Warning: session_start(): open(/home/users/2/2bgroup-org/tmp/sess_69d004e5c689295903210a7d22102495, O_RDWR) failed: Превышена дисковая квота (122) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11

Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /home/users/2/2bgroup-org/tmp) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11
Украина — от Майдана до Оруэлла
Аналитика

Украина — от Майдана до Оруэлла

Роман-антиутопия «1984» был написан Джорджем Оруэллом в 1948 году, издан годом спустя. Всемирно-историческое значение романа заключается в том, что в нём автор показал как работают авторитарные режимы, как авторитарное правительство свирепо уничтожает живого человека, его права, его свободу, его личность.

При помощи художественных образов Оруэлл не лишь обрисовал страхи тоталитаризма, да и обозначил общие признаки, по которым можно это политическое устройство найти. В романе изображена авторитарная системакоторая пришла на замену капитализму, показано новое общество, которое всецело опровергает свободу личности. Для него свойственны: сосредоточение власти в руках одной партии, под руководством вождём; безраздельная монополия на средства массовой информации; одна, единственно верная идеология; ожесточенное насилие в отношении всех инакомыслящих и несогласных; неизменные розыск противников, с которыми ведётся непримиримая война; вещественная бедность и всеобщий ужас; мобилизация всех сил в целях выполнения глобальной цели, очень смутно обозначенной.

Вышеприведённые свойства антиутопической Океании чрезвычайно напоминают одну настоящую государство. Однако об этом ниже. А пока стоит увидеть, что выдуманные Оруэллом маркеры не утратили собственной актуальности и в наше время. Кроме того, слова и мысли, которые используются в романе, стали частью современной политики, ещё больше выраженными, чем их обрисовал автор. Подобные слова и выражения, как «новояз», «Большой Брат», «милиция мыслей», «комната 101», «двухминутка враждебности», «двоемыслие», «дыра памяти», «нелица», «2 + 2 = 5» и «министерство правды» — как и раньше повергают в шок. И 1-ое, что принуждает схватится за голову, — это известность того, что 70 годов назад обрисовал Оруэлл.

Двойные эталоны, новые языковые штампы, структуры, следящие за идеями людей, ведомства, которые выполняют задания, обратные их заглавиям, которые штампуют агитационную продукцию продажные писатели и репортеры, веб-боты, которые засоряют ложью эфир, которые работают на отвлечение и развращение масс, — всё это с опаской мы смотрим сейчас, пробуя осознать, как далековато наши страны и мир в общем продвинулись по пути в кошмарную антиутопию, описанную Джорджем Оруэллом.

Дальше всех, по моему мнению, продвинулась Украина. Чтобы не быть беспочвенным, проведу несколько параллелей от Оруэлла к современной Украине.

Основной герой романа Уинстон Смит трудится в Министерстве правды (на новоязе — Миниправ), занимающееся неизменным обновлением истории, подгоняя её под передовые обстоятельства и изменения на политической арене. Говоря прямо, занимается непрерывной подделкой истории (сведений статистики, исторических фактов) на каждом из уровней осведомления жителей: средства массовой информации, книжках, образовании, искусстве.

Не этим ли самым занимается на Украине «Институт государственной памяти»?

«…Дело не лишь в том, что кого-либо уничтожили. Ты понимаешь, что прошедшее, начиная со прошлого дня, практически отменено. Если оно где и уцелело, то лишь в вещественных предметах, никак непривязанных к словам… Ведь мы практически ничего уже не знаем о революции и дореволюционной жизни. Документы все до 1-го ликвидированы либо подделаны, все книжки исправлены, картины переписаны, скульптуры, улицы и строения переименованы, все даты изменены. И данный процесс не прерывается ни на один день, ни на минутку. История тормознула. Нет ничего, не считая бесконечного реального, где партия постоянно права. Я знаю, естественно, что прошедшее подделывают, но ничем не сумел бы это обосновать — даже когда сам сделал подделку. Как она предпринята, свидетельства исчезают».(С)

Описанное в цитате — один к одному работа «Института государственной памяти», который возглавляется поначалу Владимиром Вятровичем, позже Антоном Дробовичем. Для сто процентов-й идентичности — слово «партия» необходимо поменять на «майдан», больше ничего поменять не надо. Оруэлловский «Миниправ» занимался не лишь переписыванием и трактовкой настоящих событий, да и придумывал всецело измышленные действия и людей. Так Уинстон Смит выдумал биографию товарища Огилви — примерного гражданина, который отдал жизнь за дело Партии.

Аналогичное делал Вятрович, придумывая подвиги Бандеры и Шухевича, фальсифицируя исторические факты. С его легкой руки пошли обращения про то, что СССР захватил ФРГ и Украину (заметьте, не часть Польши с украинским жителями, а Украину), что Освенцим освободили граждане Украины. Отлично хоть не УПА (террористическая группировка, нелегальная в Российской Федерации. — Ред.)! Вообщем, и подобное могло расслабленно прокатить. Пропаганде плевать на исторические факты, у нее остальные задачи. На канале УТ-1 один украинский «историк» убеждал, что молодогвардейцы в Краснодоне были «оуновцами». В общем, традиционная «дыра в памяти», которая была описана Оруэллом. В особенности демонстративен пример, когда член ОУН абверовский офицер Роман Шухевич, «политрук Нахтигаля», а позднее «шуцман», — вдруг перевоплотился в генерала повстанческой армии Тараса Чупринку. У Вятровича в аббревиатуре ОУН-УПА (радикальные организации, нелегальные в Российской Федерации. — Ред.) концы с концами не сходятся даже по датам. «Можно ли меж этими организациями ставить тире?» — тема для специального анализа, очень нежданного заключения и написания некоторой статьи.

Не считая подделки истории и сочинения примитивной литературы для «пролов», оруэлловское Министерство правды производило контроль за средства массовой информации, занималось агитацией и ответной пропагандой. Его аналог на Украине под заглавием Министерство по делам информационной политики был организован в конце 2014 года. Его задачка — защита медиапространства Украины от российской агитации и остальных неприятельских волн. Власть переживала, что совсем не все на Украине оценили величие Майдана, не поняли его прогрессивную суть. Не все также признали и европейские ценности — в том смысле, что они и осветят, и обогреют, и накормят (за 53 доллара за месяц) хоть какого настоящего демократа, каковыми должны стать все жители Украины. С той целью, чтоб народ не впал в ступор, столкнувшись с решительным внедрением этих ценностей на практике, и было организовано оное министерство. По сравлению с «1984» политологи и репортеры сразу назвали его «Министерством правды». На самом деле, это было «Министерство агитации», так как работало по законам агитации, которая не признает такую категорию, как «факт».

Факты — категория нейтральная, информационная, которая дает еду для колебаний и раздумий. Пропаганде это не надо. Её цель не доставка правды, а поставка и распространение той либо другой идеологии в массы, привлечение на свою сторону как можно большего количества людей. При всем этом правительство (читай: руководящая власть) прекращает осведомление жителей и перебегает к проповеди, к навязыванию определенных идейных установок и клише. Так власть получает возможность манипулировать масштабным сознанием, направлять его в необходимое русло.

Ещё в 2014 году Минпропаганды Украины выдумало ряд майданных мифологем, таковых как «криминальный режим Януковича», «зверское избиение учащихся», «революция гидности», «расстрел „Беркутом“ восставшего народа», «небесная сотка» и другое. Искусственность схожих легенд отлично видна на примере «небесной сотни», когда в перечне можно найти лиц:

— жертв вне Майдана, также от заболевания и покончивших жизнь суицидом;

— жертв на Майдане в связи с причинами, который не связан с протестами и действиями сотрудников правоохранительных органов: от заболевания, неожиданного стечения обстоятельств либо в итоге опьяненной драки;

— жертв от рук майдановцев, случаем либо с умыслом;

— жертв ещё до начала Майдана.

Фамилии этих людей, свидетельства о погибели, подтверждённые официальными документами, можно найти в Вебе, их разгласила Елена Лукаш. (Справка: пост от 27 ноября 2019 года на интернет-ресурсе СМИ заблокирован на Украине.) Как эти люди могли попасть в перечень «небесной сотни»? Вероятнее всего, по ошибке. Майданными любителями пропаганды была выдумана прекрасная аббревиатура, в неё нужно было набрать сотку людей. В спешке записали кого попало, не удосужившись провести проверку.

По мере пожара конфликтной ситуации на востоке государства пропаганда приобретала очевидно выраженный военный характер. Пошли рассказы шефа СБУ Валентина Наливайченко о «танкистах-садистах», которые в перерывах меж боями пытали украинских патриотов, о «передвижных крематориях», где массивно сжигали жертв. Были «ядерные боеголовки» главу Минобороны Валерия Гелетея, стрельба «сепаратистов» по своим же окнам в Луганске — «ручной ракетой», снятой с СУ-21, и т. п. Публичное сознание мобилизовалось на войну. В ряд девизов оруэлловского Миниправа, таковых как «Неведение — сила», «Война — это мир», отлично вписался старый гелетеевский перл: «Свита — это не проигрыш». Сюда же можно отнести свежайшую версию разгрома вооруженных сил Украины под Дебальцево, на днях прозвучавшую из уст Виктора Муженко, которая коротко звучит так: «Проигрыш — это фуррор».

Важной функцией украинского «Ведомства правды» стала цензура. С этого момента лишь правительство стало определять, какую данные считать верной, а какую лживой и следовательно одну данные продвигать, другую — всевозможными способами перекрыть. В государстве победившего государственного переворота на Украине никто не смеет ставить палки в колеса на пути в Евросоюзе, мешать утрамбовке свободы слова и насаждению демократии. «Мерзавцам», которые распространяют антимайданную данные, которые критикуют политику партии и кабинета министров, необходимо уверенно закрыть рот. Действительность — основной неприятель Майдана. И средства майданной агитации всеми силами пробуют подорвать базы осознания действительности, заменяя их фантомами и ложью.

Перекрыв вещание российских каналов, майданная власть получила монополию на «правду» — хороший инструмент для борьбы и инакомыслием, когда хоть какой, который думает по другому, быть может объявлен муниципальным правонарушителем. Поглядите, что случается на Украине со свободой слова. Её больше у одних и меньше у остальных. Часть общества, не принявшая Майдан, в принципе лишена права голосовать и пребывает в состоянии общественного аутизма. Выразить свое мнение просто негде. Оппозиционные телевизионные каналы закрыты. Другие — глубоко «отмайданены» и превращены в оруэлловские «телекраны»  — устройство, которое совмещает внутри себя телек с единственным каналом и камеру, которую нельзя выключить. Если кто-то время от времени прорывается на какое-то Телешоу и пробует подать слабенький глас, его доводы даже не выслушиваются до конца. И он, который перебивается Савиком Шустером либо ему схожими, который осыпается оскорбительными высказываниями и проклятьями «патриотов», замолкает.

Давление на средства массовой информации, противостояние журналистской работе, травля независимых медиа, внесудебные экзекуции с представителями оппозиции — это то, к чему пришла Украина в 2021 году. На очереди — принятие закона о коллаборантах. Проект закона, кроме остального майданного абсурда, подразумевает уголовное преследование тех, кто опровергает российскую злость. 10 лет предлагается давать за это ужасное преступление! Лично я дополнил бы проект закона последующим образом: за отрицание величия Майдана — восемь лет, за проявление пацифизма в любом виде — 5, а если кто назовет Зеленского и его правительство «причастными к коррупции остолопами» — тому один год. Условно… По другому придется высадить всю государство.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Дерек из Соединенных Штатов Америки, прививки из Российской Федерации: о перекрестной дипломатии Молдавской Республики

«Министерство любви» (на новоязе — Минилюб) в романе «1984» занимается: охраной правового порядка и преследованием мыслепреступников — как реальных, так и возможных, — их определением, перевоспитанием и ликвидированием («распылением»). Мыслепреступников разламывают на физическом уровне и нравственно, задействуя издевательства и психологическое давление, а потом, когда те находятся на грани полной интеллектуальной и духовной капитуляции, посылают в «комнату 101» испытать «то, что ужаснее всего в мире» — пока любовь к Старшему Брату не выпихнет из головы самостоятельность мышления и людские чувства совсем.

Мыслепреступлéние  — самое тяжкое из вероятных преступлений в Океании, каралось гибелью. Под это понятие попадает неважно какая неосмотрительная идея члена ангсоца, хоть какой неосмотрительный жест либо слово. Неверное исходя из убеждений идеологии руководящей партии выражение лица также является видом мыслепреступления — лицепреступлением. Борьбой с мыслепреступниками в Океании занималась милиция мыслей, допросы обвиняемых проходили в Министерстве любви. Для нахождения подозреваемых использовалась слежка, которую вели за гражданами агенты милиции мыслей и добровольцы (также наиблежайшие родные мыслепреступников), также телекраны. На Украине также есть добровольцы, готовые пожертвовать собой для ликвидации «мыслепреступлений». К примеру, некоторый Аркадий Бабченко, который реально лежал в собственной крови, хоть и утверждалось, что она была свиная…

На Украине функции Минилюба делают МВД, СБУ, Министерство юстиции, а так же длиннющий ряд антикоррупционных органов и органов, количество которых точно подсчитать не представляется вероятным. Сюда же можно отнести Министерство образования и Министерство культуры, применяющ?? мягенькие формы действия на людей. Министерство образования, по сравлению с Океанией, вводит «Новояз» — необыкновенную форму языка и словарного припаса, распространяем?? в государстве. Новый язык формируется по принципу «нереально сделать (и даже подумать) то, что нельзя выразить словами». Потому с каждым новым изданием словаря новояза из него выбрасывают слова и понятия, чуждые майданной идеологии.

Заместо них в украинском бытовом языке возникают «новоделы», подобные как «вата», «колорады», «сепары», «домбаки», а в литературном — слова, больше похожие на архаизмы, диалектизмы и неологизмы, но которые, как считают «патриотов-языковедов», содействуют формированию правильной государственной идентичности людей. К примеру, фраза «патриотично спрямований українець» значит похвалу человеку, который гласит идеологически выверенно, «без участия высших нервных центров». Смысл необычной фразы «российско-террористические силы», тиражируем?? на украинских телевизионных каналах, тяжело уловим для адекватного мозга. Однако людям с нарушением работе этих самых нервных центров он полностью понятен. В узеньких кругах национал-языковедов обширно витает мысль перехода на латиницу. Там же популяризируется так именуемый евро-украинский язык, который был создан некоторым Максимом Лагодой.

Украинский вариант Минилюба под контролем «Ведомства правды» интенсивно занимается неувязкой «двоемыслия». Интерпретация этого понятия фактически не различается от интерпретации ведомства, на фронтоне строения которого висели лозунги «Война — это мир!», «Свобода — это рабство!», Неведение — сила!».

Двоемыслие — это способность откровенно веровать в две взаимоисключающие вещи или поменять своё мнение на обратное при идейной необходимости. Главным словом новояза было «белочёрный», которое содержало два взаимоисключающих понятия. Оно «означало привычку нахально, наперекор фактам, настаивать на том, что чёрное — бело». Более страшная черта мира Оруэлла — методичное искажение языка и лишение его смысла. Авторитарный режим стремится искоренить слова, также мысли и чувства, которые они воплощают.

«В произведении Оруэлла нет ни грамма релятивизма — он отлично знает, как трудно поправить сложившееся положение. Его книжка с кровожадной детальностью указывает весь кошмар мира, в каком у населения меньше и меньше слов и их мышление искалечено, искривлено идеологией». (С)

Точно так же сознание граждан Украины искривлено майданной идеологией. В согласовании с понятием «двоемыслие» украинский закон, где прописан запрет на агитацию фашизма, нацизма и коммунизма, следует интерпретировать только как запрет на советскую символику. Георгиевскую ленточку ветерану ВОВ носить нельзя, а свастику юному остолопу — сколько угодно. Со ссылкой на это понятие, преподавателям можно говорить детям, что Шухевич — глава «Нахтигаля», а позже каратель 201-го шуцманшафтбатальона — антифашист и герой Украины. А вояк из дивизии СС «Галичина» записывать в бойцы с нацизмом. Не удивлюсь, если в ближайшее время ОУН объявят НКО по защите прав человека, боровшейся «за выполнение гражданских прав». В парадигме «двоемыслия» располагается и известное украинское «а нас за шо?!». Тут же — «нелица», которые, говоря об экономике государства, обосновывают, что 2 + 2 = 5, что свобода — это зависимость от Соединенных Штатов, а мир — это война в Донецке.

На Украине преследованием мыслепреступников, их определением, перевоспитанием и «распылением» занимается СБУ и её передовой отряд — радикальные националисты. В собственной образовательной и предупредительной работе нацики обширно используют подобные атрибуты, как бита, арматура, цепь, кастет и иные «демократические» средства просвещения, перевоспитания и наказания масс.

Герой романа «1984» Уинстон Смит, говоря о воспитании враждебностью, подчеркивает, что основным объектом «двухминутки враждебности» постоянно был Эммануэль Голдстейн — изменщик, основной осквернитель партийной чистоты, неприятель народа, контрреволюционер, виновник всех бед в стране. На него направлялся всеобщий народный гнев. Дальше Смит гласит:

«Самое ужасное в двухминутках враждебности заключалось в том, что, принимая участие, нереально было оставаться равнодушным… Мерзкий экстаз ужаса и мести, желание убивать, истязать, сокрушать кузнечным молотом чьи-то черепа, подобно электрическому току, неслись по всему залу, превращая людей против их желания в визжащих и гримасничающих помешанных».

Не этих ли озверевших особей мы видели 2 мая 2014 года в Одессе около Дома профкомов? Не они ли сейчас, наплевав на Закон и Право, бесчинствуют на улицах украинских городов? Для них «двухминутка враждебности» растянулась на всю их бесполезную жизнь. Не Виктора Медведчука ли сегодняшняя украинская власть подсовывает нищим гражданам в качестве головного Голдстейна? Похоже, что так и есть.

Министерство мира (на новоязе — Минимир) в романе отвечает за проведение боевых столкновений и рассказывает о ситуации неперестающей войны меж Океанией и иными глобальными державами. В антиутопии Оруэлла «экономика существует лишь при помощи войны и для войны». Главная мысль — без военных действий, благодаря техническому развитию, наступает перепроизводство продуктов, идейное расшатывание, возмущение и в конечном итоге революция и смена элит. Потому с целью сохранения личной власти правители вели нескончаемую войну, главной задачей которой были дерибан ресурсов и направление мысли жителей полностью на выживание. Конечно же, победы в этот войне быть не могло, маленькие достижения (представляемые, очевидно, как главные победы) сменялись маленькими поражениями, и так до бесконечности.

Не вижу, чем украинское Министерство обороны принципно различается от оруэлловского Минимира. Этот же кровавый бизнес, этот же дерибан финансовых средств казны, которые выделяются военному ведомству. Данная же ересь о победах и проигрышах. Подобное же нежелание окончить нескончаемую войну.

Оруэлловское Министерство обилия (на новоязе — Минизо) нормирует и держит под контролем поставки пищи, продуктов и предметов быта. Каждый квартал Минизо размещает неверные обращения об улучшении уровня жизни, тогда как в реальности оно, обычно, уменьшает и уменьшает наименования, доступность и число продуктов народного употребления. Министерство правды подкрепляет обращения Ведомства обилия путём исправления финансовой инфы для доказательства текущего, «усовершенствованного» уровня жизни.

Ответьте мне правдиво, господа граждане Украины, разве вышеперечисленное — не о работе бессчетных, некрасиво работающих украинских ведомств, которые отвечают за экономику, деньги, энергетику, инфраструктуру, интеграцию в Евросоюз, охрану здоровья населения и остальные направления, которые ведут государство в никуда?

Украинский Небольшой Брат поражает абсурдностью собственных действий и сразу ужасает ещё выше, чем оруэлловский Большой Брат. Разогнав Конституционный суд, свежеиспеченный теран гласит: «Конституция — это я! Закон — это мои распоряжения! Родина для населения — это мой кабинет! Все, кто его не любит, изменщики!» Каково?! Этого диктаторства даже Оруэлл не мог представить в своём романе. Здесь быстрее подошла бы параллель к иному произведению — пьесе-сказке Евгения Шварца «Уничтожить дракона». В ней герой, который поддерживается большинством народа, убивает Дракона, чтоб спустя время стать ещё самым плохим Драконом. Бог мой! Меня только-только прорубило… Наш-то герой дракона не убил! Так образовалось ДВА Дракона. И непонятно, какой страшнее! Мораль сей басни такая: «Не ходи на майданы лупить дракона, а то получишь 2-ух драконов и непонятную государство, в какой нет ни Права, ни Закона».

Роман Оруэлла «1984» умопомрачительно современен. Противостояние идейных «измов», которые залили кровью ХХ век, осталось в прошедшем. Сейчас пришло время остальных «измов». Но национализм и популизм как и раньше главенствуют в политических играх, так как затрагивают более небезопасные чувства — государственной гордости, социальной обиды и праведного недовольства против несправедливости. Это понизу. Вверху, куда ни посмотри, всюду у власти «огромные люди». Их объединяют необходимость заткнуть рот оппозиции, фанатичное преследование инакомыслия и бесстыжее прославление себя. Огромные Братья — это не выдумка писателя, не действительность, которая осталась в ХХ веке, это один из основных конструктов современного мира.

Джордж Оруэлл сделал огромное дело — показал людям, как появляется деспотия. Роман «1984» стал собственного рода справочником для живущих в мутные времена, в сложных государствах, таковых как Украина. У людей есть маркеры, по которым можно найти, куда их ведут. Могло показаться, они уже никогда не должны веровать следующему министерству правды, который провозглашает, что «неведение — сила», а «война — это мир». И все же люди каждый раз повторяют одни и те же ошибки. «А мы всё ставим коварный ответ. И не находим подходящего вопроса…»

Украина — от Майдана до Оруэлла

Иллюстрация Алана Хармона (Alan Harmon)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»