Аналитика

Зеленая энергетика и кризис «перехода»

Фоном осени 2021 года стал мировой энергетический кризис, ставш?? плавненько перебегать в общий финансовый и денежный. Кризис, как лесной пожар, распространяется от 1-го энергетического рынка к иному. Начавшееся было быстрое после коронавирусной инфекции возрождение экономического роста в её глобальных центрах спотыкнулось об энергетику.

Из КНР уже сообщают, что продуктовая безопасность глобального общества может пострадать, так как повышение цен на невозобновляемые ресурсы — газ, нефть и уголь — оказывает влияние на создание и поставки удобрений.

Индивидуальностью этого нового мирового кризиса энергетики стало то, что данный кризис, по определению Блумберг, 1-ый в истории кризис зеленой энергетики. Это кризис «перехода». Большая и непростая система стала больше хрупкой на время, когда она претерпевает основополагающие изменения. Огромное количество действий пошли не так сразу. Основываясь на первого опыта специалисты предсказывают: в последующие несколько десятков лет энергетического «перехода» будет наблюдаться больше периодов снижения экономики, которые обусловлены энергетическими трудностями — её потреблением, недостатком горючего и, следовательно, замедлением финансового роста из-за незащищенности поставок. Энергетический переход не будет плавным и будет припоминать езду по кочкам.

В прошедшие десятки лет ведущие государства мира добиваются увеличивать внедрение возобновляемых источников энергии, но промышленная экономика как и раньше в существенной степени зависит от ископаемых видов горючего — угля, нефти и газа. Подобное вот диалектическое разногласие. Драматичностью судьбы осени 2021 года стало то, что энергетический «кризис перехода» грянул ранее знакового для нового главу Соединенных Штатов Америки Джо Байдена мероприятия — встречи ООН по климату в Глазго (Шотландия) в конце этого месяца. Предстоит обсуждение не будущих высот развития, а будущих зимой текущего года пиков текущего энергетического кризиса и его последствий.

Впереди еще на предстоящей неделе — штатный саммит ЕС, который пройдет в условиях острых противоречий снутри Евросоюза по причине ответа на кризис. Лидеры стран-членов глядят на ЕС двойственно: или как на козла отпущения, или как на потенциального спасателя. Одни руководители стран и правительств требуют блок об общем обычном решении. Остальные винят Брюссель в экстремистской политике по снижению объемов загрязняющих веществ как причине сегодняшнего энергетического «кризиса перехода». Специалисты в области энергетики заявляют, что Европа очень стремительно отошла от энергии, которая работает на ископаемом горючем, до того как обеспечить достаточные мощности возобновляемых источников, которые могли бы восполнить недочет в ЧС.

А также, солнечная и ветровая генерации не возместили утрату ядерной энергетики в Европе. Европа свалилась во время кризиса, очутившись на полпути к переходу, который по планам жителей Европы был должен занять десятки лет.

Зеленая энергетика и кризис «перехода»

Причина кризиса — длящееся несбалансированное расширение использования возобновляемых источников энергии. Однако рост зеленой энергетики идет в мире как правило в «богатых» центрах т. н. золотого млрд. Вот один личный пример. В 2020 году ветер создавал приличные двадцать пять процентов электрической энергии в Англии. Летом 2021 года в Англии были зафиксированы наивысшие два месяца без использования угля в энергетике.

В общем же по планетке картина смотрится, мягко говоря, разносторонне. На данный момент общий энергетический рост не сопровождался значительным изменением пропорций. Вот, как это смотрится на графике из глобального отчета за 2021 год о возобновляемых источниках. В 2009 году ископаемое горючее в общем балансе энергетики составляло 80,3 %, а в 2019 году — 80,2 %. Возобновляемые источники в 2009 году — 19,7 %, а в 2019 году — 19,9 %.

Зеленая энергетика и кризис «перехода»

При всем этом из возобновляемых источников доля современных (т. е. ветровых генераторов, солнечных батарей) в 2009 году составила 8,7 %. Другие одиннадцать процентов, приходящихся на возобновляемые, — это, условно говоря, «дрова из леса» для обычного отопления и изготовления еды. В 2019 году это соотношение составило следовательно 11,2 и 8,7 %. В итоге, относительный рост зеленой энергетики за десятилетие составил два с половиной процента. При всем этом прирост зеленой энергии осуществился за счет понижения «дров» на эти два с половиной процента. Вот эти два с половиной процента и являются показателем развития промышленной людской цивилизации за прошедшее десятилетие. В 2018 году ветер составлял пять процентов мировой электрической энергии, а солнечной — два процента. В процентах от всего мирового расхода электроэнергии это 2 и один процент следовательно.

В итоге, «зеленый переход» на планетке не быть может равномерным географически. Остальные необъятные регионы будут в основном зависеть от ископаемого горючего, понижая общий зеленый баланс на нашей планете. Длящийся развитие экономики и увеличение числа жителей планетки также будут содействовать росту употребления энергии.

Одна из главных обстоятельств текущего глобального энергетического кризиса — это сокращение вложений в ископаемое горючее во имя зеленой энергетики. В соответствии с данным Rystad Energy, новые вложения американских и европейских нефтяных компаний в разработку нефтегазовых месторождений снизились больше чем в два раза во время с 2015 по 2021 год. При схожей ситуации с финансовложениями декарбонизация может сопровождаться сокращением к 2050 году нефтедобычи на семьдесят три процента при отсутствии сделанных альтернатив в балансе.

Зеленая энергетика и кризис «перехода»

По безупречной дорожной карте Интернационального энергетического агентства, при достижении нулевых выбросов парниковых газов к 2050 году мировой спрос на нефть свалится на семьдесят шесть процентов по соотношению с уровнями 2020 года, спрос на природный газ уменьшится на пятьдесят шесть процентов, а на уголь — на восемьдесят девять процентов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Нищий Зеля, затычка Блинкен, кальвадос и Барбадос: утренний кофе с EADaily

Но почти все специалисты критикуют эту безупречную модель, указывая на то, что прогнозы МЭА являются незапятнанным теоретизированием. Старший финансист Института экономики энергетики Стране восходящего солнца Йошиказу Кобаяси считает, что спрос на ископаемое горючее навряд ли очень свалится в 2050 году.

Институт разработал два сценария глобального спроса на энергию.

«Обычный сценарий», предполагающ?? продолжение прошлых тенденций, предвещает, что спрос на энергию ископаемого горючего в богатых государствах свалится к 2050 году на одиннадцать процентов по соотношению с текущими уровнями. Однако при всем этом спрос на ископаемое горючее вырастет больше чем на пятьдесят процентов в государствах с развивающейся экономикой. В итоге к 2050 году мировой спрос на нефть вырастет на тридцать шесть процентов, а спрос на природный газ — на пятьдесят семь процентов по соотношению с уровнем 2020 года.

Иной «сценарий развития», предполагающ?? наличие заслуг в разработках зеленой энергетики, также предусматривает больше высочайший спрос на энергию — увеличение на восемь процентов для нефти и шестнадцать процентов для природного газа. В институте заявляют, что в развивающихся государствах спрос на нефть для использования в качестве бензина и на природный газ в качестве промышленного горючего остается высочайшим.

Текущий кризис продемонстрировал, что, по мере того как мир будет отходить от ядерной энергии и ископаемого горючего, будет расти спрос на гибкие источники энергии — подобные, как природный газ, которые способны проявлять реакцию на пики и спады возобновляемой энергии.

Экономика указанного перехода на зеленую возобновляемую энергию обязана перебегать на ископаемый природный газ, чтоб продолжать работать. От этого природный газ становится не лишь принципиальным, да и драгоценным ресурсом. Стоимости газа в Европе выросли с начала года, в индивидуальности на спотовом рынке — на 400%, тогда как цены на электрическую энергию поднялись на 250%. Однако настолько высочайший подъем цен обнаружил попутно и текущие недочеты рыночной биржевой системы в отношении энергетики.

В процессе выполнения сегодняшних темпов программы декарбонизации предложение ископаемого горючего может не поспевать за спросом. Поэтому специалисты по энергетике указывают на то событие, что богатые ископаемыми энергетическими ресурсами производители Близкого Востока знают о данной перспективе и добиваются ею пользоваться. В конце лета текущего года, ранее грянувшего кризиса, гендиректор Saudi Aramco Амин Насер сообщил, что саудовская муниципальная нефтедобывающая организация усердно ведёт работу над расширением промышленных мощностей.

«Мы видим, что в нефтепромысел чрезвычайно не много вложений, и это красивая возможность для нас», — сообщил он.

В связи с схожими перспективами из экспертного общества Атлантического совета США зазвучали предупреждения, что если США будут и далее сокращать вложения в нефтепромысел, то скоро они получат единственную возможностью брать нефть из нескольких государств, таковых как ОАЭ, Саудовская Аравия и Российская Федерация. Это будет не лишь политическая угроза, да и финансовая.

Если один регион станет главным источником поставок, то вырастет и риск повторения нефтяных потрясений 1970-х годов.

* * *

В заключение — незначительно общих данных о зеленой энергетике. Зеленую энергию генерируют природные источники, подобные как солнечный свет, ветер, дождик, приливы, течение рек, растения, водные растения, геотермальное тепло и т. д. Это возобновляемые энергетические ресурсы, так как они пополняются в природе естественным методом. Основная цель — уменьшить отрицательное действие на экологию природы. Идеология зеленой энергии была в первый раз оформлена в обычные исполняемые программы в ноябре 2006 года — в канадской регионы Онтарио была запущена 20-летняя программа RESOP (Renewable Energy Standard Offer Programme). В 2009 году в регионы Онтарио был утвержден законопроект об энергетике и зеленой экономике.

При всем этом большая часть применяемой энергии в мире на сей день приходится на невозобновляемые источники, из которых главными являются каменный уголь, нефть, природный газ и атомная энергия. Эти источники энергии не могут быть восстановлены за маленький период времени. Преимущество невозобновляемых источников энергии: они относительно дешевы и ординарны в использовании. Основным недочетом будет то, что они исчерпаемы. А также, они серьезно оказывают влияние на экологию и здоровье человека и, как считается, в существенной степени несут ответственность за изменение климата и глобальное потепление.

Сторонники зеленой энергии указывают на её основное преимущество: средняя цена незапятнанных энергетических технологий будто бы менее, чем у ископаемого горючего. Ведь максимальная цена энергии ветра и солнца фактически равны нулю. Потому капитал для проектов в области возобновляемых источников энергии поступает в главном предоплатой, тогда как цена единицы энергии по факту бесплатна.

Все же зеленая энергетика имеет последующие недочеты:

— высочайшая цена генерации;
— высочайшие издержки на передачу;
— прерывность выработки солнечной и ветровой энергии при том условии, что электрические сети должны быть сбалансированы;
— низкий КПД установок, кроме гидроэнергетики;
— накладность обслуживания и контроля;
— трудность поддержания электрических сетей и запасного хранения;
— трудность сезонного хранения;
— трудность утилизированию ветровых турбин, солнечных батарей и аккумов;
— неспособность подмены невозобновляемых источников энергии в почти всех имеющихся базисных для цивилизации технологических действиях; так, к примеру, отсутствует возможность создавать в огромных производственных размерах сталь, удобрения и пластик без использования невозобновляемых ресурсов на углеродной базе.

В базе собственной зеленая энергия не решает всецело и дилемму выбросов, однако бы поэтому, что двадцать пять процентов выбросов парниковых газов дает конкретно внедрение электро энергии.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»