, а продолжается и до настоящего времени, вот уже 300 лет. С этой целью нужно закончить страшиться слов и очистить понятие «империя» от чисто идейных напластований. Довольно легко обратиться к фактам и поглядеть, какие страны в истории назывались империями.

1-ая империя, откуда и сам термин, — Рим. Его преемницей стала Византия. Потом — Российская империя. Существовали также Английская, Австро-Венгерская, Османская, Персидская и Китайская империи. Все эти страны, как понятно, игрались ведомую роль в мировой истории. Не лишь в политике, да и в цивилизации и культуре. Можно сообщить, что конкретно в империях и средством империй исполнялся прогресс населения земли. Это в особенности разумеется относительно Римской империи, которая умиротворила и цивилизовавшей весь тогдашний «западный мир». Мощь римских легионов положила конец бессчетным и жесточайшим войнам племенных царьков и дала возможность всем народам воспользоваться благами мира. Рим строил города и известные дороги. Обеспечивал безопасность и законность на всей территории империи. Латинский язык, литература, архитектура и — в неменьшей степени — римское право вошли в фундамент общечеловеческой цивилизации. Закономерно, что конкретно в Римской империи было выработано и формально закреплено одно из главных понятий цивилизации (с которого, фактически, и начинается соц прогресс), которое не связано конкретно с племенной принадлежностью, — понятие «гражданин», вначале вероятное лишь в имперском сознании, который преодолевает чисто этнократическое осознание сути человека.

Пример Рима, таким образом, даёт значимые основания настаивать на том, что империя как форма гос жизни — это источник мира и безопасности, цивилизации, развития и культурного развития. И Рим никак не исключение — то же можно видеть и на примере остальных империй. Византии, которая защищала цивилизацию от варваров, которая строила прекрасные соборы и нёсшей свет высшей религии и культуры язычникам. Российской империи, цивилизовавшей большие места от Волги до Тихого океана и Аляски и подарившей миру величавую русскую литературу. В КНР создание империи положило конец эре «сражающихся царств». Для имперских потребностей сохранялось и кодифицировалось ставшее основой китайской этики конфуцианское учение. И конкретно в рамках империи сложилась общекитайская культура и единая китайская цивилизация. Необходимо отметить и цивилизаторскую роль Английской империи, как минимум в Северной Америке, Австралии и Новой Зеландии и, естественно, в открытии новых земель и морских путей.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Российская Федерация исчерпала предел на революции — Владимир Путин

Всё это подтверждается и от неприятного. Например, крах Римской империи прямо привёл к децивилизации, которые опустели городам, заброшенным магистралям и нескончаемым войнам. Ликвидирование Византии также привело к упадку цивилизации и культуры. Крушение Российской империи послужило началом для кровопролитнейшей Гражданской войны и разрушения хозяйственной жизни всего государства. К огромному количеству кровавых конфронтаций, которым не видно конца, — в ближневосточном регионе, в Ираке, Йемене — привёл и распад Османской империи. Даже в успешной Европе раздел Австро-Венгрии стал одной из причин, которые способствовали началу 2-ой мировой войны. В случае с Австрией в особенности демонстративен и культурный, поточнее антикультурный, эффект «антиимперской» политики. В 18 — начале 20 века Вена — основной город империи и одна из сверкающих европейских столиц, имеющих отношение к решению глобальных судеб. Её вклад в общечеловеческую культуру тяжело переоценить. Чего стоит лишь известный венский вальс! А ещё целая плеяда выдающихся композиторов и литература позднеимперского периода — одна из наиболее существенных в мире. И вот, практически через несколько десятков лет после отказа от «имперскости», Вена перевоплотился в заштатный, в общем-то, город, по большому счёту живущий прошедшим, который стал собственного рода декорацией для зарубежных путешественников. Всё как бы сохранилось, обитателей стало даже больше. Всё на месте, и всё — «бутафория». Ушла империя — и дух отлетел. Сейчас в Вене не «делается политика». Не создаются величавая музыка и величавые романы.

Империей, как понятно, называли и СССР. И это отражало беспристрастное положение дел. Советский Союз вправду был империей — не по наименованию, а на самом деле, — так как владел всей полнотой независимости самодостаточного страны и являлся ведущим субъектом мировой политики. Так как конкретно это, по факту собственному, и значит слово «империя», если откинуть примазанную к нему левацкую идейную шелуху и опираться только на доказательства. Империя — это высшая форма государственности, которая лишь и может владеть настоящим независимостью — самодостаточностью как в вещественной (нужная ресурсная база), так и в духовной (собственная религия/идеология) сферах. Ведь независимость, фактически говоря, и есть не что другое, как настоящая (ресурсообеспеченная) возможность самому определять, «что подобное отлично и что подобное плохо». Либо, если угодно, самому решать, какому Богу молиться. Российская Федерация как раз с 1721 года и владеет этот возможностью. В том и заключается основополагающая российская историческая традиция, беспристрастно ведущая к формированию соответственного — имперского — исторического сознания. Необыкновенную значимость потому имеет один из главных тезисов «валдайской» речи В. В. Владимира Путина: «Мы должны опираться на свои духовные ценности, на историческую традицию… в современном мире существенно увеличивается значимость твёрдой опоры — моральной, этической, ценностной».

Верно сформированное имперское сознание как раз и может стать одной из важных составляющих этот опоры российской государственности. Ведь российский человек по природе собственной — муниципальный служащий. Однако не хоть какого страны «по наименованию», а вправду независимого страны — великого государства, про которую он мог бы исполнить: «Широка государство моя родная». Потому Российская Федерация в популярном смысле обречена быть империей. Это её естественная, предопределённая её географическим положением форма существования, её Миссия и Крест. Отрешиться от «имперскости» означало бы для Российской Федерации отрешиться от собственной миротворческой и цивилизаторской роли на евразийском пространстве, от полноты собственной культуры, другими словами, на самом деле, отрешиться от самой себя.

Сейчас мировую политику и будущее цивилизации определяют сначала две мощнейшие империи — США и Китай. И Рф, для того чтоб сохранить свою историческую субъектность, нужно иметь свой имперский проект, который мог бы стать массивным побуждением пассионарности российского народа, о которой говорил президент Владимир Путин. Настоящая альтернатива такому проекту — никак не вхождение в сказочное «международную общественность равноправных стран», а распад-растворение российской государственности и цивилизации в потребительстве и «правах ЛГБТ». Не допустить этого — основная задачка российской элиты, о чём и припоминает дата 2 ноября — 300-летие провозглашения Российской империи.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»