Скандалы

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

Александр Мамут сделал огромную часть состояния на содействии в трудных корпоративных конфликтах.

Однако быть просто мультимиллионером ему постоянно было не много: Мамут желал быть «инициативной богатой интеллигенцией», гласит его знакомый. Он занимался культурным кластером «Стрелка», поддерживал Земфиру и был благотворителем огромного количества арт-проектов. Еще у Мамута была страсть к медиа: он купил LiveJournal и «Rambler» в надежде сделать веб-холдинг с наибольшей аудиторией в Рф. Однако конкретно в медиа Мамут растерял репутацию «безусловного либерала» и влез в огромные долги. В конце 2020 года предприниматель лишился «Рамблера» — его выкупил Сберегательный банк, средства ушли на уплата задолженностей холдинговой компании. На данный момент Мамут балансирует на грани краха по долгам банку «Траст». Как Мамут попал в этой точке и какую роль в его истории сыграли урбанистика, средства массовой информации и политика, выясняла специальный корреспондент «Медузы» Анастасия Якорева.

В действительности «три копейки» — это 350 миллионов долларов, которые Мамут дал обещание выплатить основателям «Евросети». Однако сколько из них он заплатил, это вопрос. 100 миллионов долларов из обещанных 350 Артемьев и Чичваркин, которые уехали из Российской Федерации, должны были получить после полного аудита «Евросети». Однако Мамут сообщил, что у него появились вопросы к оценке цены продукта в ангарах и долга компании — они будто бы не соответствовали обозначенным в договоре — и платить всю обсужденную сумму он не будет, гласит собеседник, близкий к «Евросети».

«Им [Артемьеву с Чичваркиным] складывалось ощущение, что Мамут — приличный человек, потому для них было неожиданностью, когда он пришел и произнес: да, у нас есть контракт, но я не доволен, давайте передоговариваться. Этот человек, без костей — настроение не то, средств не много, рынок падает, а эти ребята окэшились, средства есть», — гласит бывший руководитель высшего звена «Евросети».

Это удостоверял и сам Артемьев в беседе проекту «Российские требований». «Во 2-ой половине 2009 года начались вопросы по сделке, нам пришлось обосновывать, что мы продали неплохую компанию», — говорил он. Стороны уже подготовили встречные заявления, но в конечном итоге им все таки получилось условиться, ведает собеседник «Медузы», близкий к «Евросети». На каких критериях — не говорилось, понятно только, что в 2011 году Чичваркин, Артемьев и Мамут сообщили об отказе от всех вероятных претензий по сделке с «Евросетью».

«Мой взор на Мамута равномерно положительный, невзирая на все трудности. Я признателен ему, что он купил наш бизнес — у нас есть средства, мы не разорены, — гласит сейчас Артемьев. — Однако если вы вступаете в сделку с Мамутом, для вас нужно быть начеку».

Мамут тотчас продал 49,9 % акций «Евросети» компании «Вымпелком», а другие акции в 2012 году приобрели структуры Алишера Усманова и его партнеров. В общем «Евросеть» принесла Мамуту больше 1-го млрд долларов дохода, подсчитал Форбс, это была его самая успешная сделка.

Однако далековато не 1-ая такого уровня: в первый раз Мамут вошел в рейтинг Форбс в 2007 году с состоянием 950 миллионов долларов, которые заработал в главном на разрешении — а время от времени и на разработке — корпоративных конфронтаций.

Помощь друзей

«Это стиль Саши — через недлинные связи с сильными мира этого влезать в подобные [трудные] истории и выручать положение дел за долю малую», — комментирует сделку с «Евросетью» один из бывших партнеров Мамута по бизнесу.

Сам Мамут собственный фуррор в делах разъяснял так: «В принципе, у меня, может, и нет особых деловых свойств, но, во-1-х, я не обманываю, 2-ое — я люблю дружить, люблю людей, ах так-то из-за этого у меня и выходит». Насчет «дружить и не накалывать» — у почти всех бывших партнеров Мамута есть другое мнение.

В 1990-м выпускник юридического факультета МГУ и сын узнаваемых русских юристконсультов Александр Мамут сделал нареченную согласно его инициалам юридическую организацию «АЛМ консалтинг» и в следующем году условился о сотрудничестве с английской правовой компанией Frere Cholmeley Bisсhoff. Согласно мнению 1-го из коллег Мамута, АЛМ одной из первых в Российской Федерации начала «фронтовать» сделки и продавать офшорные зоны. Тогда можно было приобрести в столице Великобритании офшор на Английских Виргинских островах за 300 долларов и здесь же реализовать за 5000, с экстазом вспоминал бывший работник АЛМ: «У меня их с руками отрывали. Время было подобное! Opportunities!»

АЛМ доверяли «самые тонкие и щепетильные юридические вопросы, также по организации схем владения разными активами, по банковским операциям, по трудным межгосударственным юридическим и торговым операциям», — разъяснял «Ведомостям» один из клиентов компании, предприниматель Олег Бойко.

В перечне клиентов АЛМ скоро оказались все ведущие предприниматели тех пор, со почти всеми из них Мамут сдружился: с этим же Олегом Бойко, Владимиром Потаниным, Александром Лебедевым, Григорием Березкиным и с начинающим нефтетрейдером Романом Абрамовичем. Одним из первых служащих АЛМ стал юный юрист Игорь Шувалов, который позже на протяжении нескольких лет будет заместителем премьер-министра кабинета министров Рф (на данный момент Шувалов возглавляет ВЭБ.Россия).

Самые суровые средства, вспоминает бывший работник АЛМ, компания заработала в 1996 году на президентских выборах Рф, финансировавш?? олигархи: средства они «гоняли» через АЛМ, так как «не многие тогда осознавал, как управляются счета в зарубежных офшорах». Находящийся под руководством Мамутом банк «Компания проектного выделения финансовых средств» (КОПФ) в официальном порядке пожертвовал на кампанию Ельцина 280 миллионов рублей, при разрешенном максимуме 288 миллионов.

После победы Ельцина Мамута позвали на праздничный прием в Кремль, а в 1998 году он стал помощником на публичных началах главы администрации президента — данный пост тогда занимал Валентин Юмашев, будущий супруг дочери Ельцина Татьяны Дьяченко. Равномерно Мамут стал считаться человеком, близким к «Семье» президента Ельцина.

Однако в конце 1999 года бывший глава правительства Евгений Примаков на публике обвинил Мамута и нового руководителя администрации президента (АП) Александра Волошина в подкупе претендентов в Государственную Думу. Тогда же разразился скандал вокруг отмывания российских средств через The Bank of New York: из-за него Мамуту пришлось оставить банк КОПФ, а банк был обязан подтверждать свою невиновность, говоря, что Мамут никогда не был его партнером. Звучный интернациональный скандал, узнаваемый как «дело BoNY», больно стукнул по предпринимателю: в собственном первом интервью Мамут объяснял свою невиновность за подозрения в лоббизме, легализации денежных средств и связях с «Семьей».

«Страшный Мамут в действительности умеренный, интеллигентный, умный, узкий человек. С блестящим юмором. Он этот же пострадавший, как и я. Сделали из него монстра», — говорила о тех событиях Татьяна Дьяченко.

Позднее Мамут достаточно темно описывал тот шаг собственной жизни: «Все, что я делал ранее, ни к чему не привело, не считая обретенного опыта. В принципе обернулось пшиком. Я начал с нуля». И рассказывал, что помог его один из собственников МДМ-банка Андрей Мельниченко, который пригласил к для себя на работу.

Мамут стал главой наблюдательного совета МДМ-банка, который после чего тоже начали связывать с «делом BoNY». В конце 2001 года Мамуту пришлось уйти и оттуда — правда, источники «Предпринимателя» разъясняли это остыванием отношений с Андреем Мельниченко.

В 2002 году случилось самое тяжелое событие в жизни Александра Мамута: захворала и неожиданно скончалась его супруга Надежда Брежнева, в которую тот был влюблен со школы. Для Мамута неожиданная погибель возлюбленной супруги стала трагедией — он чрезвычайно трудно это переживал, говорят товарищи его семьи.

Надежда была «умной, умеренной, без выпендрежа, всеобщая любимица», ведает один из друзей семьи. Она работала портфельным вкладывательным менеджером в компании «Тройка-Разговор». Для Надежды брак с Мамутом был вторым, он усыновил двоих её детишек и «жутко с ними возился», вспоминает корреспондент Евгений Киселев, который работал тогда основным редактором канала ТВС (Мамут заходил в состав совета руководителей канала). Поддерживал Мамут отношения и с бывшим супругом Надежды, внуком генерального секретаря Леонида Брежнева Андреем; знакомый с Мамутом юрист сообщает, что тот «фактически содержал» Брежнева.

Мамут больше не женился. Он организовал и обеспечивает необходимыми финансами «Благотворительный фонд имени Надежды Брежневой». И 1-ый тост на праздновании собственного дня рождения до настоящего времени поднимает за Надежду, гласит один из его друзей.

Мамута после погибели супруги поддерживал Роман Абрамович. «Я видел своими очами, что совсем разбитого и подавленного горем Мамута Абрамович чуть не с ложечки поил, у них были особенные людские отношения», — гласит Киселев.

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

Абрамович поддерживал друга не лишь по-человечески, но и в бизнесе. Конкретно он посодействовал Мамуту позволить длительный акционерный конфликт в вкладывательной компании «Тройка-Разговор» меж управленцами и держащим под контролем компанию Банком города Москва. «Он [Мамут] попросил Романа [Абрамовича], тот позвонил Юрию Михайловичу [Лужкову], далее все развернулось довольно стремительно, [президент Банка города Москва Андрей] Бородин условился и вышел», — сообщил «Медузе» бывший работник «Тройки».

Так в 2002-м Мамут с помощью Абрамовича условился о выкупе толики у Банка города Москва на себя и на менеджеров «Тройки» и стал партнером и главой совета руководителей вкладывательной компании. Однако навечно он в ней не задержался: умеющий договариваться о трудных сделках предприниматель оказался сам сложным партнером. Мамут настаивал на увеличении собственной толики, хоть вначале условился с руководством, что не будет поменять распределение толикой 3 года после сделки. В итоге «Тройке» пришлось гасить конфликт уже с самим Мамутом: в 2005 году остальные владельцы акций выкупили его долю.

Практически на последующий день после ухода с должности руководителя совета руководителей «Тройки» Мамут оказался в совете руководителей наикрупнейшей организации сферы страхования «Ингосстрах», которая находится под контролем холдингу «Базисный элемент» Олега Дерипаски. Стремительно было установлено, что Мамуту уже принадлежало не наименее трети акций «Ингосстраха»: еще в 2002 году Дерипаска привлек Мамута «в качестве финансиста» и тот выкупил акции дополнительной эмиссии компании.

Мамут по прошествии нескольких лет заявлял, что правдиво заполучил эти акции на средства, вырученные им от реализации трети в иной организации сферы страхования — РЕСО. Однако один из тогдашних друзей Мамута сообщил «Медузе», что акции «Ингосстраха» достались предпринимателю чуток ли не по номинальной стоимости с обязательством доплатить за них позднее. Банкир Александр Лебедев обрисовывает это еще легче: Дерипаска отдал Мамуту «подержать» долю «Ингосстраха» после погибели супруги, чтоб Мамут «погрелся и что-то заработал», но тот долю «присвоил и продал». 

Проведя два года в совете руководителей «Ингосстраха», Мамут, потаенно от Дерипаски, продал свою долю чешской олигархической группе PPF Investment — по оценкам, за 700–750 миллионов долларов. Дерипаска длительно оспаривал сделку Мамута (но сделать этого не сумел), его холдинг вел юридическую войну с PPF — конфликт в «Ингосстрахе» продолжался около 5 лет. Однако позднее Дерипаска все-же изыскал способ отомстить бывшему партнеру его же орудием. 

В разгар боев с Дерипаской Мамут смог провернуть ту самую сделку с «Евросетью». А летом того же 2008-го — окончить еще две большие сделки. Мамут продал «Вымпелкому» компанию «Корбина-Телеком» (которой до этого обладал вместе с Виктором Вексельбергом), заработав на этом пол миллиарда долларов. И тотчас издержал ту же сумму на покупку у Сулеймана Керимова толики в золото-серебряной организации «Полиметалл»

Просвещенный бизнесмен 

«Самый умный из богатых, самый обеспеченный из умных», — так пафосно охарактеризовывал собственного героя писатель Дмитрий Быков, который брал интервью у бизнесмена Александра Мамута в 2011 году.

Любовь и признание творческой интеллигенции Мамут заслужил проектами в области культуры, урбанистики и медиа — которые не приносили и даже не обещали ему резвой дохода.

Партнером медийного бизнеса Мамут стал еще в 2006 году, когда вместе с одним из основоположников «Афиши» американцем Эндрю Полсоном сделал компанию «СУП Фабрик» для вложений в веб. Ах так об этом вспоминал сам Полсон: «В один прекрасный момент я ужинал с товарищами в „Гостиной“, и там ко мне подсел какой-то человек, чрезвычайно необычный, который вдруг брякнул: „Понимаете, Эндрю, меня чрезвычайно интересует веб“. Сам не знаю почему, я произнес: „Меня тоже“. Это был Александр Мамут. <…> Мы сходу поругались, практически подрались, позже помирились и на протяжении последующих 6 недель обсуждали веб как бизнес».

Поначалу их коллективная компания «СУП Фабрик» (потом SUP Media) получила права на управление кириллическим сектором пользующейся популярностью тогда блог-площадки LiveJournal, а в следующем году выкупила весь «Жив журнал» у основоположников за 30 миллионов долларов. Однако начать зарабатывать на проекте партнеры так и не сумели, и летом 2008 года было принято решение привлечь нового финансиста — Алишера Усманова. Ему продали пятьдесят процентов SUP Media, сделка была отчасти оплачена передачей в коллективную компанию онлайн-СМИ «Газета.ру» (тогда входило в принадлежащий Усманову издательский дом «Коммерсантъ»). 

«Сделка была рыночной. Мы верили в возможности технической площадки LiveJournal и рассчитывали на эффект от масштаба», — говорила Форбс Елена Мартынова, зам генерального директора USM Advisors, которая управляет компании Усманова. (Забегая вперед, «эффекта от масштаба» не произошло, и через 3 года Мамут получил пятьдесят процентов SUP Media назад в ходе сделки по «Евросети».)

Коллектив «Газеты.ру» принял нового обладателя настороженно, но без негатива — как прогрессивного человека, который вкладывался в новые медиа, вспоминает бывший основной редактор «Газеты.ру» Михаил Котов. Мамут знакомил главного редактора с людьми, «транслирующими смыслы» («Миша, вы же в Италию едете, сможете там с Андроном Кончаловским повстречаться?»), хвалил колонки Владимира Пастухова и Александра Аузана, кидал Котову ссылки на достойные внимания материалы и время от времени звал обсудить новости в бар «Стрелка».

Сама по для себя «Газета.ру» на протяжении всего времени Мамута не очень заинтересовывала. «Мы помним, как он [в 2016-м] пришел в „Газету“… поглядел на трубы в лофте на Даниловской мануфактуре и [начал] рассуждать о том, как там хорошо плитку положили и какой потрясающий интерьер. Смотрелся отстраненным человеком, который лишь постольку-так как интересуется тем, что у него в медиахозяйстве. Этот витающий в облаках бизнесмен», — вспоминает один из служащих «Газеты.ру».

Еще посильнее Мамута увлекала затея, которая выросла из его дружбы со почти всеми жителями места «АРТСтрелка» на бывшей фабрике «Красный Октябрь», которая принадлежит группе «Гута». «Как-то [в 2009-м] мы посиживали в нашей мастерской, выпивали в компании Александра Мамута, с которым издавна дружим. И вдруг приходит весть: нас выгоняют с острова. Причина — у „Гуты“ есть на территорию какие-то остальные планы, — вспоминал живописец Георгий Тотибадзе. — И тогда Александр Мамут решил забрать для себя „АРТСтрелку“. Не купить, а просто взять в аренду место, как было принято решение в предстоящем, — под институт».

Это произошло весной 2009 года, а во время летней поездки на биеннале в Венецию Мамут обсудил проект с товарищами — основоположником бренда сотовой связи Yota Сергеем Адоньевым, создателями строительного бюро Wowhaus Дмитрием Ликиным и Олегом Шапиро и основоположником журнала «Афиша» Ильей Осколковым-Ценципером. На «Стрелке» они решили открыть некоммерческий образовательный институт в области медиа, архитектуры, дизайна и урбанистики. Предприниматели Мамут и Адоньев условились растрачивать на «Стрелку» в 1-ые 3 года по 2,5 миллиона долларов, позднее в количество попечителей института вошел и один из собственников девелопера «ПИК» Сергей Гордеев. 

«Стрелка» открылась в мае 2010 года и стремительно стала самым модным местом города Москва — в первую очередь благодаря бару «Стрелка» и пользующимся популярностью там вечеринкам.

Основоположник «Стрелки» к данному времени вошел в круг людей искусства. На премьерах в принадлежащем Мамуту кинозале «Пионер» собирались режиссеры и актеры; в его ресторане Brasserie Most (на данный момент уже закрыт) на Кузнецком Мосту свои книжки представлял публике корреспондент Леонид Парфенов — их издателем был тоже Мамут. Предприниматель вкладывался в книжные издательства, в типографию в Тверской области, в театр «Практика», спонсировал съемки кинофильма собственного старого друга режиссера Ивана Дыховичного «Европа — Азия».

Почти всем бизнесмен оказывал покровительство индивидуально. Не лишь модельеру Алене Ахмадуллиной, которая в 2007 году даже числилась его женой. «Конкретно Мамуту мы должны существованием исполнительницы Земфиры», — считает знакомый предпринимателя. Журнал Elle сообщал, что Мамут помогал исполнительнице экономически и продвигал её альбом «Вендетта» в точках реализации «Евросети». Пару раз она пела на «Стрелке» и выступала на закрытых выступлениях, организованных банком «Открытие» — не без участия его соучредителя Мамута. Представитель Земфиры не согласился от пояснений «Медузе». 

А в 2012 году Мамут взялся издавать книжку по мотивам проекта «Гражданин поэт» с юмористическими стихами, героями которых стали оба российских президента — Владимир Путин и Дмитрий Медведев. «Двигался я в машине в разгар нашего фуррора и думаю, нужно бы книгу издать. Звоню Мамуту, говорю — а давай издадим книгу. Он гласит: „А давай“. В общем, подобные были переговоры», — ведает продюсер проекта, который был основной редактор «Предпринимателя» Андрей Васильев. На вопрос о том, как же предприниматель отважился поддержать фрондирующий проект, Васильев отвечает: «Времена были остальные». 

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

Кремлевский заступник

В кругах творческой элиты Мамут числился человеком либеральных взглядов: к декабрьским протестам 2011 года отнесся сочувственно, называл их «протестами плюсы», думал, что участники протеста просто желают, чтоб их услышали, вспоминает основной редактор принадлежавшей Мамуту «Газеты.ру» Михаил Котов. «В протестах я видел чрезвычайно много жив энергии неравнодушных сограждан, молодежи», — говорил и сам предприниматель.

Однако уже в 2012 году все поменялось: президентом опять стал Владимир Путин и власть начала усиливать контроль, в том числе над медиа. «Стало ясно, что никаких веру в либерализацию нет. Тогда чрезвычайно много рациональных предпринимателей сообразили, что необходимо держаться стороны Владимира Путина и Володина, и данный прагматизм одолел», — считает Котов. И «просвещенный бизнесмен» Мамут, невзирая на свои либеральные взоры, стремительно и искусно приспособился к новой действительности.

«В одну минутку он любит культуру, а в другую желает не поругаться с властью — и одно накладывается на другое», — так обрисовывает Мамута «Медузе» один из его старых компаньонов.

Деятель «Единой Рф» и глава аппарата кабинета министров Вячеслав Володин в декабре 2011 года стал первым заместителем управляющего АП и куратором внутренней политики (заместо Владислава Суркова). Володин был несколько растерян и не осознавал, как ему действовать, обрисовывает то время близкий к АП собеседник «Медузы». «После декабрьских протестных выступлений у Володина был перечень людей, с кем можно вести переговоры. Мамут там тоже был, и он сходу пошел на контакт, произнес Володину: я для вас на данный момент все решу», — ведает он.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  "У неё аж слюна течёт": Боня высмеяла в ответ Бородину, назвав собачкой, которая без конца тявкает

Собеседник «Медузы» вспоминает, что на встрече с Володиным Мамут, по сущности, предложил себя в качестве коммуникатора с протестной молодежью, при этом сходу в 2-ух ипостасях. «Мамут уверял Володина, что купит „Афишу“, будет их [креативного класса] работодателем и через него у Володина будет контакт с оппозиционно настроенными хипстерами. Его [Мамута] же Ценципер обучил, что „Афиша“ — это трендсеттер,дескать, как мы напишем, так они и будут жить. И он Володину дал обещание, что он им будет мозги промывать», — ведает источник «Медузы», который в то время был близок к администрации президента.

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

Мамут рассчитывал извлечь выгоду из взаимодействия с Володиным — в кремлевской иерархии тот сейчас отвечал за российские веб-средства массовой информации и социальные сети, то есть от него зависел весь бизнес компании SUP Media. И когда весной 2013 года Мамут договаривался об объединении собственной компании SUP Media с концерном Владимира Потанина «Афиша-Rambler» (детальнее об этом — в последующей главе) — эту сделку он обсуждал и «синхронизировал» с Володиным, уверен один из бывших менеджеров компании «Афиша-Rambler». Согласование сделки с АП вправду взял на себя Мамут, удостоверяет «Медузе» менеджер, принимавший участие тогда в обсуждениях. «Он для них [в АП] человек понятный, у них не было вопросов к его кандидатуре», — уточняет он.

Сходу после объединения весной 2013 года заниматься веб-проектами в «Афиша-Rambler-SUP» позвали бывшего управляющего прокремлевского издания «Взор.ру» Алексея Гореславского, которого в компании окрестили «смотрящим от Кремля». Тогда же из «Газеты.ру» ушел Котов, оставив на посту главного редактора свою заместительницу. Однако уже через несколько месяцев Мамут в один момент освободил от должности её и провозгласил основным редактором Светлану Бабаеву, корреспондентку холдинговой компании СМИ. Это случилось в день голосования главы города города Москва, где настоящей альтернативой Собянину был Алексей Навальный, который набрал свыше 27процентов.

«Для чего нам малорентабельные средства массовой информации, когда их лояльность можно поменять на большие договоры и получить доход на „хорошеющей“ Москве, продвигая урбанизированные мысли?» — обрисовывает Котов логику изменения позиции Мамута к «Прессе».

Конкретно в 2013 году некоммерческий институт «Стрелка» открыл коммерческое консультационное бюро, которому все тот же Володин стал оказывать помощь. Кремлевский государственный служащий приезжал встречаться с юными конструкторами на «Стрелку», проводил тут же кремлевские семинары для градоначальников и повсевременно ставил институт Мамута в пример главам регионов и мэрам. 

Консультационное бюро «Стрелка» с 2015 года стало получать от властных структур большие договоры на обустройство — поначалу от администрации города Москва, позже от ДОМ.РФ.По данным издания Inc, с этим тоже посодействовал Володин — конкретно по протекции кремлевского государственного служащего КБ «Стрелка» достался 1-ый договор с администрацией. Договоры с государственными структурами принесли «Стрелке» приблизительно 6 млрд рублей 

и были чрезвычайно прибыльными: в 2017 году доходность КБ составила сорок два процента — «заоблачный» уровень для строительного бюро, по воззрению напарника бюро Wowhaus Олега Шапиро. А также, «Стрелка» совершенствовала территорию для действующих в интересах Кремля молодежных форумов. 

Мамут и сам старательно налаживал отношения с государственными структурами. Почти всем запомнился визит главы города города Москва Сергея Собянина в кабинет Рамблер&Co в октябре 2015 года: тогда интервью с мэром сразу вышли в 4 одних из самых крупных изданиях холдинговой компании — «Ленте.ру», «Прессе.ру», «Чемпионате» и «Афише». «Был скандал, все над этим смеялись», — вспоминает бывший работник «Газеты». Однако Мамуту было все равно, кто и над чем хохотал в журналистской среде. 

«Папа желает есть»

2-ая после «Евросети» по значимости в судьбе Мамута сделка — объединение медиаактивов с «Интерросом» — в конце концов превратила обеспеченного заступника искусств в реального российского медиамагната. У него постоянно была страсть к медиа, к бизнесам, которые были связаны со словом, языком, и сам Мамут находился в полной уверенности, что разбирается в медиа, вспоминает в беседе с «Медузой» его старый знакомый.

Об объединении медиаактивов холдинговой компании «Интеррос» Владимира Потанина с активами Мамута объявили в марте 2013 года. «Интеррос» передал в новую коллективную компанию холдинг «Афиша-Rambler», в который входили издательский дом «Афиша», веб-издание «Lenta.ru» и один из наистарейших российских порталов Рамблер.ru. Мамут — компанию SUP Media («Газета.ру», LiveJournal и веб-сайт Championat.ru). Мамут и «Интеррос» получили по пятьдесят процентов новой компании, нареченной «Афиша-Rambler-SUP».

Сделка была безденежной и, на 1-ый взор, нерентабельной для Потанина: взнос «Интерроса» в коллективную компанию разумеется стоил дороже, а права управляющего акционера при всем этом получал Мамут. Однако у сделки было принципиальное условие: если бизнес-показатели коллективной компании под управлением Мамута не устроят «Интеррос», его долю Мамут должен будет купить через три с половиной года по фиксированной стоимости — 295 миллионов долларов. В реальности сделка Мамута с «Интерросом» была не объединением активов, а продажей «Рамблера» в рассрочку, считает бывший руководитель высшего звена холдинговой компании «Профмедиа», который управлял медийными активами «Интерроса».

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

«Мамут в той сделке следовал понятной и правильной вкладывательной тактики — методом слияний и поглощений собрать из разрозненных веб-активов в секторе медиа игрока с большой суммарной аудиторией», — гласит возглавлявший «Афишу-Rambler» в момент той сделки Николай Молибог (на данный момент он генеральный директор СМИ). «В конце концов, одна из наиболее дорогостоящих компаний Руинтернета была сформирована методом слияний и поглощений в свое время — Mail.ru Group», — добавляет он.

Мысль про «огромную аудиторию» Мамут и менеджеры объединенной компании повсевременно передавали медиаиндустрии, партнерам и возможным финансистам. Однако в этой тактики, по словам Молибога, был один принципиальный аспект: «Большой общий охват/трафик всех собранных активов не отменял точного и понятного позиционирования, продовольственного развития и самостоятельной аудиторной, а не трафиковой тактики всех ресурсов». На этом, как было установлено позднее, и спотыкнулась объединенная компания: собрать огромную аудиторию ей получилось, а с её монетизацией появились трудности.

В холдинге Потанина к моменту сделки с Мамутом уже понимали, что «Rambler» упустил возможности стать лидером в Руинтернете, и мысли Мамута, которые были описаны Молибогом, там никого не побуждали. «Мы, являясь в этой промышленности, соображали все ограничения и не готовы были двигаться по данному варианту. Однако Мамут же живописец-импрессионист, его это не приостановило, — ведает бывший член совета руководителей „Афиша-Rambler-SUP“. — У него были зарубежные консультанты, которые не соображали рынка Российской Федерации, не занимались операционной работой».

Мамут провозгласил генеральным директором «Афиша-Rambler-SUP» Петра Захарова, который руководил до этого направлением компов и телевизионных товаров Apple в Европе, Африке, Индии и на Ближнем Востоке. «Мамут попал под притягательность бренда Apple, у которого все самое наилучшее: и ноутбуки, и телефоны, и менеджеры. Берешь хоть какого из них на роль СЕО — и компания „Rambler“ преобразуется в компанию Apple. Однако обнаружилось, что жизнь труднее», — иронизирует бывший руководитель высшего звена «Афиши-Рамблера».

У старенькой команды «Рамблера» была своя стратегия его развития. Руководитель по продукту «Афиша-Rambler» Дмитрий Степанов и руководитель по разработке Виктор Ламбурт желали перевоплотить портал в «останкинскую башню» для веба — раздавать с главной странички трафик на медийные веб-сайты; позднее эта мысль была реализована в «Yandex.Дзене», гласит бывший руководитель высшего звена «Рамблера». В согласовании с этой концепцией в конце декабря 2012 года они очень поменяли главную страничку веб-сайта, и за 1-ый же месяц у него приметно — в 1,5 раза — выросла посещаемость. Однако довести свою задумку до конца им не получилось.

«Когда [Мамут] купил „Rambler“, он пришел с готовым решением и никого слушать не стал, — вспоминает один из бывших менеджеров компании. — Нашу команду он еще называл „осколки Ценципера“ [по фамилии основоположника журнала „Афиша“ Ильи Осколкова-Ценципера]». Древняя команда в ответ прозвала пришедших с Мамутом менеджеров «гостями из прошедшего».

«Мы этим людям ведали что-то про машинное обучение, а они нам говорили — слушайте, вы усложняете, нужно просто ссылки перекрестные поставить, и все», — вспоминает бывший руководитель высшего звена «Рамблера», уволившийся после прихода Мамута.

«Был умопомрачительный персонаж, он говорил, разбираюсь я в этих ваших вебах, я в восьмидесятые на фортане программировал. С одним из коллег он вел сердечные диалоги, уверял, что нужно прирастить доходность бизнеса, и аргумент приводил этот: ранее вы жили без папы, а сейчас у вас есть папа и папа желает есть. Мы все думали: чего?! Это правда с нами случается? Это „папа желает есть“ шесть месяцев бродило по компании и было специфичной точкой невозвращения», — вспоминает иной ушедший из «Рамблера» менеджер.

Новые главы приняли решение, что отдавать трафик наружу, как желали Степанов и Ламбурт, непрактично, развернули его на внутренние проекты, а от мысли «останкинской башни» отказались. «Никто не рассмотрел за деревьями леса, не сумел рассмотреть историю, которую позже концептуально „Yandex.Дзен“ выполнил», — гласит бывший руководитель высшего звена холдинговой компании. Оставившие «Rambler» Степанов и Ламбурт вправду реализовали свои мысли в «Yandex’е». Скоро после сделки с Мамутом из компании ушли сходу несколько управленцев, в том числе Николая Молибога.

Однако не задержался в ней и Петр Захаров: он управлял информационной корпорацией меньше года и был быстро уволен после презентации Мамуту новой тактики объединенной компании. Как поведали источники «Ведомостей», «последней каплей» стал представленный им набор слайдов заместо сурового документа. Мамут решил управлять всем сам — и в 2014 году стал генеральным директором компании, которую к тому времени переименовали в Рамблер&Co.

«Перед компанией в 2013 году были поставлены две глобальные цели — стать концерном № 1 в Руинтернете и нарастить денежные характеристики. Обе были достигнуты», — сказали «Медузе» в пресс-центре Рамблер&Co.

У Рамблер&Co нет организованной отчетности, но если судить по отчетам некоторых организаций, которые входят в холдинг, 2013 год был для компании убыточным. И уже в 2014 году Мамут взял кредит на выделение денежных средств операционной работе компании в банке «Открытие», где он сам — через «Открытие холдинг» — был миноритарным владельцем акций с толикой 6,67 %. 

У Мамута были самые радужные ожидания и огромные планы, ведь он получил в распоряжение аудиторию 42 миллиона человек. «Тогда складывалось ощущение, что это весь российский веб и „Rambler“ сумеет реализовать все, что угодно, — гласит бывший руководитель высшего звена Рамблер&Co. — Однако стремительно было установлено, что ядро аудитории намного меньше, а трафик приходит, но он никчемный, какую-то сервисную модель на нем выстроить нереально». 

А также, Мамут достаточно стремительно столкнулся с обыкновенными сложностями хоть какого финансиста в российские медиа.

«Редакция не до конца отдрочена»

Самым проблемным медиа в новом хозяйстве Мамута было веб-издание «Lenta.ru», редакция которого продолжала работать по своим эталонам и отбивалась от почти всех начинаний новых менеджеров.

К примеру, Алексей Гореславский (на тот момент — замдиректора по наружным коммуникациям компании Рамблер&Co) высказывал предложение редакции «Ленты» маркетинговый договор Роснефти, 

но чтоб его получить, необходимо было дать гарантию «блок на негатив», вспоминает тогдашний основной редактор «Ленты» Галина Тимченко. «Лента» не согласилась, маркетинговый договор ушел «Прессе.ру», а «Ленте» «в наказание» подняли план по выручке на 4-ый квартал 2013 года в дважды, гласит Тимченко.

В размещенной в 2014-м «Анонимным интернационалом» диалоге Гореславский сетовал заместителю руководителя управления внутренней политики АП Тимуру Прокопенко: «В Прессе слушаются, но редакция не до конца отдрочена, потому есть косяки. В Ленте своя позиция на все, Галя [Тимченко] ссылается на то, что у нее этот „эталон“ и она его будет исполнять. Вопрос перед владельцем акций поставлен». 

После Олимпийских игр в Сочи Мамут вызвал в кабинет Тимченко и редактора отдела специальных корреспондентов «Ленты» Ивана Колпакова и показал им несколько папок с бумагами, сообщив, что это собранный в Кремле на «Ленту» компромат в связи с сочинскими Играми. «Там были подчеркнуты наши посты „ВКонтакте“ и написаны комменты — „глумливое отношение к победам командой России“. Я посмеялась и сообщила, что если бы я на себя собирала досье, оно было бы в 10 раз толще, что это работали халтурщики», — вспоминает Тимченко.  

На стороне Тимченко были значимые бизнес-доводы: в феврале 2014 года число неповторимых гостей «Ленты» в первый раз перевалило за 3 млн в день. Мамут, когда поглядел на эти числа, снял очки, у него подрагивали пальцы, вспоминает Тимченко: «Галя, это чрезвычайно жуткие числа. Это же 1-ый канал в вебе». 

Уже в марте «Лента» получила предупреждение от Федеральной службы по надзору в сфере связи за публикацию текста с цитатами лидера украинского «Правого сектора» Дмитрия Яроша (однако «Правый сектор» был запрещен в Рф только в ноябре 2014-го). И спустя несколько суток Мамут освободил от должности Тимченко с формулировкой «Галя, вы величавый редактор», поставив управлять редакцией Гореславского. 

Реакция медиасообщества на увольнение главного редактора «Ленты.ру» была практически единодушной: владелец решил отдать издание под кремлевскую цензуру. Прямо за Тимченко заявление об увольнении написали большая часть служащих — 68 человек из 84.

Злопамятный, но разговорчивый Мамут

«Это все случилось так по-дурацки. Если бы он как-то побился за свои медиаактивы и его бы попрессовали [как Михаила Прохорова из-за СМИ], возникло бы уголовное дело либо обыск, и позже бы он так сделал — все бы сообразили. А здесь выходит, что он пугливый товарищ, и это тоже отразилось на том, как к нему относятся, отразилось на желании иметь с ним дело», — анализирует медиаменеджер, с которым Мамут одно время вел переговоры о сотрудничестве.

«Саша не из тех, кто по щелчку встанет на задние лапки и произнесет „чего изволите“, но, вероятно, сигнал был этот неоспоримый, однозначный и чрезвычайно точный, даже не сигнал, а прямое распоряжение, — считает старый компаньон Мамута, который был главный редактор „Предпринимателя“ Андрей Васильев. — А он же предприниматель, а не трибун народный». Мамут чрезвычайно трудно переживал всю эту положение дел, гласит очередной знакомый с ним медиаменеджер. «Историю с „Лентой“ я не комментирую», — отвечает на все вопросы об издании сам Мамут.

Однако после чего Рамблер&Co стал получать маркетинговые договоры от ВТБ, муниципального Агентства по страхованию вкладов и Министерства культуры. Работник «Рамблера» сообщает, что в «Прессе.ру» и «Ленте.ру» последние лет 5 был «полнейший блок» на некоторые темы, в том числе протесты, и на упоминание в нехорошем ключе некоторых рекламодателей — с этой целью даже существовали особые методические пособия: «Сам Мамут этого не касался, этим занимались некоторые люди, работающ?? впрямую со Старенькой площадью (там располагается администрация президента, — прим. „Медузы“). Мамут же просто думал, что принципиально сохранить издания». 

В лайфстайловой «Афише» тоже возникло много условий к контенту, которые объяснялись интересами компаний холдинговой компании — поддерживать внутренние проекты и не сообщать о соперниках, ведает бывший главный редактор «Афиша Daily» Екатерина Дементьева. К примеру, после того как Мамут заполучил киносети и вошел в сотрудничество с online-кинозалом Окко, редакцию «Афиши» попросили не упоминать приобретенный «Yandex’ом» портал «КиноПоиск», гласит Дементьева. 

«Я заставлю всех со мной считаться!»

«Мамут сам каждый день разбирается с текущими трудностями и бюджетами, проводит заседания, которые заставляют трепетать менеджеров Рамблер&Co», — писал в 2014 году о его стиле управления «Секрет компании». О том же ведает «Медузе» бывший работник холдинговой компании: «Мамут ежедневно приезжал на работу. Рабочий день растрачивал в главном на общение с людьми, это было его любимое занятие — дискуссии». 

Менеджерский стиль Мамута нередко называют беспорядочным: он стремительно зажигается новыми мыслями, запускает сходу несколько проектов, которые могут противоречить друг дружке либо быть не до конца понятны даже работникам компании. «Не проходило и месяца — мы сидим работаем по утвержденной тактики — здесь бац, новая мысль», — гласит бывший руководитель высшего звена Мамута. 

Средства тратились на повсевременно возникавшие новые проекты: «Rambler. Путешествия», «Rambler выходного дня», «Мосленту», букмекер Bwin. В 2014 году холдинг перекупил сходу 37 служащих студии инфографики СМИ, в 2015-м вложился в свою студию по производству контента видеоформата и вирусных роликов и запустил новостную службу RNS, а в 2016-м — издание о науке «Индикатор». «Он как Владимир Путин — кто 1-ый [до него] добежал, того и тапки, — так обрисовывает стиль Мамута бывший руководитель высшего звена Рамблер&Co. — А переубедить Александра Леонидовича нереально, если ему что-то залезло в голову».

Никто не сумел переубедить Мамута, когда в 2017 году он решил ввести 10-процентную комиссию при приобретению билетов в кино через «Rambler.Кассу». Перед этим предприниматель купил две наикрупнейшие российские киносети — «Формуоу кино» и «Синема парк» (взяв на это кредит у того же «Открытия»), чтоб держать под контролем рынок кинопоказа. 

«Мамут орал — я изменю данный рынок, заставлю всех со мной считаться! А [студия] Universal просто не стала катать у нас кино», — ведает бывший работник Рамблер&Co, который имел отношение к киносетям. Universal Pictures вправду в официальном порядке не согласилась прокатывать в объединенной киносети Мамута новые киноленты: «Изготовлено в Америке» с Томом Крузом и «Снеговик». Остальные студии, к примеру Disney и 20th Century Fox, воспретили сетям Мамута продавать в вебе билеты на свои киноленты. В итоге «Rambler.Касса» отменила комиссию.

«„Формула кино“ тогда была cash cow („дойной коровой“) и приносила хорошие доходы от ценных бумаг, — вспоминает в беседе с „Медузой“ экс-руководитель сети Юрий Кириллов. — Однако это бизнес, который был построен на полном контроле издержек, которым необходимо верно управлять».

После объединения «Формулы кино» с «Синема парком» Мамут поставил во главе киносетей Романа Линина, который до этого управлял сетью кинозалов «Кронверк Синема», а руководителем репертуарного планирования провозгласил Жан-Марка Кентона, управляющего несколькими кинозалами в Париже. Однако финансовое положение 2-ух киностудий с 2017 года лишь осложнялось. «И даже невзирая на это в 2017–2018 годах не были оптимизированы траты, что гласит о системных ошибках руководства», — такой изучение ситуации сегодняшнего кредитора киносетей, банка «Траст».

Линин перекраивал бизнес, не слушая ничьих советов. Из «Формулы кино» уволился весь маркетинговый отдел, который приносил, по оценкам Кириллова, около десяти процентов годовой выручки. Все работники ушли к соперникам в сеть «Каро», сообщил «Медузе» один из менеджеров этого отдела. Вообщем, Линин и Кентон тоже уволились в следующем году.

Мамуту это характерно — приглашать управлять проектами новых людей, очаровываться ими и веровать, что «ранее все было плохо, а сейчас все дико расцветет», но в итоге этого не случается, гласит бывший главный редактор «Афиши Daily» Екатерина Дементьева.

«Он строит модель управления людьми как в государственном управлении — политика противовесов, брать людей на однообразные должности, сталкивать лбами, — ведает один из бывших менеджеров Рамблер&Co. — Люди, которые не желали вести войну, просто уходили. В опалу можно было попасть на 3–6 месяцев — он не воспринимал, не общался. К примеру, поэтому, что считал какую-то мысль превосходной, а на деле оказывалось, что не чрезвычайно. Означает, те, кто воплощал, повинны».

При всем этом знакомые Мамута сообщают, что иногда он мстит людям за то, что в них разочаровывается. К примеру, некоторые бывшие работники либо партнеры Мамута с удивлением узнавали, что их больше не пускают в бар «Стрелка».

«Мамут чрезвычайно любит проклинать людей. Когда он с кем-то рвет отношения, он здесь же заносит его в особый перечень бара „Стрелка“, чтоб человека туда не пускали, а еще лучше — выводили с охраной», — гласит медиаменеджер. Это же удостоверяет иной знакомый Мамута, которого занесли в блэклист бара. При всем этом не постоянно ясно, в чем причина таковых действий, добавляет один из бывших компаньонов Мамута.

«Он человек мстительный, обидчивый и злой, — гласит знакомый с Мамутом медиаменеджер. — Однако он заслуживает много хороших слов — однако бы за существование исполнительницы Земфиры

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»