Скандалы

«Звучное дело» рассыпало без шума

«У Кондратьева в ход идут ересь, фабрикация, звонки «необходимым людям»

Чиновничьи понты, неуемная жажда императивной мести, неразборчивость в выборе средств делания карьеры бывшими сотрудниками, вычеркнули 7 лет жизни бывшего главу департамента средства массовой информации администрации Краснодарского края Ольги Гороховой. После почти всех лет уголовного преследования дело Гороховой закончено за отсутствием состава преступного деяния .   И однако о государственных служащих у нас или плохо, или ничего, но это не тот случай. Детали — в статье Rucriminal.info.

Карающий клинок правосудия оказывается иногда не выкованным из крепкой стали, а… вроде бы надувным. Как детский резиновый шарик на утреннике. Снаружи, может, и похож, но заканчивается его надувная жизнь лопанием, с тем либо другим   уровнем шума. В случае с Ольгой Гороховой, которые были главой департамента средства массовой информации краевой администрации, «надувной карающий клинок» на днях разорвался тихо.  Ни в каком провластном краевом издании не возникло сведения о том, что дело № 15900560 и уголовное преследования по признакам преступного деяния , который был предусмотрен ч. 1 ст. 285 УК Россия «Злоупотребление должностными возможностями» закончено, в связи с отсутствием в действиях Гороховой Ольги Егоровны состава уголовного преступного деяния . В постановлении, подписанном следователем по особо принципиальным делам краевого следкома В. В. Кузнецовым, заявлено, что отменяется также ограничительная мера в виде подписки о невыезде в отношении Гороховой О.Е, (которая была избрана еще 01.06 2016 г.). За Гороховой, в согласовании со ст.134 УПК признается право на восстановление. Из-за чего, ей будет разъяснен порядок возмещения ущерба в связи с уголовным преследованием.

С экстазом о государственных служащих пишут изредка. Что объяснимо, — они дают не много причин для радости. По дефлоту в их коррупцию народ свято верует, в порядочность – кое-как. Однако все таки сотрудники правоохранительных органов в собственной работе никак не должны исходить из данного устоявшегося стереотипа. Объективность и непредвзятость — вот главные правила их работы. В эталоне они должны применяться к хоть какому человеку. Не зависимо от кошелька, «подходящих» связей, и регалий тех, кто в поле зрения сотрудников правоохранительных органов попадает.

В случае с Ольгой Гороховой данные правила оказались, как на данный момент стало естественным, неприменимы. Однако когда примерно 7 лет не попросту государственного служащего, а ту, на которой до 2015-го держалась вся краевая пропаганда, так неоправданно «прессуют» по статьям УК, 1-ый вопрос, возникающ?? после происшедшего оправдания: а чей это был заказ? Кто-то «встревоженный» донес же процессуальному комитету о нереальных в действительности «злодействах». Кому был нужен весь данный жёсткий правоохранительный цирк? Разбираемся.

 В 2015-м в южном Краснодарском крае случилась смена властных кругов. Ушедшего рулить российским Министерством сельского хозяйства Александра Ткачева, поменял Вениамин Кондратьев. Все «ткачевские» главы были освобождены от должности еще до голосования, — во время, когда Кондратьев был и.о. регионального руководители. Тех, кто в табели о рангах размещался на высших ступенях – просто освободили от должности. Всего-только слегка поплевав им вослед статьями в краевых средства массовой информации и «колоритными» заметками новых «уполномоченных» владельцев блогов.

«Звучное дело» рассыпало без шума

Вениамин Конратьев

Горохова же занимала ступень пониже. И на ком же еще было «супер-команде» младочиновников не поупражняться в изобличении уходящей чиновничьей «натуры»?          

В конце лета 2015-го все краевые издания, которые приветствуют за выделяемые бюджетом средства взошедшую зарю новой кубанской власти, тщательно освещали разоблачительную «сенсацию».

«Глава департамента средства массовой информации Краснодарского края помещена под арест на двухмесячный срок», — это был самый пользующийся популярностью заголовок статей и телесюжетов тех пор. И отчего-то детали «загадок следствия» протекли бурным потоком в средства массовой информации совсем свободно. 

«Первомайский суд Краснодара выбрал в отношении Ольги Гороховой, до этого занимавшей пост главу департамента печати краевой администрации, ограничительную меру в виде задержания на срок два месяца. Защита госпожи Гороховой просила заключить её под домашний арест, но суд поддержал позицию следствия и оставил задержанную ранее бывший-государственную служащую под арестом. Уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК Россия (мошенничество в особо большом размере) расследуется Процессуальным Управлением Следственного Комитета РФ. Как считают следственные органы, Ольга Горохова воплотила жульническую схему при заключении государственных контрактов на публикацию информационных материалов о работе администрации. В 2014 г. находящийся под руководством Ольгой Гороховой департамент подписал договор с ООО «Газетное издательство «Периодика Кубани», в соответствии с которым издательство должно было выпустить информационные материалы о работе административных органов тиражом более 130 тыс. экземпляров в прессе «Краевая реклама», распространяем?? вместе с районными газетами. Как считают следственные органы, для отчета по реализации государственного контракта был сделан фиктивный тираж размером 200 экземпляров черно-белых газет со сведениями о работе властных структур. При всем этом реально вышедший в свет и распространённый номер газеты «Краевая реклама», контрольные экземпляры которого хранятся в подшивках, содержал коммерческую рекламу. Как считают следственные органы, Ольга Горохова, зная про то, что практически условия договора не выполнены, подписала акты выполненных работ, на основании чего на счет издательства были перечислены 4,5 млн. рублей, которыми участники преступной организации распорядились по собственному усмотрению, нанеся урон краевому казне на обозначенную сумму. В текущее время следствием устанавливается круг других лиц, имеющих отношение к совершению этого преступного деяния ».

Скоро случилось очередное нагнетание. «Посреди октября 2015 года Ольга Горохова стала фигурантом второго уголовного дела о нецелевом тратах финансовых средств казны. Был выявлен факт нецелевого расходования финансовых средств казны. Поэтому открыто уголовно-процессуальное производство по признакам преступного деяния , который был предусмотрен п. «б» ч. 2 ст. 285.1 УК Россия.

Как считают следственные органы, в 2013–2014 гг. с целью реализации гос программы меж департаментом и радиокомпанией заключались договоры о распространении на радио информационных материалов и соц программ о работе администрации и административных органов. Горохова допустила расходование финансовых средств казны, которые были выделены краевым бюджетом на данные мероприятия, подписав акты выполненных работ в полноценном размере. При этом часть оказанных услуг не относилась к предмету договоров и не соответствовала требованиям, которые были предусмотрены в технических заданиях к ним. Общая сумма расходованных не по мотивированному назначению финансовых средств казны составила свыше 31 миллиона рублей. Уголовные дела были объединены в одно создание».

Читая настолько «массивные» обвинения, складывалось ощущение, что совершенно незначительно времени оставалось до выката на лобное место дыбы, и грозного наказания бывшего госслужащего в поучение иным и увеселения публики. Тем паче, что вся сочившаяся в краевые газеты и телевидение сведения были «точной» и конкретной.  Никаких вводных слов типа: «как считают следственные органы… возможно… вероятно… может быть». Краевые средства массовой информации на самом деле, за длительное время до конца следствия уже выносили вердикт: виновата!!! 

Однако это, казалось бы, обычное и явное дело, отчего-то забуксовало.  Уже через несколько недель после задержания Горохову из краснодарского процессуального зиндана №1 перевели под домашний арест.  Потом и совсем перевели под обязательство о невыезде. Однако на уровне административного агитационного накала эти «послабления» никак не отразились. Ознакомленные кубанские репортеры продолжали добиваться скорейшей дыбы.

«Домашний арест с экс-руководители департамента средства массовой информации Кубани Ольги Гороховой снят, она располагается под подпиской о невыезде. Вероятнее всего, следствие заходит в оканчивающую стадию, а поэтому отпала надобность в ограничении перемещения подозреваемой… Большая часть очевидцев по данному делу интенсивно сотрудничает со следственными органами», — сообщили, что верят на неминуемую серьезную кару те кубанские средства массовой информации, что очень калорийно питаются средствами краевого казны.

Единственное, что было неясно: отчего у следствия не появлялось вопросов по той «части очевидцев». Тем паче, в числе этой группы, с энтузиазмом и огромным духовным подъемом содействующей со следственными органами, находились персонажи, которые вроде должны могли быть представлять для служащих кубанского СК куда больший интерес по этой «актуальной теме».

Ведь все бумаги, которые касаются хоть какой печати в типографии «Периодики Кубани» подписывал её руководитель, сам бывший государственный служащий крайадминистрации Павел Беличенко. Его вызывали несколько раз для дачи показаний и… отпустили. Подавляющее количество документов, выходящих из стенок краевой администрации, которые касаются средства массовой информации, подписывали заместители Гороховой, и, прежде всего, Владимир Пригода (на долю Гороховой, в то время приходилось практически 3-4% от всех бумаг, выходящих из стенок департамента). Разъяснение здесь обычное: в то время Сочи готовился принимать Олимпиаду и все ткачевские вицики и главы департаментов, также и Горохова, с мест стройки олимпийских объектов фактически не вылезали. Однако и к основному «подписанту» документов департамента средства массовой информации В. Пригоде вопросов у следствия, почему-либо, не оказалось.

Для населения, хоть незначительно знакомых со специфичностью административной работы либо чертами типографских технологий складывалось ощущение, что сварганенное, очевидно заказное дело, должно рассыпать еще на этапе знакомства с документами.    

 К примеру, твердое обвинение в снабжении краевых средства массовой информации экономными средствами, на уголовку, точно не тянуло. Для возбуждения народного недовольства это, естественно, интересный факт, но для сотрудников правоохранительных органов… нулевой.    

Ведь распорядок денежного сотрудничества власти и средства массовой информации по всем субъектам Российской Федерации, в принципе, схож. Местные либо городские администрации заключают с редакциями контракта об информационном освещении собственной мудрейшей работы. Спорить о полезности этот процедуры можно длительно, но без этих экономных перечислений не выжила бы ни одна районка, и не одно региональное средства массовой информации. В Краснодарском крае краевая администрация так осуществляет сотрудничество с газетами «Кубанские новости», «Свободная Кубань», «Кубань сейчас», с телевизионными каналами и радиостанциями.    И в чем криминал? Учитывая то, что неказистый сегодняшний управляющий края Кондратьев на собственный реклама отстегивает уже экономный млрд!, разговаривать о 31 миллионе для радийщиков вроде как даже неловко. Этих средств радийному коллективу навряд ли даже на заработную плату в полноценном размере хватило. И все же, кубанские мастера следкома отчего-то не свернули с кем-то назначенного для них пути.

Вопросов по иному обвинению — печати 200 экземпляров «левого» тиража еще более. Да, можно представить, что представителей следственных органов СК не учят тонкостям типографского дела. Однако, отчего было не полюбопытствовать у тех же типографских рабочих, что потеют у печатных станков «Периодики Кубани»: «левый тираж» в 200 экз., который вменялся Гороховой, это в принципе хоть как-то может соответствовать правде? 

Индивидуальности печати газет таковы: сначала делаются печатные формы. На железных пластинках вытравливается «негатив» будущей газеты. И эти дорогие пластинки – большая часть цены печати при тираже печати, скажем в 5-10 000 экземпляров. Цена бумаги – незначительная часть общей цены. Дальше. После установки пластинок в печатный станок, идет «подгонка» — большое число бумаги с рулона уходит на раскатку краски, на подбор плотности печати. В «отвал» идет куда больше 200 экз.  И вся эта суета для 200 преступных экземпляров? Печать этих 200 экз. при всем этом занимает секунд 20. И данный «факт» благожелатели из кондратьевской администрации пробовали подсунуть следствию? Не смешите. Ну однако бы обозначили тираж в 10 000.  Еще можно было бы принять за подобие правды.

И в общем данный предъявляемый «криминал» (а речь о «замененной вкладке» во все без исключения районные газеты Краснодарского края), тоже смотрится удивительно. Хоть какой редактор районки, получив, вариант газеты, где заместо бравых отчетов о достижениях власти, какая-то коммерческая реклама, здесь же стал бы звонить в департамент средства массовой информации и интересоваться куда делась обнадеживающе-призывные тексты о неописуемых народных надеждах, которые связаны с краевой властью? 

Подобное чувство, что «создатели-заказчики» этой левой уголовки, подкинув процессуальному комитету «звучное дело», были не так чтобы в ладах ни с логикой, ни с типографской матчастью.

Кто мог быть «создателем» мысли уголовного дела по Гороховой? Очевидно не работники процессуального комитета. Чиновничья «кухня» скрытна. И без слива «точных сведений», или данных, приобретенных другим схожим методом, выяснить где находить достаточно трудно. Так что стоит поглядеть кому было прибыльно убрать Горохову, и кто после нее сел на начавший масштабно жиреть при Кондратьеве агитационный бюджет. Единственный претендент подступает под эти «условия». Тогдашний заместитель Гороховой —  Владимир Пригода. Летом 2015-го он был использован в феерической по собственному размаху, подделкам и поводам поржать предвыборной гонки Кондратьева. Прыткий юный государственный служащий из кожи вон лез, чтоб продемонстрировать какой он молодец. В сентябре 2015-го по прошествии голосования Пригода, данный «луч агитационного света в черном королевстве», был триумфально воздвигнут в директоры департамента средства массовой информации Краснодарского края.

Пригода и при Ткачеве в собственных трудовых устремлениях шагал по головам. Интриган и бандюган – эти два слова полностью достаточны для его полной свойства. Став вождем кондратьевской агитации Пригода, сначала, организовал переток денег на счета «дружеских» компаний. В одной из которых – «ОТР» он и сам являлся совладельцем. При этом, после «напоминания» про то, что государственным служащим в бизнесе принимать участие законом запрещено, из владельцев конторы он вышел (и даже, как ему кажется, сумел зачистить следы собственного участия), но, все же, экономные средства «товарищам» продолжали поступать исправно.

В конечном итоге, оценив, что же это все-таки за гаденыш, Пригоду погнали и из кондратьевской «команды». В прошедшем году данный деятель, попробовал присесть в администрацию Краснодара.  Новый глава города-уголовник Андрей Алексеенко увидел в бывшем сотруднике, хороший потенциал. Однако мэру, в чьей набранной им новой команде высадки начались еще прошедшей в зимнюю пору и не прекращаются до настоящего времени (ну и по самому Алексеенко уголовное дело ведут работники общегосударственного СК), «сделали намек», что Пригоду брать под крыло точно не стоит.

Даже в условиях плутоватой алексеенковской команды Пригода был бы звездой.    

Вот что сейчас кажется необычным в уголовном деле Гороховой. Если работникам краевого процессуального комитета подбросили с Красной, 35 (здание краевой администрации в Краснодаре) очевидно левую «доказательную базу» по Гороховой, то отчего на протяжении всего времени сохранялся интерес к этой тривиальной липе? Кто-то просил не кидать работу? Либо в кубанском СК работают принципные энтузиасты, которые считают, что, если есть задание выявить преступление, то оно будет выявлено, даже если его нет?

В конечном итоге, после первых 4 лет напряженного следствия, в деле Гороховой осталась только публикация о превышении служебных обязаностей (ч. 1 ст. 285 УК Россия). По ней бывшей госслужащей вынесли вердикт 30 июля 2019 года. И куда-то улетучились претензии по 130-тысячному газетному «леваку» — докопалось-таки следствие через годы, что левака-то не было (что мешало это сделать через пару часиков после сообщения?)   

Однако все таки, СК продемонстрировал, что работал вроде бы не напрасно. За злоупотребление должностным положением Горохова все таки была приговорена к 1 году и 6 месяцам заключения условно с испытательным сроком на три года. Однако и здесь «левак» не так чтобы прокатил. В конце лета 2019-го Краснодарский краевой суд отменил ей вердикт.

А 24 января 2020 бывшего руководителя департамента средства массовой информации Кубани Ольгу Горохову освободили от ответственности по амнистии в честь 70-летия Победы. Пресс-центр крайсуда сказала, что её освободили от уголовного наказания и сняли с нее судимость по представлению прокурора на основании пунктов 9 и 12 акта «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы во Второй мировой войне». Амнистия позволяла кубанским сотрудникам правоохранительных органов сохранить лицо. Ну вроде как повинет человек, но так как амнистия – путь радуется, что не сел. Устроила ли такая формулировка саму «виновницу»? Навряд ли.

И вот сейчас процессуальный комитет и совсем прекращает уголовное дело из-за отсутствия состава преступного деяния . И что это было? 7 лет таскали назначенного кем-то виноватым человека по тюрьмам и домашним арестам (здоровье вместе с тем вероятно, просто «расцвело»). 7 лет потели сотрудники следственных органов СК, круглые сутки проводя исследование «бумаги», на исследование которых необходим был максимум день, получая при всем этом заработную плату.

Каковой вывод из этой трагичной истории? Он фактически этот же, как и по всем иным фактам, где основным работающим лицом является глава региона Краснодарского края Кондратьев и его чиновничья свора. Всей этой шатии, глубоко плевать на то, что они могут покалечить чью-то жизнь. Вычеркнутые 7 лет из жизни Ольги Гороховой – очередное тому доказательство. Для решения собственных задач эти деятели не гнушаются ничем. В ход идут ересь, фабрикация «документов», доносы, звонки «необходимым людям». Передавить положение дел к собственной полезности, неописуемые усилия приложить, чтоб все было «, по-моему,», сделать все, чтоб челядь доже при виде руководителя падала ниц, и уж точно не вздумала возражать даже разумеется дурности — вот на что в главном расходуется в Краснодарском крае чиновничий потенциал.

Что на данный момент осуществит Сама Ольга Егоровна? Если её сломали годы борьбы за свое добросовестное имя, вероятнее всего махнет рукою, посчитав, что просто отвертелась. Если она боец, и отважиться на выведение на чистую воду тех, кто организовал против нее уголовное преследование, то думаем узнаем много нового об организации действий ликвидации нежелательных сегодняшней администрацией Краснодарского края. 

«Звучное дело» рассыпало без шума

Роман Трушкин

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»