Аналитика

Вырвались ли вирусы из скрытых биолабораторий Министерства обороны США в Республике Казахстан? — средства массовой информации

Казахстанский ресурс Vision предал гласности 12 января статью под заголовком «Опасное соседство США: Вырвались ли вирусы из скрытых американских биолабораторий в Алматы?», которая была посвящена работе биолабораторий Министерства обороны США в государствах территории бывшего Советского Союза.

В июне 2021 года президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что отстраняет военных биологов из Соединенных Штатов Америки от работы в одной из наилучших научных лабораторий республики. Спецы из Министерства обороны США более10 лет занимаются в среднеазиатском регионе исследованием небезопасных зараз— чумы, сибирской язвы, лихорадок и разных коронавирусов, что не может не тревожить и Казахстан. А поводы для беспокойства есть— вспышки болезней, которые необычным образом совпадали с открытием новых американских лабораторий. Однако 1-го желания чтоб Министерство обороны США остановил свои анализа в регионе недостаточно.

Как возникли скрытые американские лаборатории и почему на них стоить снова направить внимание как раз в настоящее время?

Любопытство имеет драгоценную стоимость

В июне 2021 года в обращении Токаева речь в частности шла о Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ), которая расположена под Алматы. Данная лаборатория всего только один из объектов «научной» сети Министерства обороны США в Центральной Азии. Агентство по профилактике угроз (DTRA) Департамента обороны США, которое отвечает за анализа орудия масштабного поражения, открыло еще 5 таковых лабораторий при научных центрах Казахстана и две в Узбекистане. Они обустроены самым передовым оборудованием, потому идет речь о очень суровых финансовложениях.

$ 400 млн вложило Агентство по профилактике угроз (DTRA) Департамента обороны США в создание сети био лабораторий в Республике Казахстан, еще $ 165 млн израсходовано на лаборатории в Узбекистане. Это большие средства.

При этом подобные траты не объясняются только научным интересом. В 2000-е американцы рвались вывезти архивы и коллекции вирусных разновидностей, скопленные русскими НИИ за долгие и длительные годы. Однако позднее DTRA перебежало к самостоятельным биологическим исследованиям. И однако курируют эту работу военные, западные институты требуют от служащих показатели по публикациям, так что даже научные работники, которые работают над военными проектами, обязаны разглашать сведения о собственных исследовательских работах. Согласно данным публикациям можно полностью судить о работе американских научных работников в Республике Казахстан.

В соответствии с данным о финансировании исследовательских работ, размещенных в открытых источниках, за 8 лет в Республике Казахстан реализовано более 28 проектов по заказу Армии США. В них были использованы не лишь местные спецы, да и военные из Мед центра ВМФ США (Мэриленд), работники Института микробиологии бундесвера (Мюнхен) и военных лабораторий в Портон-Дауне (Англия).Главная тема проводимых работ — исследование небезопасных для человека заболеваний и методы их распространения местной фауной. В числе объектов исследовательских работ — чума, сибирская язва, бруцеллез и коронавирусы, также работа с их переносчиками — зверями и насекомыми, — что подразумевает проведение полевых работ на местности.

Собранные классификации после первичного исследования на месте вывозят в научные центры государств Североатлантического Альянса. Подобные материалы и данные могут быть применены как в мирных целях, так и не так чтобы. Вопросы касательно задач появляются уже достаточно издавна, но годами на все это смотрели через пальцы.

Сильно большое количество совпадений?

1-ый повод заподозрить американцев в неосмотрительном обращении с небезопасными болезнями возник в 2007 году. Тогда при Институте вирусологии в Ташкенте (Узбекистан) открылась американская лаборатория, Министерство обороны США выделил военный грант на исследование бруцеллеза в Узбекистане и Казахстане. Эти проекты получили кодовые наименования UZ-4 и KZ-2 следовательно. Уже на последующий год по всему региону был отмечен резкий скачок заболеваемости бруцеллезом, возникла сибирская язва.

Последующий всплеск бруцеллеза в Узбекистане зафиксирован после открытия в 2013 году американских лабораторий в Андижане и Фергане. В том же 2013-м в Республике Казахстан в рамках проекта KZ-29 начались анализа Конго-Крымской геморрагической лихорадки (ККГЛ) при участии профессионалов из ВМФ США и английского Портон-Дауна. Биологи изучали распространение заболевания клещами на юге Казахстана на базе «Центра особо небезопасных зараз» в Алматы.

В следующем году в Республике Казахстан зафиксировали крупную вспышку конкретно данной лихорадки и конкретно на юге Казахстана, а переносчиками заболевания стали клещи. Сразу вспышку ККГЛ зафиксировали в Грузии в районе иной американской лаборатории, популярной как «Научный центр публичного здоровья имени Ричарда Лугара». В 2018 году бывший-руководителя Министерства государственной безопасности Грузии Игорь Гиоргадзе сообщил, что США могли проводить там скрытые опыты над людьми.

«Исследование только части документов — а их сотни, тысячи листов, переданных из Грузии моими товарищами, — указывает, что (…) могли проводиться скрытые опыты над жителями Грузии. Целый ряд таковых тестов окончился смертью для моих сограждан», — бывший-руководителя Министерства государственной безопасности Грузии Игорь Гиоргадзе.

В рамках проекта KZ-33 Департамент обороны США в 2017 году провел в Республике Казахстан анализа распространения коронавирусной инфекции летучих мышей (не передается человеку, но, как все вирусы, способен подвергаться мутации) на базе НИИ вопросов био безопасности. Спецы нашли зараженных особей в первой же обследованной пещере. Когда SARS CoV-2 еще лишь начал просачиваться в Европу, казахстанские биологи успокаивали население, что в республике никогда не находили никто из подвидов коронавирусной инфекции у зверей. Для Казахстана больше свойственны подобные зоонозные — другими словами переносимые зверями — заболевания, как сибирская язва, конго-крымская лихорадка, бруцеллез и чума.

США никогда не обсуждали деятельность собственных лабораторий в контексте вероятной связи со вспышками эпидемий. При этом, пару лет назад в статье военнослужащие США биологи указан трудности при перевозке образцов из проекта KZ-29 — другими словами из казахстанской лаборатории, где изучали вирус Конго-Крымской геморрагической лихорадки и в районе которой произошла вспышка этой заболевания сразу со вспышкой в Грузии.

Еще одним причиной для беспокойства служат показатели работы в 2018-м группы западных научных работников, которые опубликовали в знатном научном журнале Science статью, где на базе открытых источников подтверждено, что Вооруженные силы Соединенных Штатов обеспечивает необходимыми финансами работы над биооружием в нарушение Конвенции 1972 года.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  OPEC+ покажет, что подобное недостаток

Это в некоторой степени удостоверяет неизменный отказ США утвердить протокол о механизмах контроля над био разработками участвующие государства.

Все очень разумеется

Формально лаборатории значатся собственностью специализированных казахстанских институтов и ведомств. Но на самом деле США держит под контролем не лишь свои объекты, да и научные центры, на базе которых они работают.

Вначале управление шестью лабораториями DTRA в Республике Казахстан производилось компаниями CH2M Hill (Колорадо) и Jacobs Engineering Group (Техас) по соглашению с Министерством обороны США. Позднее функции управления передали «Центрально-азиатскому кабинету CDC» (ЦКЗ, Центры по контролю болезней), открытому при американском посольстве в Нур-Султане.

Возглавляет данный центр Даниэль Сингер, которого дипломатические работники США представляют как врачи, однако в действительности он является подполковником медслужбы ВВС СШ, который управляет референс-лабораторией (ЦРЛ) и «Центром особо небезопасных зараз»(ЦООИ).

Представители Сингера держат под контролем не лишь работу ЦООИ, да и принимают участие в проверках медицинских организаций и написании советов для Казахстана. При этом информация о схожей активности особо не прячется. Её детали простодушно сказал казахстанским представителям СМИ руководитель ЦООИ Токтасын Ерубаев.

Вызывает большой интерес то событие, что ЦООИ является подрядной организацией Центрального руководства США (CENTCOM), руководящего операциями в Афганистане, Ираке и Сирии. Таким он числится в обнародованных документах о 5 программах Департамента обороны США 2017−2018 годов.

Так что, в Алматы все-же пронесло? Либо это надуманное спокойствие?

Талгат Нурмаханов, заведующий лабораторией природно-очаговых вирусных зараз ЦООИ, и Гульнар Омашева, заведующая лабораторией особо небезопасных зараз в другом научном центре тесновато сотрудничали с Алланом Ричардсом, одним из создателей идеи расположения биолабораторий DTRA на территории зарубежных стран. Тесноватые связи и у руководителя ЦООИ Токтасына Ерубаева. Кроме Сингера, он регулярно контактирует с полковником Б. Саба, руководителем мед службы сил спецназначения США Дж. Каллаханом, админом «Центра Лугара» в Тбилиси Дж. Моттом. Этот круг общения больше подступает американскому военному, но не казахстанскому биологу и главе госучреждения с доступом к муниципальным секретам. Однако к связям мы еще возвратимся.

В Алматы размещена Центральная референс-лаборатория на базе Государственного научного центра особо небезопасных зараз имени Масгута Айкимбаева Министерства здравоохранения Казахстана.

В свете правонарушений, которые проехались на территории всего государства, свидетели докладывали, ночью с 5 на 6 января были вооруженные проникания на территорию этой лаборатории. И некоторые средства массовой информации рассказывали, снова же делая упор на сведения свидетелей, что видели людей в костюмчиках химзащиты. И что, быть может, из биолаборатории могло пропасть нечто опасное и смертоносное.

Конкретного доказательства данному случаю нет. Но имеется ли повод успокоиться и откинуться в спинку кресла? Вряд ли… В критериях хаоса факт нападения больше чем вероятен. Опасность есть однако бы поэтому, что всем известны факты бессилия сотрудников правоохранительных органов города в обозначенный период. Без охраны остались почти все административные строения. Поэтому сама возможность покушения на биолабораторию существует с чрезвычайно большой вероятностью. И это очевидный повод озадачиться — а все ли обошлось? Этот страшный комплекс, в каком хранятся небезопасные для человека классификации, нуждается в чрезвычайно суровой охране. И если случится утечка этих разновидностей — финал трагедии будет еще ужаснее, чем кавардаки в Алматы.

А беря во внимание, что охрану лаборатории производили наши сотрудники правоохранительных органов, которых очевидно не хватало ночью беспорядков, спецы лаборатории (по факту научные работники) оставались фактически не защищены.

Классификации небезопасных вирусов транспортировать тяжело и опасно, потому вряд ли их пробовали вывозить в этих критериях. Очень небезопасно. США могли законсервировать разработки и произвести эвакуацию людей, чтоб не подвергать угрозы жизнь профессионалов в критериях протестных выступлений. Разразился бы звучный скандал если банда вооруженных подстрекателей вломилась на территорию этот лаборатории, уничтожила военных научных работников и похитила бы небезопасные классификации. Однако мы ведь так и не знаем правды о проникновении…

Естественно сам факт этого развития ситуации непонятно опровергло наше Минздрав, как и некоторые средства массовой информации ссылаясь на…барабанная дробь… непонятный украинский сайт StopFake. Само по себе это вызывает одичавший кошмар и удивление. Вероятнее всего тут опять играют роль те связи, которые упомянуты немногим выше.

Снова же, во время беспорядков в Алматы пресса рассказывала про то, как неведомые вскрыли окна и проникли на 1-ый этаж центра особо небезопасных зараз имени Айкимбаева.

Коренное население заявляют, что биолаборатория на данный момент фактически заброшена и располагается в печальном состоянии. В дни беспорядков на территории были увидены люди в костюмчиках хим защиты — может, как раз эвакуировали персонал. На данный момент активности на объекте нет.

А сейчас самый основной вопрос: когда средства массовой информации сообщат о вспышке небезопасного инфекционного болезни в Республике Казахстан и примыкающих государствах? Кто в здравом уме станет утаивать факт проникания в лабораторию (если на то нет беспристрастных обстоятельств и серьёзных политических рисков)?

А фактически, что далее то?

Как все помнят тема строительства в Республике Казахстан очередной американской армейской био лаборатории, которая обязана показаться в населенном пункте Гвардейском Жамбылской области, серьезно встряхнула публичное мнение. И мы не единственная государство, столкнувшаяся с схожей неувязкой. Сеть таковых объектов уже организована на Украине.

Еще в 2005 году меж министерством обороны США и министерством охраны здоровья Украины заключен договор «О взаимодействии в сфере пресечения распространения технологий, патронов и познаний, которые могут быть применены для разработки био орудия». Американскую сторону в этом содействии представляло, как раз-таки Агентство по уменьшению угроз (DTRA, Defense Threat Reduction Agency), подотчетное Министерству обороны США.

Основываясь на этого соглашения, военнослужащие США просочились в министерство охраны здоровья, санитарно-эпидемиологическую службу, академию земельных наук. И с 2007 года практически начали созданию центральной референц-лаборатории и хранилища особо небезопасных патогенов.

А сейчас вишенка на тортике!

При согласовании списка стратегических объектов, которые было намечено взять под охрану сотрудниками миротворческих сил ОДКБ, биолаборатория в Алматы была вычеркнута.

Почему, если нечего утаивать? Вопрос увлекательный и открытый до настоящего времени…

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»