Вторник, 7 февраля, 2023
More
    ДомойАналитикаУроки прошедшего для ядерного реального: от Карибского кризиса до Украины

    Уроки прошедшего для ядерного реального: от Карибского кризиса до Украины

    Опубликовано

    Руководитель СВР Сергей Нарышкин сообщил, что сегодняшнему поколению политических лидеров очень принципиально держать в голове уроки Карибского кризиса в свете положении дел на Украине. Как считают Нарышкина, данные уроки состоит в том, что лидеры «должны отыскивать внутри себя силы с тем, чтоб в решении глобальных вопросов найти взаимовыгодное решение», который «необходим и сейчас».

    Экстренный и полномочный посол Российской Федерации в США Анатолий Антонов в публикации также показывает на значимость больше внимательного исследования «внешнеполитических уроков, извлеченных 2-мя величавыми державами из того драматического периода». Разумеется, что в сегодняшних критериях усиления «ядерной» риторики в кругах властных кругов снова возник запрос на исследование Карибского кризиса, представивш?? модель удачного кризис-руководства либо инструмента для «хеджирования рисков» в рамках коренных разногласий меж величавыми ядерными державами.

    Как подчеркивала Индира Ганди, «история — наилучший преподаватель, у которого самые нехорошие учащиеся». В этом контексте Карибский кризис 1962 года стал одним из поворотных моментов, собственного рода точкой бифуркации в изменении логики прохладной войны и политической культуры 2-ух влиятельных стран — Советский Союз и США, восприятия лидерами и элитами 2-ух государств возможности ядерного апокалипсиса и необходимости отхода от господствовавшей до 1962 года традиционной «игры с нулевой суммой». Конкретно Карибский кризис стал определяющим событием ядерного века и более небезопасным моментом современной мировой истории.

    Как подчеркивал американский историк Артур Шлессинджер, глава Соединенных Штатов Америки Джон Кеннеди после Карибского кризиса перетерпел внутренние изменения: «мир, в каком страны грозят друг дружке ядерным вооружением, сейчас казался ему не попросту иррациональным, да и нетерпимым, и неосуществимым». Феноминально, но дипломатическое урегулирование кризиса 1962 года обосновало, что традиционный баланс сил является, с одной стороны, главным фактором нормализации в интернациональной системе, а с иной — источником напряженности в мировой общественности.

    Почти во всем конкретно политическое искусство управления в Вашингтоне и Москве дало возможность спасти мир от термоядерной войны. В октябре 1962 года дипломатия во всей собственной красоте обосновала свою значимость для судеб всего населения земли: военно-силовое решение из сложившегося тупика означало бы прямое столкновение меж 2-мя ядерными влиятельными странами, что автоматом стало бы трагедией. Прозорливость, решительность и упругость дипломатов тех пор только удостоверили надобность поиска настоящих взаимовыгодных решений и их безальтернативность.

    Открытый диалог и посланиями меж русским лидером Никитой Хрущевым и Кеннеди и переговоры меж главой посольства Советский Союз в США Анатолием Добрыниным и генеральным прокурором США Робертом Кеннеди во время с 23 по 28 октября 1962 года дали возможность выработать условия этого самого обоюдного решения и перевести отношения в состояние «конфронтационной стабильности». Торжество разумности стало предтечей решения о вывозе СССР ядерных ракет с Кубы в обмен на обещания представителей Соединенных Штатов не вторгаться на Полуостров свободы для отстранения режима Фиделя Кастро. Как справедливо отмечает российский историк Андрей Сахаров, «самый острый кризис прохладной войны», которым, безусловно, является Карибский кризис, показал Москве и Вашингтону «опасность балансирования „на грани войны“ и принудил… пойти на разговор».

    Генезис Карибского кризиса почти во всем дозволяет найти ответы на вопросы об результатах его дипломатического разрешения. После расположения американских ракет в Турции, которая являлась с 1952 года членом Североатлантический Альянс и южным бастионом альянса против города Москва, СССР было актуально нужно найти собственного рода противовес схожему изменению баланса сил в регионе, в индивидуальности ввиду угрозы его уязвимому южному подбрюшью. Логика симметричности и «игры с нулевой суммой» подтолкнула Москву на решительные деяния в рамках операции «Анадырь» по переброске ракет на Кубу, которая после революции под руководством Кастро стала ценным «международным призом» в вотчине США — Латинской Америке.

    Москва желала сделать для Вашингтона угрозу в конкретной близости от американских границ: только в таковых критериях, как считают английского историка Питера Кальвокоресси, Хрущев мог добиваться «quid pro quo (лат. — „нечто за нечто“) в виде вывода американских ракет из Турции». В мемуарах самого Хрущева имеется выражение «равновесие ужаса»: как он сообщил, Москва желала, чтоб «Америка встряхнулась и её управление ощутило, что подобное война, что она стоит у их порога». В итоге, Карибский кризис по собственной сути стал закономерным результатом необмысленных действий как советского, так и американского управления, также итогом и апогеем сложных международных действий в организме биполярного мирового уклада 1950-х годов.

    В особенности умеют большое значение дипломатические способы, которые использовались Москвой и Вашингтоном для разрешения кризиса. Русское правительство употребляло как минимум три независимых между собой канала — по полосы Министерство иностранных дел, наружной разведки КГБ (Первого головного управления — ПГУ), также армейской разведки Головного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба. В процессе всех дней кризиса поддерживались и неформальные знакомства, в рамках которых обе стороны изучали разные предложения в целях отступить от очень небезопасной черты.

    Более необходимыми стали усилия ООН: генсек У Тан сыграл очень стабилизирующую и прагматичную роль в рамках поиска баланса меж США и Советский Союз, также Кубы. Дипломатическое проворство и талант Анастаса Микояна также показали искусство дипломатии во всей собственной красоте: благодаря Анастасу Ивановичу Москве получилось очень безболезненно уведомить Кастро о принятом решении.

    Главные уроки Карибского кризиса 1962 года сводятся к признанию незащищенности планетки, незащищенности её обителей перед лицом ядерного апокалипсиса, неизбежности разглашения закрытых дипломатических загадок, неизбежности наказания, безальтернативности поиска мирного разрешения более острых конфронтаций, готовности даже частично пожертвовать своей репутацией во имя всего мира. При этом, экстренный и полномочный посол Александр Крамаренко выделил доп уроки для дипломатии города Москва, которые были вынесены из кризиса 1962 года:

    «никакой скрытой дипломатии, все карты на стол и общественное обозрение, плюс дипломатия, которая была подкреплена силой».

    Почти во всем конкретно неимоверный стресс, который пережили политические элиты США и Советский Союз, принудил их серьезно подумать над осмыслением новых реалий ракетно-ядерного века, что в существенной мере стало предпосылкой для зарождения так называемой малой разрядки. Кризис 1962 года обосновал, что резкие, однобокие и авантюристские шаги на интернациональной арене, также продолжение интенсивной гонки вооружений между Россией и Соединенными Штатами могут поставить весь мир и все население земли перед угрозой полной, всеуничтожающей и глобальной войны с применением ядерного оружия.

    ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:
    В Российской Федерации идет свадебный бум, но почаще разводятся. Почему?

    Осмысление схожих реалий дало возможность политическим элитам в СССР и США больше хорошо обдумывать пределы приемлимого и неопасного противоборства и конкурентной борьбы в прохладной войне, также надобность поиска обоюдного решения по всему диапазону двухсторонних отношений либо же большинству из них.

    Одним из главных уроков также стала надобность выдержки в числе властных кругов. Например, в процессе первого совещания исполнительного комитета в Администрации 16 октября агрессивный тон почти во всем задавали «ястребы» — представители ЦРУ и военные, призывавш?? бомбить Кубу и провести военную операцию по отстранению режима Кастро. Кроме того, такого представления придерживались и бывший государственный секретарь Дин Ачесон, ассистент Кеннеди по государственной безопасности Макджордж Банди и руководитель Министерства финансов Кларенс Дуглас Диллон. Но глава министерства обороны Роберт Макнамара справедливо подчеркнул, что атака с воздуха Кубы приведет к смерти русских профессионалов, а это, со своей стороны, приведет к неизбежному наказанию со стороны города Москва. Позицию Макнамары поддержал и Роберт Кеннеди, который напомнил о ситуации Перл-Харбора.

    Возникло понимание того, что лидеры влиятельных стран в процессе такого ухудшения взаимоотношений должны поддерживать постоянную и размеренную связь вместе. Практическим выражением этого урока стало создание прямой горячей полосы меж Кремлем и Белым домом. Одновременно элиты поняли недопустимость того, чтоб одна сторона загоняла другую в угол либо в тупик, в связи с тем, что постоянно должно оставаться место для маневра, общения и обоюдного решения.

    При всем этом уровень принятия решений в схожих стрессовых ситуациях должен неизбежно находиться на самом высоком уровне, другими словами не ниже первых лиц страны. Например, правом внедрения тактического ядерного вооружения (ТЯО) на Кубе против представителей Соединенных Штатов владели не главы самой операции «Анадырь» маршалы Иван Баграмян и Иван Конев, а глава группировкой русских войск генерал армии Исса Плиев. Невзирая на все награды и плюсы Плиева, схожая преимущественное право при принятии настолько драматических решений обязана принадлежать только высокому политическому управлению государства.

    Как считают российского американиста Владимира Печатнова, ярким проявлением осознания уроков Карибского кризиса с представителей Соединенных Штатов стала известная речь Джона Кеннеди в Американском институте в Вашингтоне 10 июня 1963 года. Вот тогда Кеннеди практически выдвинул основополагающие тезисы, которые стали основанием «большой разрядки» 1970-х годов. Лидер Соединённых Штатов понял, что в ракетно-ядерный век уже нет какого-нибудь смысла в полной войне, в связи с тем, что победителей в ней также не будет.

    Очень принципиальным тезисом стала идея про то, что, невзирая на наличие некоторых коренных международных и геостратегических интересов города Москва и Вашингтона, есть общечеловеческие базисные интересы, что и должно служить в роли катализатора для выработки взаимовыгодных решений. При всем этом влиятельные страны поняли, что вторжение в актуально принципиальные сферы коренных интересов друг дружку может снова поставить весь мир перед порогом ядерной трагедии.

    Сам Кеннеди понял значимость и надобность «дисциплины и самоконтроля» в рамках прохладной войны и биполярного противоборства. Осознание того, что фактор ядерного вооружения кардинальным образом изменил историю всего населения земли, делили русские и американские главы и после ракетного кризиса 1962 года. Например, Рональд Рейган, невзирая на всю антисоветскую риторику об «империи зла», говорил, что «войну с применением ядерного оружия нельзя выиграть и невообразимо даже начинать» ввиду мощного советского потенциала в ядерной сфере.

    Конкретно после Карибского кризиса создались условия для заключения Столичного соглашения 1963 года «о трёх средах»: о запрете на проведение ядерных испытаний под водой, в атмосфере и космическом пространстве. Кроме того, конкретно после драматических событий октября 1962 года случилось политико-философское переосмысление роли ядерного вооружения в межгосударственных отношениях и армейской сфере: стало естественным, что ядерное орудие явилось прежде всего орудием сдерживания.

    В итоге, сейчас уроки Карибского кризиса 1962 года снова стали животрепещущими, об этом говорят запросы властных кругов и экспертных сообществ. Очень принципиально, чтоб политические лидеры не хотели войны: как подчеркивал сам Никита Хрущев, «войны мы не желаем, вооруженный конфликт с Соединенными Штатами нам не необходим». Конкретно понимание неразрывности мира по всему миру и ответственности перед всем населением земли — вот что должно служить мотивацией и катализатором для управляющих в столице России и Вашингтоне и сейчас.

    Новое на сайте

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами ...

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь ...

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию в целях оказания поддержки в устранении...

    В Сирийской Арабской Республике обвинили мировую общественность в двойных эталонах в условиях катастрофы

    Узнаваемый сирийский бизнесмен и публичный деятель, руководитель Федерации сирийских производственных палат Фарес Шехаби обвинил мировую...

    Еще на тему

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами ...

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь ...

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию в целях оказания поддержки в устранении...