Скандалы

«У нас чрезвычайно много средств», либо Как Роснано оставило государству «дырку от бублика»

"У нас чрезвычайно много средств", либо Как Роснано оставило государству "дырку от бублика"

Безотрадные времена, вероятно, настали для Роснано. Как в своё время, ещё под управлением Анатолия Чубайса, там зажигали прожекты! И средств было «много, чрезвычайно много».

Сейчас же управляющая компания разламывает голову над тем, чтоб долги госкорпорации реструктурировать и не уронить при всем этом цены ценных бумаг компаний с участием госкапитала, таковых, как «Газпром», ВЭБ, ГТЛК, «Аэрофлот», так как если Роснано разорится, то доверие к другим окологосударственным компаниям упадёт, рынок ценных бумаг пошатнётся. Другими словами выручать нужно Роснано так, чтоб не допустить краха. Дефолт в принципе родовая травма Чубайса и Ко, стоило ли ждать, что с созданием Роснано, целью которого было распространение нововведений, получится как-то по другому?

19 ноября в Роснано встретились с займодателями и большими держателями собственных облигаций, после этого Мосбиржа по предписанию ЦБ остановила торги всеми выпусками бондов российской госкорпорации. 22 ноября торги на площадке вновь были возобновлены — c обвалом. В собственном сообщении о встрече с займодателями и большими обладателями облигаций Роснано отметило, что на повестке было обсуждение денежных итогов её работы и вероятные сценарии реструктуризации долгов. Источник Форбс, знакомый с организацией переговоров, сообщил, что на встречу позвали кредиторов с общим размером обязанностей выше семидесяти процентов от общего долга, в их числе — Совкомбанк, банк «Санкт-Петербург», Промсвязьбанк и иные.

Согласно мнению источника агентства, размер исторически скопленных обязанностей Роснано составляет около 148 миллиардов руб. За период с 2013 по 2021 годы компания выплатила кредиторам больше 120 миллиардов руб. в виде процентов, добавил источник, знакомый с организацией переговоров Роснано. «С учетом диспропорционального долга и завышенных процентных ставок, начало открытого общения с займодателями — закономерный и закономерный процесс», — произнес источник.

При этом, финансист, который был заместитель министра денег и заместитель председателя Центробанка при Ельцине Сергей Алексашенко произвел расчеты, что в 2007-2011 годах правительство отдало Чубайсу в управление 105 миллиардов руб. ($4 миллиардов по курсу тех пор), а на середину 2021 капитал Роснано составил $353 млн, и лишь поэтому, что МСФО разрешает засчитывать часть займов в капитал. Данный так именуемый «дополнительный капитал» составляет $813 млн, другими словами, как считают Алексашенко, от фактически муниципальных средств у Роснано ничего не осталась — «дырка от бублика», а точнее — минус $460 млн.

Любопытно, что в 2020 году Анатолий Чубайс ушел с поста управляющего Роснано на пост спецпредставителя президента по связям с межгосударственными организациями для заслуги задач устойчивого развития. Увольнение «непотопляемого» управляющего госкорпорации проходила под соусом проведения преобразования институтов развития и увеличения их продуктивности. А по факту, как подразумевает Сергей Алексашенко, к тому времени из Роснано «вынесли всё либо практически всё», а Чубайса просто вывели из-под удара? Повторимся, это гласит один из финансистов либерального же крыла. Финансист Сергей Глазьев отмечает, что хоть они и расползаются во взорах с Алексашенко, но «считать он умеет и в воровстве не увиден, человек принципный».

"У нас чрезвычайно много средств", либо Как Роснано оставило государству "дырку от бублика"

При всем этом нет никакой убежденности, что на Роснано все завершится. Есть ещё Сколково и иные такие проекты. Для чего государству подобные компании — чтоб, как принято выражаться, «освоить» научно-технический прогресс? Роснано, на самом деле, было попыткой другой организации науки в Российской Федерации, так считает исследователь финансовой политики, член генерального совета «Партии Дела» Андрей Паршев.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Члены рязанского отделения ЛДПР уходят из партии, узнав о «продаже» Александром Шериным мандата за 50 миллионов рублей

«Мы говорили об этом тогда, когда это начиналось — и Сколково, и Роснано. Есть понятие стартап, и никто не гарантирует, что стартап будет удачным. Ну, так и вышло, что он оказался неуспешным, средства в него вложены, не дали отдачи и, вероятнее всего, не будут возвращены. И ведь никто даже не обусловил, что же это все-таки за нанотехнологии, что было в виду», — гласит он.

Однако еще важнее, как он сообщает, что никто в мире в действительности не зарабатывает на разработке и продаже технологий. Весь доход идёт на продукции, которая произведена по ним. Кроме того, во всех странах технологии не то, что не продаются, они строжайше охраняются, и много людей посиживают в местах заключения за попытки их хищения.

И, в конце концов, основное: в государстве, которая не является производящей, не держит под контролем и не содействует развитию производства, не быть может каких-либо островков больших технологий, которые неясно где и кем будут применяться для извлечения дохода. Навряд ли кто-то знает про то, для каких последних больших проектов оказались полезны разработки «роснаноподобных» компаний.

«Если мы возьмём подобные важные проекты, как стройку моста в Республику Крым, то там наши проектировщики работали, слава богу, у нас есть отличные проектировщики, но почти все главные технологические моменты были зарубежные», — резюмирует Андрей Паршев.

"У нас чрезвычайно много средств", либо Как Роснано оставило государству "дырку от бублика"

К примеру, зарубежными были домкраты, поднимавш?? огромные арки мостов. Подводный кабель, обеспечивш?? энергетический мост, поставили китайцы, так как остальные производители испугались запретных ограничений Соединенных Штатов и не сделали этого. Либо взять завод по сжижению газа на севере, он фактически всецело разработан иноземцами, в том числе, это были американские, германские, китайские создатели.

«В русское время наши учёные заслужили высокое доверие и у населения, и у управления государства, когда была решена ядерная трудность, ракетная трудность, были учёные Ландау, Лифшиц, Курчатов и т.д., перечислять можно много. Позже, после распада Советского Союза, у нас появилась комбинированная трудность, научно-производственная, когда никак наука в создание не идёт, никак не выходит сверхтехнологичная продукция. И потому появилась вот такая мысль у наших «действенных менеджеров» — сделать параллельную научную систему, которая обязана на остальных принципах работать, но, к несчастью, трудность внедрения не решена — мы чего-то делаем, а выходит всё какое-то ублажение любопытства», — считает Андрей Паршев.

Как он сообщил, вся эта положение с Роснано сообщает про то, что у нас не вышло вписаться в научно-технический прогресс, в альтернативную компанию науки. Горьковатая правда заключается в том, что всё новое — это отлично забытое старенькое. И история сегодняшней Российской Федерации обосновывает только то, что у нас непринципиально выходит всё новое, если оно не коренится в разработках ещё советского периода.

Похожие статьи

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»