Экономика

Задачка о синице и журавле: ЦБ не поступился борьбой с инфляцией для призрака роста

Принятое под занавес года решение Центробанка РФ повысить главную ставку до 8,5 % годовых совершенно точно говорит о том, что главной текущей неувязкой экономики Российской Федерации, а заодно и политики является неперестающий рост повышения общего уровня цен. Действие на инфляцию с помощью увеличения базисной ставки — механизм, испытанный ни один раз, а вот попытка разогнать развитие экономики с помощью понижения ставки чревата неожиданными результатами. В сегодняшних условиях маленький рост при низкой повышения общего уровня цен представляется еще не самым самым плохим вариантом для экономики Российской Федерации, если изучать её не в вакууме, а в сравнении с такими государствами, как Турция, продолжающ?? пожинать горьковатые плоды денежного волюнтаризма.

«Инфляция пока держится на высочайшем уровне. Наше решение направлено на то, чтоб обеспечить её понижение к цели к окончанию последующего года», — сказала руководитель Центрального банка Россия Эльвира Набиуллина, обсуждая повышение главный ставки сходу на 100 базовых пунктов (один процент). При всем этом она объяснила, что увеличение могло быть еще больше резким: чрезвычайно твердая финансовая политика, жестко реагирующая на временные играющие на пользу повышения общего уровня цен причины, согласно мнению Эльвиры Набиуллиной, могла бы резвее возвратить инфляцию к цели четыре процента, которая была установлена ЦБ. Конкретно так регулятор действовал ровно 7 годов назад, в декабре 14 года, когда в условиях снижения стоимости нефтяных котировок началась обвальная девальвация рубля, и ставку пришлось резко увеличивать до семнадцать процентов.

На протяжении текущего года значение главный ставки подросло практически в два раза — еще в марте оно составляло четыре с половиной процента, после этого ЦБ увеличивал её 7 раз. Однако, на данный момент положение дел в экономике точно лучше, чем в конце 2014 года: нефть в протяжении большей части года стабильно держалась более $ 75 за баррель, рубль не показывал признаков резкой девальвации, а экономика восстанавливалась после прошлогоднего снижения. Потому решение ЦБ прирастить ставку до 8,5 %, хоть и направлено прежде всего на сдерживание повышения общего уровня цен, учитывает и необходимости экономики в росте. Ценой больше резкого увеличения ставки, признала Эльвира Набиуллина, стало бы резкое сокращение финансовой активности, которая после активного всплеска сначала года стала притормаживать.

По результатам года в общем темп увеличения валового внутреннего продукта, по оценке ЦБ, может составить приблизительно 4,5 %. Но после окончания восстановительного периода экономика Российской Федерации, вероятнее всего, войдет в обычную себе в прошедшем десятилетии колею низкого роста в границах два процента в год, и попробовать прирастить эту динамику благодаря низкой ставке ЦБ точно не готов. В данном смысле Центральный Банк РФ постоянно верен собственному принципу: поначалу приведение повышения общего уровня цен к цели — потом экономический рост.

Говоря про причины повышения общего уровня цен, снова ускорившейся в недавнее время, Эльвира Набиуллина в основном сделала упор на временных факторах: сдвиг сроков уборки урожая, существенный повышение цен на новогодние поездки за границу, сохраняющийся недостаток на рынке транспортных средств из-за вопросов с комплектующими и т. д. К устойчивым же факторам в пользу повышения общего уровня цен она отнесла увеличение покупательной способности, который продолжает опережать возможности расширения предложения, понадеявшись, что по неким товарам и услугам, которые очень подорожали в текущем году, в предстоящем году вероятна корректировка. В качестве более очевидного примера понижения цен после ухода ажиотажного спроса Эльвира Набиуллина привела пользующиеся популярностью в личном домостроении стройматериала — плиты ДСП и металлочерепица. Как она сообщила, после июльского пика цены на эту продукцию снизились, при этом, на двадцать процентов и четырнадцать процентов.

А также, Эльвира Набиуллина раздельно тормознула на таком важном для российской повышения общего уровня цен факторе, как ускоренный рост глобальных цен на продукты, которые Российская Федерация интенсивно поставляет — в их числе упоминались не лишь энергетические носители, да и продукты питания, к примеру, пшеница и сахар. В базисном сценарии ЦБ на последующий год подразумевается «некий разворот» ценовых тенденций — но, добавила Эльвира Набиуллина, «этого может и не произойти в той мере, в какой мы ждём».

Существенное увеличение повышения общего уровня цен вправду можно считать главной тенденцией глобальной экономической системы 2021 года. Поближе к окончанию года центральные банки продвинутых стран начали на него проявлять реакцию больше интенсивно, чем ранее, когда числилось, что повышение цен спровоцирован сбоем логистических цепочек из-за ковидных локдаунов.

Прецедентное событие случилось всего накануне итогового совещания ЦБ по главный ставке: 16 декабря решение об увеличении ставки — 1-ое с 2018 года — принял Банк Великобритании. Шаг оказался полностью символическим — с 0,1 % до 0,25 %, но данный сигнал был ожидаемым: инфляция в Англии на данный момент располагается на десятилетнем максимуме. Банк Великобритании сказал, что подстраивает политику под достижение цели по повышения общего уровня цен в два%. Цель по повышения общего уровня цен на текущий год (два процента) английский ЦБ уже заранее не выполнил: в ноябре инфляция составляла 5,1 % год к году, а её пика в шесть процентов Банк Великобритании ждет только к апрелю последующего года.

Очередной сигнал раздался от ФРС Соединенных Штатов, которая 15 декабря сообщила, что убыстрит свёртывание программы количественного смягчения — приобретения с рынка казначейских и ипотечных облигаций — вдвое, на $ 30 миллиардов каждый месяц. ФРС также пришлось признать суровое расхождение меж мотивированной и реальной инфляцией: её оценка по результатам текущего года была повышена до 5,3 %, а в общем инфляция в США в текущем году достигнула наибольших характеристик за 4 десятки лет.

Однако уже в предстоящем году американский регулятор ждет инфляцию в два,6 %, в процессе выступления руководителя Федеральной резервной службы Джерома Пауэлла сначала этой недели была представлена «дорожная карта» для серии увеличения ставок в наиблежайшие годы, начиная с 3-х шагов уже в 2022 году (на данный момент ставка ФРС располагается на наименьшем уровне 0−0,25 %). Еще не так давно Пауэлл заявлял, что рост повышения общего уровня цен был временным, который был спровоцирован узенькими местами в цепочке поставок, которые с течением времени пропадут, но подобные доводы больше не приводятся — разумеется, что дилемму уже не приходится изучать как некоторую заболевание восстановительного роста после первого приступа сильной эпидемии коронавирусной инфекции. «Мы уже не возвратимся к той же экономике, что в феврале 2020 года», — резюмировал руководитель Федеральной резервной службы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Счетная палата Рф оценила возможность топливного кризиса в Российской Федерации

В итоге, российский ЦБ действует в тренде, задаваемом ведущими центральными банками мира, которые тоже чрезвычайно встревожены разгулом повышения общего уровня цен в свои государствах, при этом Центральный Банк РФ начал цикл увеличения ставки заранее. Делать это приходилось в условиях постоянной критики приверженцев неортодоксальной финансовой политики под руководством мультимиллионером Олегом Дерипаской, который еще в июне назвал безумием увеличение ставки ЦБ на одну вторую процента, до уровня 5,5 %.

Некоторое количество дней назад Дерипаска схлестнулся с Эльвирой Эльвиры Набиуллиной лицом к лицу на форуме «Российская Федерация зовет!». «Я заверяю, что при ваших ставках никакого роста предложения не будет, в особенности если вас волнует настоящая инфляция», — сказал он, снова указав на то, что без низких ставок предоставления кредита бизнес не будет начинать новые вкладывательные проекты, которые потом обеспечат развитие экономики. В ответ Эльвира Набиуллина упомянула, что в двухтысячных годах длительные проценты по кредитным договорам существенно выше, чем на данный момент, невзирая на низкую ставку рефинансирования ЦБ, также сделала намек, что на дальнейшем совещании Центральный Банк РФ будет изучать вариант увеличения ставки еще на один процент. Данный сигнал был немедленно считан банками: некоторые из них тотчас объявили об увеличении процентов по вкладам — в критериях снижающейся ставки ЦБ в 2019−20 годах данный обычный для граждан России инструмент накопления повсевременно терял известность.

«Существует какая-то маниакальная страсть к нормализации курса рубля, и попытка биться с инфляцией за счет импорта, и почти все другое в лишнем регулировании со стороны ЦБ, который останавливает развитие экономики и развитие государства. Для бизнесменов эти деяния полностью необъяснимы», — сообщил Олег Дерипаска в собственном telegram-канале скоро после этой полемики.

При этом для осознания того, с чем, вероятнее всего, столкнется экономика Российской Федерации в процессе проведения максимально мягенькой финансовой политики, довольно обратиться к животрепещущему опыту Турции, президент которой Эрдоган, как понятно, тоже просит от центробанка собственной государства снижать базисную ставку. Результат этого давления на монетарные власти отлично известен: турецкая лира часто девальвируется, при этом уже даже не под действием макроэкономических причин, а просто от очередных «словесных интервенций» Эрдогана.

Посреди ноября турецкий ЦБ понизил свою учетную ставку с шестнадцать процентов до пятнадцать процентов — событие, казалось бы, никак не эпохальное. Но сразу после того, как Эрдоган похвалил управление регулятора за эти деяния, курс лиры «нырнул» сходу на девять процентов, обновив минимальные в истории значений — 12 пунктов за доллар. По прошествии месяца доллар стоит уже примерно 16 лир — еще одну серию девальвации подстрекнула увольнение руководителя Министерства финансов Лютфи Эльвана, который не выдержал на данном посту и года, и очередное решение турецкого ЦБ понизить ставку до четырнадцать процентов.

Параллельно падению лиры в Турции идет убыстрение повышения общего уровня цен, которая уже размеренно превосходит двадцать процентов годовых. Практически за каждым шагом ослабления государственной валюты следует переписывание цен, которое наносит удар по кошелькам людей — традиционная инфляционно-девальвационная спираль, у которой, вообщем, есть свои бесспорные выгодоприобретатели. Прежде всего это, очевидно, большие турецкие экспортеры, почти все из которых доводятся родными либо близкими знакомыми Эрдогана, но большинству обыденных турок очередные экспортные рекорды, о которых бодро доносит государственная статистика, не приносят никакого счастья — их покупательную способность просто пожирает инфляция. Спроецировать на эту картину заявление Олега Дерипаски о «маниакальной страсти» ЦБ к нормализации курса рубля не так трудно — довольно только вспомнить, что в Российской Федерации хоть какое значительное падение государственной валюты тоже тотчас тянет за собой рост повышения общего уровня цен: так было и в конце 2014 года, и весной прошедшего года, когда разгон мировой повышения общего уровня цен еще не начался.

Необходимо отметить и очередной принципиальный момент. Современная экономика основана на ожиданиях, которые формируются оптимальными допущениями тех либо других сценариев. Потому когда Эрдоган сообщает, что советуется про то, какой обязана быть базисная ставка центробанка с исламскими богословами (об этом он сказал несколько недель назад), он делает положение дел максимальной неясности, реакцией на которую оказывается усиление неразберихи в турецких денег. В данном контексте становится понятной по правде определенная зацикленность российского ЦБ на формировании устойчивых прогнозов по инфляции — это словосочетание является одним из главных в выступлениях Эльвиры Набиуллиной. Можно, к примеру, привести такую цитату из её недавней полемики с Олегом Дерипаской:

«Мы по собственному опыту знаем, что инфляцию можно понизить за два-3 года даже с чрезвычайно больших уровней. Однако с той целью, чтоб захватить доверие и чтоб прогнозы по инфляции были заякоренными, закрепились на низких уровнях, опыт остальных государств указывает, что это более десять лет, быть может, даже и больше». Этот уровень доверия, добавила Эльвира Набиуллина, есть у продвинутых стран, но Рф в положение дел иная.

Другими словами, логика действий ЦБ диктуется представлением о Российской Федерации как стране с «формирующимися рынками», и эта же логика находится в последнем решении по главный ставке. Как и до этого, сообщила Эльвира Набиуллина, главной инфляционный риск связан с тем, что возросшие прогнозы по инфляции жителей и компаний могут закрепиться навечно: если люди будут ждать того же высочайшего повышения цен и далее, сбер активность будет низкой, и в итоге возврат повышения общего уровня цен к цели займет больше времени.

Иной вопрос, что вопрос про то, когда экономика Российской Федерации в конце концов возвратится к стабильному укреплению, который подобает экономикам с «формирующимися рынками», другими словами по меньшей мере на четыре процента в год, уже фактически десятилетие висит в воздухе, и ожиданий по данному поводу меньше — как у жителей, так и у профессионалов. Однако пока эта задачка, которая, как досадно бы это не звучало, не решается лишь регулированием процентных ставок, остается журавлем в небе, предпочтение ЦБ в пользу синицы в руках в виде подконтрольной и относительно низкой повышения общего уровня цен смотрится полностью оптимальным выбором.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»