Аналитика

Выступление Владимира Путина на совещании Валдайского клуба (текст)

В Сочи с 18 по 24 октября проходит 18 каждогоднее совещание Валдайского клуба. В текущем году темой форума стала «Глобальная встряска — XXI: человек, ценности, правительство». В мероприятии участвуют представители 45 государств. Сейчас на совещании выступил глава России Владимир Путин, публикуем текст его выступления.

Сначала желаю вас сказать спасибо за то, что вы приехали в Российскую Федерацию и принимаете участие в мероприятиях Валдайского клуба.

Как постоянно, в процессе таковых встреч вы поднимаете острые, жизненно важные трудности, всесторонне обсуждаете вопросы, которые, без преувеличения, животрепещущи для населения во всех государствах. И в сей раз основная тема форума поставлена прямо, довольно резко я бы даже сообщил, — «Глобальная встряска — XXI: человек, ценности, правительство».

Вправду, мы живём во время превосходных перемен. И если разрешите, то по традиции я тоже дозволю для себя выступить со своими соображениями по причине повестки дня, которую вы определили.

В принципе, эта фраза — «жить в период перемен» — может показаться уже обыденной, очень нередко мы её произносим. Ну и та эра перемен началась достаточно издавна, изменчивое состояние стало обычным. Появляется вопрос: стоит акцентировать на данном внимание? Я все же согласен с теми, кто формулировал повестку дня этих встреч: естественно, стоит.

В прошедшие десятки лет почти все вспоминают китайскую поговорку. Китайский народ мудрейший, у него много мыслителей и много всяких ценных мыслей, которые мы и сейчас можем применять. Одна из них, как понятно, — «не дай бог жить во время перемен». Однако мы в ней уже живём, желаем мы того либо нет, и изменения эти всё поглубже, всё фундаментальнее. Так что вспомним и кое-что другое из китайской мудрости: слово «кризис» состоит из 2-ух иероглифов — тут наверное есть представители Китайской Народной Республики, если я в чём-то ошибаюсь, они меня поправят, — итак вот, два иероглифа, «опасность» и «возможность». Как говорят уже у нас, в Российской Федерации, «борись с сложностями разумом, а с угрозами — опытом».

Естественно, мы должны обдумывать опасность и находится в готовности ей оказывать противодействие, противодействовать, и не одной, а почти всем неоднозначным опасностям, возникающ?? во время перемен. Однако более принципиально вспомнить о 2-ой составляющей кризиса — о возможностях, которые нельзя упустить. Тем паче что кризис, с которым мы имеем дело, — концептуальный, даже цивилизационный. На самом деле, это кризис подходов, принципов, которые определяют само существование человека на нашей планете, и нам всё равно придётся их серьёзно перекручивать. Вопрос — в какую сторону двигаться, от чего отказываться, что пересматривать либо корректировать. При всем этом убеждён, что за настоящие ценности необходимо побороться, отстаивая их всеми силами.

Население земли вступило в новый период больше трёх десятков лет назад, когда были сделаны главные условия для завершения военно-политического и идейного противоборства. Уверен, вы об этом много говорили на площадках этого дискуссионного клуба, наш глава министерства зарубежных дел выступал, все же некоторые вещи мне придётся повторить.

Тогда, в то время, начался поиск нового баланса, устойчивых отношений в социальной, политической, финансовой, культурной, армейской сферах, опоры для мировой системы. Находили эту опору, но нужно согласиться с тем, что пока обрести её не получилось. А те, кто после завершения прохладной войны (об этом мы тоже большое количество раз говорили) ощутили себя победителями, скоро ощутили, невзирая на то, что им складывалось ощущение, что они забрались на самый Олимп, скоро ощутили, что и на данном Олимпе почва из-под ног уходит, сейчас уже у них, и никто не способен «приостановить мгновение», каким бы красивым оно ни казалось.

В общем, к неизменной переменчивости, непредсказуемости, к неизменному транзиту мы как бы должны уже приспособиться, но этого также не случилось.

Добавлю, что трансформация, очевидцами и участниками которой мы являемся, другого калибра, чем те, что не один раз случались в истории населения земли, во всяком случае из числа тех, что мы знаем. Это не попросту сдвиг баланса сил либо научно-технологический прорыв, несмотря на то, что то, и другое на данный момент тоже, естественно, имеет место. Мы сейчас столкнулись с одновременными системными переменами по всем фронтам — от усложняющегося геофизического состояния нашей планетки до всё больше феноминальных истолкований того, что есть сам человек, в чём смысл его существования.

Давайте попробуем обернуться вокруг. И ещё раз скажу: я дозволю для себя высказать те мысли, которые считаю близкими.

1-ое. Природные деформации и деградация окружающей среды настолько явны, что даже самые беззаботные мещанины не способны от них отмахнуться. Можно продолжать вести научные споры о механизмах происходящих действий, но нереально опровергать, что эти процессы ухудшаются и нужно что-то делать. Природные катаклизмы — засухи, наводнения, ураганы, цунами — фактически чуть не нормой стали, мы к данному начали привыкать. Довольно вспомнить губительные трагические наводнения в Европе прошлым летом, пожары в Сибири — примеров чрезвычайно много. Не лишь в Сибири — у наших соседей в Турции какие пожары были, в Соединённых Штатах, в принципе на Американском материке. Хоть какое международное, научно-техническое, идеологическое соперничество просто в таковых критериях, время от времени кажется, теряет смысл, если его победителям будет нечем дышать либо нечем утолить жажду.

Эпидемия вируса Covid-19 стала еще одним напоминанием про то, каким образом хрупко наше общество, как оно уязвимо, а самой основной целью становится обеспечение неопасного существования человека, стрессоустойчивости. Чтоб повысить шанс на выживание в критериях катаклизмов, необходимо будет заново осмыслить, как организована наша жизнь, как устроено жилье, как развиваются либо должны развиваться города, какие ценности хозяйственного развития целых стран. Повторю: безопасность — один из основных императивов, во всяком случае сейчас это стало естественным, и пусть кто-то попробует сообщить, что это не так, а позже растолкует, почему оказался неправ и почему оказались не готовы к кризисам и потрясениям, с которыми сталкиваются целые народы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Специалист: У доллара может показаться юный соперник

2-ое. Общественно-финансовые трудности населения земли ухудшилась до степени, при которой в прошлые времена случались потрясения глобального масштаба: мировые войны, кровопролитные публичные катаклизмы. Все свидетельствуют о том, что существующая модель капитализма — а это сейчас база публичного устройства в подавляющем большинстве государств — исчерпала себя, в её рамках нет больше выхода из клубка всё больше запутанных разногласий.

Везде, даже в самых богатых государствах и регионах, неравномерное распределение вещественных благ ведёт к ухудшающемуся неравенству, сначала неравенству возможностей — и снутри обществ, и на межгосударственном уровне. Отмечал данный серьёзнейший вызов и в своём выступлении на Давосском форуме не так давно, сначала года. А все эти трудности, естественно, угрожают нам значительными, глубокими публичными расколами.

Более того, в ряде стран и даже целых регионов временами появляется кризис продуктов питания. Наверняка, мы ещё побеседуем об этом, но все есть основания считать, что данный кризис будет ухудшаться в скором времени и может достигнуть последних форм. Упомянуть необходимо ещё и недостаток воды, электрической энергии (об этом, наверняка, тоже сейчас побеседуем), не говоря уже о трудностях нищеты, высочайшего уровня безработицы либо отсутствия подабающего мед обеспечения.

Всё это остро осознаётся отстающими государствами, теряющ?? веру в перспективу догнать лидеров. Разочарование подхлёстывает злость, толкает людей в ряды радикалов. У населения в таковых государствах наращивается чувство неоправдавшихся, несбывшихся ожиданий, чувство отсутствия каких-то актуальных перспектив не лишь себе, да и собственных детишек. Конкретно это приводит к поиску «наилучшей толики», к неконтролируемой передвижения, что, со своей стороны, создаёт условия для общественного недовольства [людей] уже больше успешных стран. Мне тут ничего разъяснять не надо, вы видите сами всё, своими очами, ну и лучше меня даже, наверняка, в данном разбираетесь.

Ну и остальных острых соц вопросов, вызовов, рисков в успешных ведущих державах, как уже отмечал, хватает. Так что почти всем уже не до борьбы за воздействие становится — здесь нужно, что называется, со своими неудачами разобраться. Гипертрофированная, резкая, иногда агрессивная реакция общества, молодёжи на меры по противодействию коронавирусу во большом количестве государств показала — и я желаю это подчеркнуть, рассчитываю, что кто-то уже до меня, в ходе выступления на разных площадках, об этом сообщил, — итак вот, я считаю, что она продемонстрировала, что зараза стала лишь причиной: предпосылки общественного раздражения, недовольства намного поглубже.

Необходимо подчеркнуть и другое. Эпидемия коронавирусной инфекции, которая на теоретическом уровне обязана была объединить людей в противоборстве с данной масштабной общей угрозой, стала не объединяющим, а разъединяющим фактором. Обстоятельств тому много, но одна из основных в том, что урегулирования вопросов начали находить в обычных схемах — различных, но обычных, а они-то как раз и не работают. Поточнее, работают, но нередко, напротив, как ни удивительно, на осложнение положения.

К слову говоря, Российская Федерация неоднократно призывала, и на данный момент ещё раз повторю данный призыв, откинуть неприемлимые устремления и трудится совместно, сообща. Побеседуем, наверняка, ещё об этом, но что я имею в виду — всё ясно. Говорим о необходимости коллективной борьбы с вирусом Covid-19. Однако даже по гуманитарным суждениям — я имею в виду на данный момент не Российскую Федерацию, бог с ними, с санкционными мерами в отношении Рф, но санкционные меры сохраняются по тем странам, которые очень нуждаются в интернациональной поддержки, — нет, ничего этого не случается, всё сохраняется как и раньше. А где же гуманистические начала западной политической мысли? На самом деле, оказывается, ничего нет, трепотня одна, осознаете? Вот что на поверхности оказывается.

Дальше. Технологическая революция, которые впечатляют заслуги в области искусственного ума, электроники, коммуникаций, генетики, биоинженерии, медицины открывают неимоверные возможности, но они же ставят в прикладном плане философские, моральные, духовные вопросы, которыми ещё не так давно задавались лишь писатели-фантасты. Что будет, когда техника превзойдёт человека по возможности мыслить? Где предел воздействия в организм человека, после которого человек прекращает быть самим собой и преобразуется в какую-то иную суть? Какие в принципе этические границы в мире, в каком возможности науки и техники стают фактически бескрайними, и что это будет значить для всех нас, для наших потомков, при этом уже ближайших потомков — для наших детишек и внуков?

Нареченные изменения набирают обороты, и их, непременно, не приостановить, так как они носят, обычно, беспристрастный характер, и проявлять реакцию на их результаты придётся всем, не зависимо от политического устройства, финансового состояния либо преобладающей идеологии. Словестно все страны утверждают о верности эталонам взаимодействия, готовности вместе вести работу над решением общих вопросов, но это конкретно, к несчастью, словестно. На самом деле же случается совершенно обратное, и эпидемия, повторю, лишь подстегнула нехорошие тенденции, которые наметились издавна, а сейчас лишь ухудшаются. Подход в духе «своя рубаха поближе к телу» совсем стал нормой, сейчас этого даже и утаивать не пробуют, а часто даже этим кичатся, выставляют напоказ. Эгоистические интересы всецело взяли верх над понятием общего блага.

Дело, естественно, не лишь и не столько в злой воле тех либо других стран и несчастных элит. Всё, по моему мнению, труднее, в жизни в принципе изредка встретишь лишь чёрное и белое. Каждое правительство, каждый лидер отвечают сначала перед своими соотечественниками, понятное дело. Основное — обеспечить их безопасность, спокойствие и благополучие. Потому межгосударственные, международные темы никогда не будут настолько же умеют большое значение для управления государств, как внутренняя стабильность. Это, в общем-то, приемлимо, верно.

Продолжение следует.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»